ИСТОРИЯ РОССИИ
Мультимедиа-учебник
Главная Новости О нас Статьи Форум Анекдоты
Russian History  
Вы находитесь: Главная arrow Статьи arrow Статьи по истории России arrow История становления и развития частного порохового производства на с-з Рос.империи в к.ХIХ-нач.ХХвв
 
История России: XX век
Пользователь

Пароль

Запомнить меня
    Забыли пароль?
История России: XIX век

Rambler's Top100

История становления и развития частного порохового производства на с-з Рос.империи в к.ХIХ-нач.ХХвв
! \r\n\r\nДипломная работа\r\nНа тему:\r\n\r\n\r\n\r\n«К вопросу по истории становления и развития частного промышленного порохового и динамитного производства в Северо-западном экономическом регионе Российской империи в конце XIX – начале ХХ вв.».\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\nВыполнил: \r\nКожевников А.Г.\r\n\r\n\r\n\r\nСанкт-Петербург\r\nЛГУ\r\n\r\n\r\nСодержание\r\n\r\nВведение…………………………………………………………………............с.2\r\n\r\nГлава I. Учреждение Екатерининского порохового завода и его разви-\r\nтие в конце XIX века. …………………………………………………………с.23\r\n§-1. Деятельность Б.И. Виннера в Русском Техническом обществе……….с.23\r\n§-2. Открытие Б. Виннером порохового завода и его устройство………….с.40\r\n§-3. Производство динамита и белого горного пороха на Екатеринин-\r\nском заводе……………………………………………………………………..с.73\r\n\r\nГлава II. Пороховые предприятия Северо-запада в начале XX века…………………………………………………………….……………….с.93 \r\n§-1. Акционирование Екатерининского завода...............................................с.93 \r\n§-2. Динамика развития «Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ»\r\n и «Русского Общества для выделки и продажи порохов» в период \r\n1900 – 1917 гг. ………………………………………………………………....с.98\r\n§-3. Условия работы и быта рабочих и служащих частных порохо-\r\nвых компаний Северо-запада………………………………………………..с.132\r\n\r\nЗаключение…………………………………………………………………..с.203\r\n\r\nИсточники и литература…………………………………………………………………………………с.214\r\n\r\nПриложения………………………………………………………………….с.223\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\nВведение\r\n\r\n Актуальность настоящего исследования заключается, во-первых, в том, что процесс возрождения и бурного развития порохового и динамитного производства в России в конце XIX – начале XX вв. имел большое значение для развития всей отечественной экономики. Однако исследование этой важнейшей отрасли оборонной промышленности дореволюционной России не нашло, на наш взгляд, достаточного освещения в отечественной науке, хотя изучение общих проблем становления капиталистической экономики Российской империи в указанный период невозможно без анализа развития отдельных отраслей производства.\r\n Во-вторых, современная историческая наука большое внимание отводит историческому краеведению. В связи с этим актуальным является обращение к исследованию региональных особенностей развития отечественной порохо-вой промышленности, которые до сих пор исследованы явно недостаточно. Для изучения общих вопросов отечественной оборонной промышленности необходим анализ развития порохового производства в отдельных регионах, который позволит выявить как особенности, так и закономерности тех про-цессов, которые там происходили. На наш взгляд деятельность пороховых компаний Северо-западного региона России конца XIX – начала XX вв. не привлекла достаточного внимания исследователей, хотя это один из важней-ших экономических районов страны.\r\n В-третьих, не смотря на то, что к дореволюционной истории порохового и динамитного производства в России всегда наблюдался определённый интерес, тем не менее внимание исследователей обычно было приковано к истории казённых пороховых предприятий, в связи с чем деятельность частных пороховых заводов в Российской империи конца XIX – начала XX вв. до сих пор по существу изучена слабо. Исследуя процесс основания и развития первой частной пороховой компании в России - Екатериненский завод полковника Б.И. Виннера и другие пороховые заводы Северо-запада в указанный период, мы имеем возможность проследить путь формирования капиталистических отношений во всей оборонной промышленности. Это особенно актуально в наши дни, когда отечественное индивидуальное пред-принимательство только только «поднимает голову». Кроме того, изучение данной темы кажется мне важным, т.к. позволяет осветить некоторые кон-кретные вопросы:\r\n▪ кто стоял у истоков возрождения частного пороходелия в России в 1860-х – 70-х гг.;\r\n▪ как проникал капитал в пороховую промышленность;\r\n▪ каков вклад частных пороховщиков в дело обеспечения обороноспособ-ности нашей страны за период 1877 – 1917 гг. и др.\r\n В-четвёртых, исследование данной темы имеет и моральный аспект, т.к. дореволюционная история развития индивидуального предпринимательства в отечественной пороховой промышленности и, в частности, в Северо-запад-ном регионе Российской империи освещена недостаточно объективно в исто-рической науке. \r\n Хронологические рамки основной части данного исследования охваты-вают период с 1876 г. - с момента учреждения первого частного порохового предприятия России - Екатериненского порохового завода Б.И. Виннера и до конца 1917 г. - начала национализации пороховых компаний Северо-запада.\r\n Географические рамки охватывают территорию практически всей Рос-сийской империи в исследуемый нами период, но наиболее пристальное, особое внимание отводится Северо-западному экономическому региону.\r\n Научная разработанность проблемы. До настоящего времени нет ни одного специального научного исследования в такой постановке проблемы. Тем не менее, в различные периоды истории в нашей стране появлялись книги и брошюры, в которых авторы затрагивали некоторые вопросы, каса-ющиеся истории становления и развития частного порохового производства на Северо-западе России в конце XIX – начале ХХ вв. В историографии можно выделить четыре основных этапа исследования данной проблемы, каждый из которых имеет свои особенности, связанные с процессами, проис-ходившими в стране, но вместе с тем прослеживается преемственность в ис-следовании истории развития российского частного пороходелия, что позво-ляет выделить общие тенденции и проблематику.\r\n Первый - дореволюционный период. Он охватывает время с момента учреждения первого частного порохового завода в России (1876 г.) до рево-люции 1917 г. Уже в конце XIX в. появляются первые публикации, так или иначе затрагивающие вопросы интересующей нас темы. Опубликованная в этот период литература немногочисленна, но довольно разнообразна. \r\n В 1895 г. вышел крупный обобщающий труд Н.Е. Бранденбурга «Очерк пороходелия Древней Руси». Данная работа представляет собой своеобраз-ный «экскурс» в историю отечественного пороходелия в период с конца XIV – до нач. 90-х гг. XIX вв. Значимость этого исследования заключается в том, что автор впервые затронул проблему частного порохового производства в России начиная с XVI в. Однако, охватив огромный хронологический период, он смог осветить лишь общие вопросы данной темы.\r\n Кроме общих работ в этот период появились исследования, посвещённые отдельным предприятиям пороховой промышленности. Истории пороховых заводов, главным образом казённых, начали выходить преимущественно в виде исторических очерков, приуроченных к юбилейным датам. К ним можно отнести: «Столетие Казанского порохового завода», «Историческое описание Охтенского порохового завода» и др. Несмотря на то, что они носят сугубо повествовательный характер и факты преобладают над попыт-кой их осмысления, тем не меннее ценность этих работ для нашего иссле-дования исключительная. Во-первых, они содержат материалы о специфике деятельности крупных казённых пороховых предприятий в разные периоды истории: их технической оснащённости, условиях труда рабочих, ассорти-менте и объёмах выпускаемой продукции (в том числе о поставках пороха в русскую армию), что позволяет провести сравнительный анализ; во-вторых, значительное место в указанных работах уделено описанию процессов модернизации пороховых заводов, имеющих место в середине XIX в. Таким образом мы имеем возможность проанализировать причины и темпы тех новых процессов, которые происходили на казённых пороховых предприя-тиях в период становления в России капиталистических отношений; в-треть-их, в данных «очерках» содержится ценная информация о трудовой и науч-ной деятельности на указанных заводах главного персонажа настоящего исследования - Б.И. Виннера, открывшего в 1876 г. в России первый частный пороховой завод.\r\n Отдельную группу работ, вышедших до 1917 г. составляют исследования отечественных учёных в области пороходелия, в которых так или иначе проскальзывает информация, касающиеся нашей темы. Так, С.А. Броунс обращается к проблеме изучения баллистических свойств ружейных бездым-ных порохов выделки частных компаний: Екатерининского и Шлиссельбург-ского пороховых заводов. Вопросам контроля качества охотничьих порохов на отечественных пороховых предприятиях (в том числе вышеуказанных) - посвещено исследование А.П. Ивашенцова. Проблемы выделки, испытания и транспортировки вновь изобретённых взрывчатых веществ на заводах Северо-запада нашли своё отражение в работах М. Котикова, Р. Лиандера, \r\nГ. Каста и других русских учёных. В 1891 г. вышло исследование горного инженера М.Ф. Митте, посвещённое изобретениям Б.И. Виннера и, в час-ности, новому взрывчатому составу - «белому горному пороху». \r\n Вопросы организации безопасности работ на пороходелательных заводах освещаются в многочисленных работах профессора Артиллерийской акаде-мии А.В. Сапожникова. Он первым обратился к исследованию проблемы несчастных случаев на предприятиях пороховой промышленности. Приводи-мая им статистика взрывов на крупнейших российских и зарубежных заво-дах, позволяет провести сравнительный анализ уровня организации безопас-ности работ на пороходелательных предприятиях с разной формой собствен-ности, а так же выявить динамику несчастных случаев по мере «капитализа-ции» российской военно-химической промышленности.\r\n Особое место в дореволюционной историографи занимает исследование генерала А. Маниковского: «Боевое снабжение русской армии в Мировую войну», в котором автор приводит богатейший статистический материал, ка-сающийся поставок пороха и других боеприпасов государству казёнными и частными пороховыми заводами России (в том числе, расположенными в Пе-тербургской губернии) в период I Мировой войны. В данной работе впервые анализируются причины нехватки современных порохов в годы войны. К со-жалению, автор рассматривает состояние пороховой обеспеченности русской армии в очень узкий временной отрезок : с середины 1914 г. по конец 1916 г.\r\n Наибольший интерес для настоящего исследования представляет вышед-ший в свет в 1910 г. коллективный труд под названием «25-летие Русского общества для выделки и продажи попрохов». Стоит отметить, что данная ра-бота - это единственное дореволюционное исследование, посвещённое исто-рии конкретного частного порохового предприятия Северо-запада – Шлис-сельбургскому пороховому заводу, учреждённому в 1884 году. Богатый фактический материал, представленный в очерке позволяет составить пред-ставление о процессе развития капиталистических отношений в пороховой промышленности Северо-запада в кон. XIX – нач. ХХ вв. Проблема учреж-дения завода, вопросы организационного и технического устройства нашли должное отражение в данной работе, однако минимальное освещение (это характерная черта всех дореволюционных сочинений) получили проблемы условий труда и быта рабочих на частных предприятиях пороховой промыш-ленности.\r\n В целом для дореволюционных работ характерно отсутствие анализа приводимых фактов, которые как правило преобладают над попыткой их ос-мысления, но по этому они и вызывают особый интерес, ибо позволяют делать самостоятельные выводы.\r\n Второй период относится ко времени становления советской государ-ственности и охватывает промежуток с 1918 по кон. 1930-х гг. Он харак-теризуется резким сокращением количества публикаций, касающихся вопро-сов развития частной пороховой промышленности до 1917 г. Такая ситуация была вызвана политической обстановкой в стране. Снижение интереса к дореволюционной социально-экономической истории в целом и тем более к региональному аспекту – общая тенденция этого прериода. И тем неменее в историографии довоенного периода можно выделить два направления:\r\n- к первому относятся исследования, в которых доминирует внимание к об-щим проблемам пороховой промышленности до 1917 г., причём они рас-сматриваются исключительно с позиций официальной идеологии. Уделяя пристальное внимание казённым предприятиям, авторы лишь изредко упоми-нают о деятельности индивидуальных пороходелательных компаний;\r\n- второе направление представлено преимущественно работами дореволюци-онных учёных, привлечённых на службу советской властью. Отредактиро-ванные и переизданные исследования «старых» специалистов носили сугубо научно-практический характер и были призваны помочь строительству национальной пороховой промышленности. Среди них выделим работы Г. Каста, М. Сухаревского и др. \r\n Таким образом, освещение данной темы в трудах 20 – 30-х гг. можно считать явно недостаточными.\r\n Третий период: с конца 40-х гг. и до 1989 г. характеризуется повышением внимания историков к проблеме развития частных промыш-ленных (в том числе и пороховых) педприятий Северо-запада России во второй половине XIX – начале ХХ вв. В этот период исследователями проводится тщатель-ный сбор и дозировка фактов, формулируется основная проблематика воп-роса. В результате появляется комплексное исследование П.М. Лукьянова: «История химических промыслов и химической промышленности до конца XIX века». В данной работе содержится целый ряд ранее неизвестных фактов и статистических сведений, касающихся истории развития частного пороходелия в Российской империи во II пол. XIX в., в том числе и в Северо-западном регионе. Данная монография отличается широтой поставленных задач, объёмом используемого конкретно-фактического материала. Автор уделяет большое внимание технической стороне вопроса: изобретениям, технологическим новациям в области пороходелия, объёмам производства и т.д. Но трактовка некоторых выводов П. Лукьянова сейчас не является одно-значной, это касается такого важного аспекта как, например, суммарный объём производства частных пороховых компаний Северо-запада в конце XIX – ХХ вв. Кроме того, приводимая им статистика взрывов так же вызывает сомнения. Дело в том, что в своей работе П. Лукьянов использовал лишь материалы военно-исторических архивов, что не позволило ему объективно и глубоко осветить проблему, к тому же в своём исследовании он ограни-чивается 1900-м годом, что охватывает лишь часть хронологических рамок нашей темы.\r\n В 1969 году вышла монография А.Я. Авербуха: «Развитие производства порохов и взрывчатых веществ в России», один из разделов которой под-робно освещает научно-технические открытия в области пороходелия, сде-ланные Б.И. Виннером в течение последней трети XIX века. Автор раскры-вает важность этих новаций для отечественной промышленности, но стара-ется не выходить за рамки химико-технологических аспектов своего анализа.\r\n В советской историографии можно выделить только одну работу, всецело посвещённую нашему региону и рассматриваемому периоду в рамках нашей темы. Монография А.П. Горбачёва, изданная в 1977 г. к столетию ФГУП «Сокол» (Екатерининского порохового завода) внесла значительный вклад в изучение истории дореволюционного частного пороходелия на Северо-запа-де России. Эта работа – в целом удачное комплексное исследование деятель-ности предприятия за целый век. Главным её достоинством является мощная источниковедческая база и богатый статистический материал регионального характера. Автор подробно освещает не только техническую сторону дея-тельности предприятия Б.И. Виннера, в его исследовании затронуты и много-численные непроизводственные проблемы частного пороходелия, а именно: вопросы взаимоотношений предпринимателя и контролирующих государст-венных институтов; трудности, связанные с учреждением и регистрацией предприятия; проблема организации безопасности работ на заводе согласно «Правилам» 1876 г. и многие другие. Особое место в своём исследовании А. Горбачёв уделяет социальным вопросам: впервые исследуются условия труда и быта рабочих-пороховщиков, взаимоотношения руководства со своим сот-рудниками и т.п. И тем не менее, данная работа, при всех её достоинствах, имеет значительные недостатки: в ней, во-первых, несоизмеримо мало места уделяется дореволюционной истории Екатерининского завода в сравнении с советским периодом, кроме того практически не освещена деятельность предприятия в 1900 – 1917 гг.; во-вторых, данное исследование в значитель-ной степени идеологизировано – частное пороходелие рассматривается с су-губо классовых позиций, и потому некоторые выводы автора не могут счи-таться объективными; в-третьих, в работе А. Горбачёва обойдены вниманием исследовательские и научные труды Б.И. Виннера, практически не освещена активная деятельность последнего в Русском Техническом обществе и мно-гое другое.\r\n Таким образом историками проделана значительная работа по исследова-нию данной проблемы, но целый ряд вопросов остаётся неизученным. Это, видимо, объясняется тем, что, во-первых, пороховые предприятия в СССР относились к разряду «закрытых» и доступ учёных к документам подобного рода был затруднен; во-вторых, советская историография данного вопроса довольно скудна, т.к. исследователи были нацелены главным образом на изу-чение и «прославление» достижений пороховой промышленности Советско-го Союза, нежели индивидуальных пороховщиков царской России.\r\n Последний, четвёртый этап развития историографии частного поро-ходелия кон. XIX – нач. ХХ вв. можно назвать периодом становления современного общества и обозначить временем с 1991 г. до настоящего момента. Благодаря изменениям, произошедшим в нашей стране, именно в последнее десятилетие ХХ в. появилась возможность объективного и всесто-роннего изучения социально-экономической истории нашего государства в различные периоды. Несмотря на то, что источниковедческая база иссле-дований по истории развития капиталистических отношений в пороховой промышленности дореволюционной России существенно увеличилась, однако разработка данного вопроса осуществлялась в основном «вширь», т.е. за счёт расширения тематики исследования на фоне ослабления (за некото-рым исключением ) интереса к региональному аспекту. В 90-е гг. публику-ются работы, которым свойственен либо фрагментарный подбор материала, либо в них затронуты лишь общие аспекты деятельности частных пороховых заводов до 1917 г. \r\n На этом фоне выгодно выделяется монография Л.В. Забелина, предста-вляющая собой сборник исторических очерков, посвещённых крупнейшим пороховым компаниям Российской империи, в том числе и частным. Данное исследование интересно тем, что в нём автор осуществил комплексный ана-лиз состояния предприятий пороховой промышленности с разной формой собственности: он первым выделил частные пороходелательные предприятия в отдельную группу и попытался выявить закономерности их развития в соответствии со сложившимся конкретно-историческим условиям. К сожа-лению этот труд синтезировал не только богатый фактический материал, накопленный в предыдущие периоды, но отчасти и устаревшие идеологи-ческие и концептуальные подходы. Так, например, некоторые выводы по социальным проблемам российского частного пороходелия заимствуются Л. Забелиным из «Очерка…» А.П. Горбачёва.\r\n Несмотря на наличие в Петербургской губернии крупнейших негосудар-ственных пороховых предприятий Российской империи: Екатерининского и Шлиссельбургского заводов, тем не менее изучение региональных особен-ностей развития индивидуального пороходелия в конце XIX – начале XX вв. не нашло должного отражения в современной отечественной историогра-фии. Это касается и всей страны, и Северо-западной экономической области – важнейшего промышленного региона России. Но, как представляется, именно изучение особенностей развития отдельных отраслей промышлен-ности на основе региональных источников позволяет накопить материал и создать необходимую базу для более широких обобщений. Таким образом, представленное исследование призвано частично восполнить этот пробел в изучении социально-экономической истории Северо-запада России.\r\n Объектом исследования является процесс становления и развития инди-видуального предпринимательства в пороховой промышленности на Северо-западе Российской империи в конце XIX – начале ХХ вв. и происходящие в связи с этим изменения в других отраслях отечественной прмышленности.\r\n Предметом исследования является непосредственно учреждение и деятельность частных пороховых компаний Северо-западного региона, осу-ществляемая в конце XIX – начале ХХ вв.\r\n Цель данной работы заключается в том, чтобы на примере Екатеринен-ского завода Б.И. Виннера и других частных пороховых предприятий Северо-запада России исследовать процесс возрождения, становления и развития частного сектора военно-химической промышленности в кон. XIX - нач. ХХ вв. в нашем регионе.\r\n В соответствии с поставленной целью в исследовании предполагается ре-шить следующие задачи:\r\n▪ выявить объективные и субъективные причины возрождения частного по-роходелия в России в 1870-е гг.;\r\n▪ проанализировать причины, побудившие полковника Виннера учередить собственный пороховой завод (первый в России) именно в Петербургской губернии;\r\n▪ используя архивные и документальные материалы, исследовать устройство Екатериненского и других пороходелательных заводов, выявить динамику развития их материально-технической базы и ассортимента выпускаемой продукции;\r\n▪ проследить процесс изменения производственных и финансовых показа-телей Екатериненского порохового завода за период с 1877 – по 1917 гг., а результаты сопоставить с аналогичными показателями других пороховых компаний Северо-западного региона Российской Империи;\r\n▪ раскрыть специфику этого опасного производства и меры безопастности, предпринимаемые на пороходелательных заводах в рассматриваемый пери-од;\r\n▪ в общих чертах осветить социальный состав и численность служащих, а также условия в которых трудились и жили рабочие компаний Северо-запа-да;\r\n▪ исследовать степень влияния акционирования пороховых предприятий на динамику их дальнейшего экономического развития;\r\n▪ охарактеризовать основные изменения, происходившие в отечественной пороховой промышленности накануне и в годы I Мировой войны, а так же выявить вклад частных пороходелательных компаний Северо-запада в дело обеспечения русской армии порохом и боеприпасами в период с 1914 - по 1917 гг.\r\n Методологической основой исследования являются принципы исто-ризма, научной объективности, системности и междисциплинарного иссле-дования. Принцип историзма позволяет исследовать проблему становления и развития частного прохового производства с учётом особенностей изуча-емого региона и конкретно-исторических условий того времени. Принцип научной объективности и достоверности требует всестороннего изучения используемого фактического материала, проверки и сопоставления мнений и суждений, анализа источников. Принцип системного подхода требует всесто-роннего изучения политической обстановки и экономических условий в дореволюционной России прямо или опосредованно повлиявших на форми-рование и дальнейшее развитие капиталистических отношений в пороховой отрасли промышленности. Междисциплинарный характер исследования даёт возможность использовать методы смежных наук (например, таких как эко-номика, социология, статистика) для анализа проблемы.\r\n Источниковая база исследования определяется спецификой настоящей работы. Наиболее значительной источниковой базой стали опубликованные источники. К ним можно отнести законодательные акты, издаваемые в конце XIX – начале ХХ вв. в виде многочисленных сборников правил и распоря-жений различных правительственных учреждений. Анализ указов, всесто-ронне регламентирующих деятельность частных пороховых заводов, позво-ляет глубже изучить обязательные требования к руководству предприятий, систему организации безопасности работ, разнообразные технико - техноло-гические аспекты производства, транспортировки и хранения пороха, а так же осветить некоторые социальные проблемы частного пороходелия. \r\n Информационно - насыщенными являются исследованные статисти-ческие сборники и справочные издания, опубликованные до 1917 года. Некоторые из них освещают наиболее общие аспекты социально-эконо-мического развития нашего региона: например, проблемы народонаселен-ности и занятости в промышленности, количество предприятий по отраслям \r\nи т.д.; другие - несут в себе более конкретную информацию о деятельности интересующих нас пороходелательных компаний в конце XIX – начале ХХ вв., например, указывают дату основания и адрес предприятия, число сот-рудников, количество складов и магазинов, ассортимент и объёмы выпус-каемой продукции и др. \r\n Следующую группу опубликованных источников составляют опублико-ванные документы. На протяжении своей многолетней деятельности частные пороховые предприятия Северо-западного региона публиковали разнооб-разные материалы, предназначавшиеся для служебного пользования: напри-мер, уставы товариществ и акционерных обществ, проекты правил и рас-поряжений, инструкции, технологические наставления, описания научно-технических открытий и т.п. \r\n К данной группе источников можно так же отнести многочисленные офи-циальные отчёты правительственных и общественных организаций, содер-жащих в себе огромное количество интересных сведений по интересующей нас теме. Ряд «отчётов» посвещены проблеме учреждения и регистрации вновь создаваемых частных пороховых заводов. Технико-технологическая сторона деятельности пороховых предприятий нашего региона в конце XIX – начале ХХ вв. широко освещена в материалах Всероссийских промыш-ленных выставок. Годовые отчёты больничных касс при заводах и различ-ных частных комитетов проливают свет на состояние врачебной и финансо-вой помощи рабочим в пороховой отрасли промышленности Северо-запад-ного региона. Весьма полезными как источники оказались ежегодные отчёты \r\nфабричных инспекторов Санкт-Петербургского округа. Из них мы узнаём, как исполнялись законы, обязывающие владельцев пороходелательных за-водов создавать (строго регламентируемые нормами) необходимые условия труда и быта своих рабочих.\r\n Не менее ценным и интересным источником при разработке данной проб-лемы явилась широко представленная научно-техническая периодика изучае-мого времени. На страницах журнала «Записки Русского Технического об-щества» нашла своё отражение дискуссия по вопросу реформирования оте-чественной пороховой промышленности. Автором в полной мере изучены публикации «Горного журнала», где достаточно широко освещается тема новаций и открытий в области изготовления пороха и взрывчатых веществ. \r\n Важнейшим для настоящего исследования оказалась информация, содер-жащаяся в фундаментальном столичном издании «Вестник финансов, про-мышленности и торговли». В нём приведены подробные ежегодные отчёты о финансовом состоянии всех предприятий Российской империи, в том числе исследуемых в настоящей работе. Статьи бухгалтерских балансов расска-зывают нам не только о производственной деятельности, но и содержат информацию о «социальных» расходах компаний. Это помогло реконстру-ировать процесс экономического и социального развития частного порохо-делия на Северо-западе России. \r\n В конце XIX – начале ХХ вв. в Санкт-Петербурге выходит большое количество различных публикаций, несущих в себе достаточный инфор-мативный потенциал не только по выше упомянутым вопросам, но и по многим другим: например, в ряде специализированных журналов печатались официальные данные объёмов поставок пороховыми заводами Военному и Морскому министерствам, регулярно поднимались проблемы несчастных случаев при выделке пороха, низкой заработной платы сотрудников порохо-делательных мастерских и т.д. \r\n В исследовании особое место занимает изучение архивных материалов. Наиболее широко представлены источники, хранящиеся в Российском Гос-ударственном Историческом Архиве (далее РГИА). В работе были иссле-дованы и задействованы данные семи фондов. Основной корпус источников здесь составляют материалы Департамента торговли и мануфактур Минис-терства финансов (ф. 20), Министерства торговли и промышленности (ф. 23), Горного департамента Министерства торговли и промышленности (ф. 37), Петербургской конторы Государственного банка (ф. 588). С помощью этих и других фондов были рассмотрены и в работе использованы: многочисленные приказы и распоряжения высокопоставленных чиновников упомянутых министерств, имеющих непосредственное отношение к деятельности индиви-дуальных предприятий пороховой промышленности, записки известных по-литических деятелей по вопросу реформирования военно-химической про-мышленности, переписка Б.И. Виннера и других владельцев компаний с Петербургским губернатором, управляющим Госбанка и т.п. Они имеют осо-бое значение для более глубокого исследования возрождения в России част-ного пороходелия и детальной реконструкции процесса учреждения, произ-водственной и финансовой деятельности первых индивидуальных пороховых предприятий на Северо-западе России в исследуемый период. \r\n Среди документов личного происхождения РГИА, не составляющих отдельного фонда (ф. 1101) важное значение для настоящей работы имеют подготовительные материалы и рукописные труды Б.И. Виннера. \r\n Не менее содержательными в архивной группе источников оказались документы, хранящиеся в Государственном Военно-Историческом Архиве. Автором использованы материалы, отложившиеся в фондах Главного артиллерийского управления: 1844 – 1952 гг. (ф. 504) и Штаба верховного главнокомандующего (Ставка): 1914 – 1918 гг. (ф. 2003). Эти источники не-сут в себе информацию о тесном взаимодействии частных поро-ходелательных компаний Северо-запада с различными Военными ведом-ствами в конце XIX – начале ХХ вв., в том числе в годы первой мировой войны. \r\n Важнейшие документы, относящиеся непосредственно к дореволюцион-ной деятельности Екатерининского и Шлиссельбургского пороховых заво-дов, содержатся в Ленинградском Областном Государственном Архиве. В работе задействованы материалы только одного фонда (№ 256) Строи-тельного отделения Петербургского губернского правления: 1864 – 1917 гг. Отчёты правления, являющегося одним из главных кураторов частного поро-ходелия в регионе, содержат богатую информацию о повседневной деятель-ности исследуемых нами предприятий: развитии их материально-техничес-кой базы, объёмах выпускаемой продукции, взаимоотношениях между руководством компаний и рабочими, о ходе исполнения указов и распоря-жений вышестоящих инстанций и многом другом.\r\n Научная новизна настоящей работы заключается в том, что на основе изучения новых архивных материалов впервые проводится комплексное ис-следование процесса становления и развития частного пороходелия на Северо-западе России в период кон. XIX – нач. ХХ вв.\r\n В ходе работы впервые: было изучено положение рабочих на частных по-роховых заводах Северо-запада в указанный период; показаны особенности и закономерности развития исследуемых предприятий в контексте общего эко-номического развития страны; выявлены и систематизированы статисти-ческие сведения по численности пороховых заводов в Европейской части России и количестве рабочих занятых на этих предприятиях. Составлена био-графия одного из активнейших участников преобразований - Б.И. Виннера. \r\n Практическая значимость настоящего исследования, во-первых, состоит в постановке новых (теоретико-методологических) проблем изучения отдель-ных аспектов развития капиталистических отношений в российской порохо-вой промышленности в конце XIX – начале XX вв.; во-вторых, определяется возможностью использовать материалы и выводы исследования в ходе даль-нейшего изучения социально-экономической истории Северо-Запада России; в-третьих, содержащиеся в работе положения могут иметь прикладное зна-чение в деятельности краеведческих музеев, а так же быть использованы в образовательном процессе при подготовке специальных курсов.\r\n Структура работы построена на основании проблемно-хронологи-ческого принципа. Работа состоит из трёх глав, введения, заключения, при-ложения, списка источников и литературы. \r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\nГлава I. Учреждение Екатерининского порохового завода и его развитие в последней четверти XIX века.\r\n\r\n§-1. Деятельность Б.И. Виннера в Русском Техническом обществе.\r\n\r\n Если мы посмотрим на историю отечественного пороходелия, то сможем отметить следующее: с момента своего практического применения порох существенным образом повлиял на ход исторического развития нашего госу-дарства - заменив в многочисленных войнах ручное оружие на огнестрельное и артиллерийское. Уже с конца XIV века русским дружинам успешно уда-валось отражать внешние угрозы, в том числе и благодаря применению пороховых зарядов. Это подтверждают изыскания Н.М. Карамзина, а также исследования профессора Н.Е. Бранденбурга, который в своем труде «500 лет русской артиллерии» приводит факт «первого большого пожара в Москве вследствие неаккуратной выделки пороха» около 1400 г. \r\n В средневековой России производством пороха занимались кустари-ре-месленники. Каждый из них держал собственный секрет производства, исходя из накопленного опыта. Однако в целом выделка пороха осущест-влялась довольно примитивным способом, поэтому качество такого пороха было невысоким. Тем не менее, Пушкарский приказ регулярно закупал «кус-тарный» порох и только к середине XVII в. при Дворе стали осознавать необ-ходимость установления государственного контроля за его производством с целью унификации состава и качества закупаемого пороха. Именно в это время правительством предпринимается попытка учреждения двух казённых пороховых мануфактур на реке Яузе в Москве. Однако уже «в 1675 году верхняя мануфактура передаётся в частные руки, а нижнюю постигает та же \r\n\r\nучасть в 1704 г.». Ряд исследователей объясняют это тем, что государству было выгодно, чтобы порох производился не на казенных предприятиях, в связи с тем, что такая выделка требовала больших капиталовложений. Именно соображения экономической выгоды для государства (частные владельцы облагались высокими пошлинами) предопределили «отказ» пра-вительства от финансирования казённых пороховых производств. Таким образом «к началу XVIII века вся пороховая промышленность России нахо-дилась в частных руках». Это подтверждают и данные К. Каменева, кото-рый утверждает, что в начале XVIII века в России было около двух десятков частных пороховых мануфактур и их мощности были созданы с избытком для мирного времени, а между заводами существовала серьёзная конкурен-ция. Тем не менее, Пётр I принимает решение строить близ Петербурга два казенных пороховых завода: Охтинский и Петербургский. Они вошли в строй уже в первой четверти XVIII в. Производство на них было строго регламен-тировано, выработанный порох проходил строгие испытания. Но это вовсе не значит, что частные пороховые предприятия прекратили свою работу. Вопреки распространённому мнению стоит отметить, что порох частных компаний широко закупался казной как в период Северной войны, так и на протяжении всего восемнадцатого века.\r\n Работа частных пороходелов регулировалась нарядами, которые выда-вались правительством в соответствии со специальными указами. Так, по данным Л.В. Забелина, нарядами частных заводов за 1707 г. (то есть за 1 год) в казённые ведомства поступило порохов 20.000 пудов, а в 1710 г. – 17.000 пудов… Трудно оценить потребности России в порохе начала XVIII в. главным образом из-за отсутствия статистики, однако порядок цифр в количестве поставок пороха казне вполне внушителен, даже по меркам XIX века. Если верить В.М. Лебедеву, то запросы русской артиллерии на 1708 г. составляли максимально 30 - 35 тысяч пудов пороха, что было вполне по силам частным компаниям.\r\n Во второй половине XVIII в. казна продолжает очень выгодно выдавать наряды заводчикам пороха. Несмотря на то, что в конце XVIII в. были построены несколько крупных казённых пороховых заводов (например, Казанский и Шостенский) - порох частных заводов обходился казне гораздо дешевле. В 1812 г. частные пороходелы исправно выполняют заказы русской армиии, да так успешно, что уже через год после Отечественной войны пра-вительство позволяет себе, без ущерба для собственных запасов, продавать за границу, в часности, Пруссии, довольно крупные партии пороха. \r\n В 1826 г. Правительство принимает решение: «запретить выделку пороха частным лицам». Таким образом устанавливается монополия государства на пороходелие, сделав данный вид производства исключительной прерогати-вой казны.\r\n Однако не прошло и двадцати лет, как очередная война показала, что трех казенных пороховых заводов далеко недостаточно для снабжения порохом всей русской армии. В условиях затяжной Крымской войны заводы пред-приняли экстренные меры по увеличению производительности пороха, но вырулить ситуацию не удалось. К тому же увеличение выделки пороха привело к ухудшению его качества.\r\n Последняя треть XIX в. - период бурного развития капитализма в Рос¬сии, \r\n\r\nвзывающий к жизни частный способ производства пороха. Индивидуальные предприниматели всеми силами стремятся повлиять на реше¬ние правитель-ства по открытию частных пороховых производств. Уже с 1860-х гг. частный капитал, в том числе и иностранный, приближается к то¬му, чтобы проникнуть в ослабленную после Крымской войны российскую военную про¬мышленность. В сложившихся условиях правительство вынуждено взять курс на пересмотр «порохового закона» пятидесятилетней давности.\r\nОдним из первых проводников идеи возрождения частного пороходелия в России выступил представитель нарождающегося класса капиталистических собственников петербургский дворянин, полковник ар-тиллерии - Борис Ива-нович Виннер. Он был не только крупным специалистом в области артил-лерии, но и известным (в научных кругах) учёным-химиком. В этом человеке гармонично сочетались громадные знания порохового дела, глубокое чувство патриотизма и стремление к свободной предпринимательской деятельности.\r\nБорис Иванович Виннер родился в 1831 году в семье русского офицера, его предками были выходцы из Германии. Борис ещё в детстве полюбил военное дело, а в гимназии увлёкся химией и российской историей. Окончив Петер¬бургское артиллерийское училище, Виннер продолжил военную карь-еру в одном из полков столичного гарнизона. В 1853 - 1855 гг. Б. Виннер участ¬вует в боевых действиях на фронтах Крымской войны. Вернувшись домой, он «поступает в Санкт-Петербургскую Михайловскую артиллерий-скую ака¬демию, которую блестяще оканчивает в 1858 году». \r\nВ конце 1850-х гг., учитывая плохое пороховое снабжение во время вой-ны, правительство направляет лучших выпускников артиллерийской акаде-мии на казённые пороховые предприятия с целью подготовки их реконструк¬ции. Так Б.И. Виннер сначала оказывается на Петербургском капсульном за¬воде в качестве технолога-консультанта. А несколько позже работает на казенных Охтинском и Казанском пороховых заводах. В 1860 году Виннер входит в состав комиссии по подготовке реконструкции Охтинского завода. Его обновление было необходимо и по соображениям экономической эффек¬тивности, и в плане соблюдения безопасности работ. Дело в том, что в усло¬виях большой потребности в порохе, казенные заводы во время войны увели¬чили свою производительность в три раза, однако такая большая нагрузка на производственные мощности быстро исчерпала амортизационный лимит материально-технической базы предприятий. «Об этом говорит статис¬тика взрывов на производстве: за 1850-е гг. произошло 28 несчастных случая. Са-мый сильный взрыв на Охтинском заводе произошел в 1858 г., когда погибло 45 человек и было разрушено половина сооружений завода». Восстановле-ние длилось три года: с 1861 по 1864 гг. Виннер направляет от¬чёт в государственную комиссию со своими соображениями по решению вопросов безопасности и усовершенствования производства на Охтинском пороховом заводе. Его письмо не осталось без внимания, и в конце 1864 г. правительство утверждает проект Б.И. Виннера по реконструкции завода, а также было решено внедрить в производство новые технологические раз¬работки, предложенные специалистами (в том числе Б. Виннером). Кроме того, он разработал новую систему безопасного расположения производст-венных зданий, - эти требования по существу положили начало созда¬нию в российской пороховой промышленности «Правил устройства заводов».\r\nВ 1861 г. Б. Виннер отправляется за границу, где в течение трёх лет под-робно изучает пороховое производство в Бельгии, Франции и Германии. К концу 60-х гг. XIX в. Б.И. Виннер накопил громадный опыт в области изго-товления, хранения и транспортировки порохов как в России, так и за рубе-жом. Поэтому совсем не случайно, что в 1869 г. Правительство поручает \r\n\r\nименно полковнику Винеру возглавить комиссию по реконструкции старей-шего в России казенного порохового предприятия - Казанского завода. Ре-конструкция началась в 1870 году с учетом новейших научно-технических разработок. К наиболее важным нововведениям Л. Забелин отнёс следую-щие: освоение операции полировки пороха, внедрение двукратной мешки пороха, строительство новых зданий в «обвалованном виде», существенные изменения в порядке испытания порохов и многое другое. При деятельном участии Б. Виннера на Казанском заводе устанавливают 35-сильную паро-вую машину, гидравлические пресса, вводится новейшая «бегунная» техно-логия, что координально повысило эффективность пороховой выработки. \r\nПомимо активной практической деятельности, полковник Виннер много внимания уделяет теоретическому осмыслению состояния пороховой про-мышленности в России после Крымской войны, что отразилось в его иссле-довательских работах. В 1868 г. Б.И. Виннер начинает работу над «Очерком состояния порохового производства в России». Датировать «Очерк» позво-ляют первые строки из введения, где автор называет Крымскую войну от-правной точкой своего исследования: «Прошло уже 12 лет со времени окончания Восточной войны, войны ставшей эпохой для совершенствования всех отраслей военного дела в России». В своем исследовании Виннер под¬- нимает важнейшие военно-политические и экономические вопросы, связан-ные с обеспечением обороноспособности страны, — вот что заботит в первую очередь боевого офицера и большого специалиста в области пороходелия. Виннер пытается заглянуть в прошлое, разобраться в нём и ответить на соб¬ственные вопросы: «...Что было с пороховой промыш-ленностью в России до войны? Почему появилась нехватка пороха? Могла ли быть снабжена рус¬ская армия порохом в достаточном количестве и при-том с наименьшими рас¬ходами?». С точки зрения экономической эффек-тивности, Б.И. Виннер ставит себе целью рассмотреть пороховое произ-водство как «фабричное дело»: «Возможно ли производить большое ко-личество пороха уменьшив расходы на выделку без вреда для его ка-чества?». \r\nИзучение «Очерка» полковника Б. Виннера значимо для нас тем, что даёт возможность взглянуть на исследуемую нами проблему глазами современни-ка и авторитетного специалиста-пороходела.\r\nПосле Крымской войны, поднятые Винером вопросы были чрезвычайно актуальны, т.к. всем, в том числе и правительству, стало совершенно оче-видно, что казённые предприятия уже не в состоянии обеспечить армию порохом, ни в количественном, ни в качественном отношении. Б.И. Виннер отмечает, что радикальное увеличение производственных нарядов, какое наб¬людалось во время войны, сильно снизило качество выпускаемого пороха. Многочисленные случаи выявления бракованного пороха на передовой пол¬ковник наблюдал лично. Главной бедой, выделанного на скорую ру¬ку пороха, Виннер видит «в его разнообразии, которое оказывает вредное воздействие при стрельбе во время боя на орудие». Виннер, как артиллерист, предъявляет следующие требования к готовому пороху:\r\n«- однообразие, чтобы сообщать снарядам возможно большую начальную скорость и оказывать на орудие наименьшее разрушительное воздействие;\r\n- порох должен хорошо выдерживать перевозку и не изменять свойств под воздействием сырости; \r\n- компоненты пороха должны быть хорошо измельчены и смешаны...». \r\n Далее Б. Виннер рассматривает следующий вопрос: почему казна не соз-дала необходимых стратегических запасов пороха на случай войны? Здесь он вынужден признать финансовые и дипломатические просчёты пра-вительства. «Одной из ошибок нашего правительства, - пишет Виннер, - я вижу небреж-ное расходование денег на военные нужды.., а причиной нехватки пороха является его высокая себестоимость». Выходом из сложившейся ситуации Виннер видит в возрождении частного порохового производства в России, которое, во-первых, наполнит рынок качественным порохом, во-вторых, усилит конкуренцию среди производителей, что приведёт к снижению цены на выпускаемый продукт, в-третьих, избавит от необходимости держать лишние запасы пороха.\r\nВиннер отмечает сложную ситуацию, в которой оказалось российское пра¬вительство в конце 1850-х гг.: с одной стороны государство не имеет возмож¬ности строить дополнительные казённые пороховые заводы (в добавок к уже имеющимся трём, но не справляющимися с нарядами), с другой стороны - нет финансовых средств на содержание огромного порохового запаса на слу¬чай войны. Как мы видим правительство пошло по третьему пути, сделало ставку на реконструкцию старых казённых пороховых заводов.\r\n«Однако, - пишет Виннер, - нерешённой остаётся ещё одна важная проб-лема.., российские заводы производят очень дорогой порох. В чём же причина его дороговизны?». Всё дело в слаборазвитости разработок место¬рождений основных сырьевых компонентов пороха в Российской империи, и устаревших технологиях. А на риторический вопрос «что же делать?», Вин¬нер отвечает:\r\n- изыскивать возможность добывать сырьё для пороха внутри России;\r\n- повышать экономическую эффективность пороховых предприятий путём\r\nширокого внедрения в производство научных открытий.\r\nТак, по расчётам Виннера, применение метода капитана Шиловича принесёт казне огромные сбережения. Он предполагает обработку селитры не огнём, как раньше, а водяным паром. Если же использовать новый способ хранения селитры не в бочках, а в виде спрессованных плиток, - экономия составит 8 коп. с пуда, т.е. на 20 тыс. пудов выгода около 1600 рублей. При всём при этом Б. Виннер предлагает широкое внедрение паровых машин на пороховых предприятиях, по подобию экспериментального парового двигателя, успешно прошедшего испытания на Казанском заводе. В качестве аргументов в поль¬зу паровой тяги, Виннер приводит следующие соображения: «...ни люди, ни лошади, в отличие от пара, не достигают необходимого равномерного хода механизмов смешивающего станка.., расходы на содержание рабочего скота большие, в то время как стоимость паровых машин в последнее время упа¬ла...». Почему же раньше их не применяли в пороходелии? Б. Виннер назы-вает главный недостаток паровых двигателей - опасность, представляю¬щаяся ввиду близости огня, необходимого для нагрева котла. Если же делать длин-ные паровые трубы от котлов к машинам, то потеря пара будет исключи-тельная. «Однако сейчас этот вопрос разрешил «новый способ» инженера Гирно, который сократил потерю в полезной работе до 2,5 %» . Согласно расчётам Б. Виннера, ежегодные сбережения для каждого порохово¬го завода, применяющего паровой двигатель, должны составить 10 тыс. руб¬лей, - таким образом эффективность двигателей в пороходелии, для Б. Вин¬нера, совер-шенно очевидна: «вся фабричная деятельность нашего века, осно-ванная на употреблении пара как рабочей силы дала утвердительный ответ». \r\nЧерез весь «Очерк» красной нитью тянется идея-мечта полковника: пост-роить собственный пороховой завод, который, работая 15 часов в сутки, где все операции будут осуществляться паровой машиной, поднимет ежегодную производительность пороха до 40 тыс. пудов. Это дос¬таточно высокий пока-затель. Вот цифры для сравнения: Казанский завод вы¬пустил за 1854 г. - 42 тыс. пудов пороха при круглосуточной работе. \r\nКроме того, Виннер планирует внедрить на своём заводе целый комплекс новаций: заменить бегунный способ производства пороха бочечным, отка¬заться от валькового прессования в пользу нового метода инж. Кульвеца и т.п. Многочисленные взрывы на казённых пороховых предприятиях заста¬вили Виннера уделить большое внимание вопросам безопасности, этому пос-вещен отдельный параграф «Очерка».\r\n Огромное значение Б. Виннер придаёт исследованию экономической сос-тавляющей пороходелия в России. Дело в том, что Виннер, проживая за ру-бежом несколько лет, имел возможность всесторонне сравнить эффек-тивность деятельности иностранных и отечественных пороховых заводов. В главе «Заводское хозяйство» он приводит такие данные: «Средняя цена на порох российских казённых заводов (в 1862 г.) равнялась 16 р. 82 к., тогда как цена на порох частных заводов Германии и Бельгии не превышала 5 р. 50 к. за пуд». Отсюда видна трёхкратная разница в цене в пользу частных за¬граничных заводов. Откуда такая разница? Б. Виннер считает, что этому нес¬колько причин: во-первых, иностранные заводы работают 9 месяцев в году, а не 7, как наши, во-вторых, заграничные предприятия имеют значительно меньший штат рабочих и служащих. Так, «для выделки 100 тыс. пудов по¬роха у нас потребуется в 12 раз больше рабочих, чем за границей, - пишет Б. Виннер, - необходимо также сокращать управление - этот недостаток присущь всем нашим техническим учреждениям...». \r\n Подводя итог главы, он делает вывод, что главное преимущество западных заводов перед нашими отечественными в том, что у них рабочие вольнонаемные, а у нас обязатель¬ные солдаты и «чтобы наша про-мышленность развивалась сообразно време¬ни необходимо не устраивать новые казённые заводы, что потребует огром¬ных государственных затрат, а разрешить частным предпринимателям от¬крывать пороховые заводы на собственные средства, наподобие загранич¬ных». \r\nБ.И. Виннер, гипотетически предполагая, что правительство всё же раз-решит в скором будущем учреждение частных пороховых предприятий, пы-тается заглянуть в будущее отечественного пороходелия и в конце своего исследо¬вания задаётся справедливым вопросом: найдёт ли сбыт порох многочис¬ленных частных заводов? Для Б.И. Виннера ответ очевиден: «...конечно найдёт, т.к. спрос на порох в России повышается с каждым годом, растут горные промыслы, строятся железные дороги, но самый большой спрос у нас на охотничий порох». Виннер, по поводу охотничьего пороха отмечает, что его покупка сопряжена в России с большими трудностями, следствием чего стало появление «чёрного рынка»: «Правила продажи пороха частным ли¬цам от 1830 г. очень обременительны, растут тайные продажи, цены на порох поднялись...». Необходимо принять новые правила продажи пороха, «тогда рынок пороховой у нас в России быстро разрастётся уже в первые пять лет и вероятно скоро достигнет 200 тыс. пудов в год, а если к этому добавить 100 тыс. пудов пороха казённого, то получим 300 тыс. пудов». Такая про¬изводительность превысит вдвое нормальную производительность отечест¬венных казённых пороховых заводов.\r\nС конца 1860-х гг. полковник Б.И. Виннер почётный член Русского Тех-нического общества. В это время Р.Т.о. становится главным проводником идеи отмены монополии государства на пороходелие в России. Именно вок-руг Р.Т.о. консолидируется передовая отечественная военная, политическая и научная элита, разделяющая эту идею.\r\n Хорошо зная состояние пороховых казённых заводов, большую потреб-ность в порохе армии, вызванную ухудшением внешнеполитической обста-новки, а также быстрым развитием горнодобывающей промышленности, так¬же нуждающейся в порохе, полковник Б.И. Виннер на основе этих матери-алов и собственного анализа в январе 1871 г. выступает с обширным док-ладом в Русском Техническом обществе на тему: «О частном пороходелии в техническом, финансовом и торговом отношении». В своём докладе Виннер поднимает главные вопросы, уже рассматриваемые им в собственном «Очер¬ке состояния порохового производства», и дополненные новыми исследова¬ниями. Бурное обсуждение доклада Виннера проходило на заседаниях Р.Т.о. 9 и 16 января под председательством П.А. Кочубея и затронуло следующие вопросы: \r\n1. О дозволении учреждать в России частные пороховые компании;\r\n2. О необходимости изменения существующих правил продажи пороха.\r\nВиннер высказал мнение о катастрофическом положении дел в русской ар-¬\r\nмии с точки зрения её оснащённости порохом и это в то время, когда «ши¬-\r\nрочайшее употребление получили орудия огромного калибра, скоро-стрельные винтовки.., необходимость строительства горных дорог и туннелей, развитие деятельности рудников - всё это обуславливает огромный спрос на порох, несоразмерный с деятельностью трёх существующих в России казён¬ных заводов». \r\n Полковник Виннер в своём докладе доказывает, что было большой ошиб¬кой правительства запретить частное пороходелие в России, которое «су-ществовало всегда». И утверждение, что при Петре I порох в русскую ар-мию поставляли только казённые заводы - не более чем миф. Сохранилось немало свидетельств закупок армейским командованием пороха у частных производителей. Так, «по указу князя Ромодановского, - заявляет Виннер, -казна держала в начале XVIII в. запасов пороха около 25 тыс. пудов. Этого оказалось мало и в 1708 г. Пётр просит поставку в 20 тыс. пудов у одного из частных уговорщиков». «В 1712 г. голландский предприниматель де-Ам-стель устроил в России пороховую мануфактуру на 10 тыс. пудов в год», а ведь были и другие, например, «завод Меера и завод Клюева», активно поставлявшие порох государству. Таким образом, казна опиралась на «уго-ворщиков» наравне, а может и больше, чем на государственные Ману-фактуры. И порядок этот, заведённый Петром, продолжился и при его пре-емниках. «В 1754 г. вы¬шло новое Положение, согласно которому частные по-роходелы обязывались ставить государству 18 тыс. пудов пороха ежегодно по твердым ценам, тогда как казённые всего 8 тыс. пудов». \r\nСитуация несколько начала меняться при Екатерине II, когда были устро-ены Казанский и Шостенский казённые пороховые заводы, с этого момента частные производители сокращают свою деятельность. Б.Виннер называет два пороховых завода: Губина и Беренса, которые стабильно продавали казне по 8 тыс. пудов пороха ежегодно вплоть до 1826 г. Стоит отметить, что порох частных заводов обходился казне, согласно данным 1797 г., на 18 % дешевле казённого. И это с учётом одинаково строгих правил испытания качества пороха для всех предприятий.\r\nКак известно правительство закрывает последние частные пороховые заводы в 1826 г. По мнению Виннера этот шаг был вреден в первую очередь для обороноспособности страны, «уже во время русско-турецкой компании 1828 г. у нас был заметен некоторый недостаток в порохе». А «Восточная война» доказала полную несостоятельность отечественной казённой поро-ховой промышленности. Из всего вышесказанного Б. Виннер делает вывод, который излагает в своём докладе Р. Т. обществу 16 января 1871 г.: «Если мы желаем, чтобы не повторилось затруднений последней войны необходимо возродить частное пороходелие в России, - это принесло бы громадную пользу нашему государству и обществу». \r\nИ, продолжая тему, Виннер обосновывает выгоду появления в России мно¬жества частных пороховых компаний, ссылаясь на нашу историю и европей¬ский опыт, где производство пороха - есть мелкое частное производство, например, «в Пруссии имеется два казённых пороховых предприятия, в Англии всего одно. В Швеции, США, Бельгии и др. - только частные». По мнению Виннера:\r\n- при устройстве частных заводов казна ничего не затрачивает, тогда как пос¬-\r\nтупления в казну увеличиваются;\r\n- если повсеместно в России появятся мелкие производства, то расходы на\r\nперевозку пороха сократятся, по сравнению с нынешними, и каждая мест-¬\r\nность будет снабжена порохом ближайшего завода;\r\n- производство пороха на крупном казенном предприятии дело дорогое, над¬-\r\nзор за такими заводами экономически невыгоден, не говоря уже про эваку-¬\r\nацию в случае войны (например, огромных затрат потребовала эвакуация Ох-\r\nтенского завода в 1854 г.);\r\n- появится конкуренция между производителями; выделка пороха на частных\r\nзаводах будет обходиться гораздо дешевле нынешней, соответственно цена\r\nна готовый продукт снизится, что сделает порох доступнее для потребителя;\r\n- российское правительство освободится от многочисленных затрат, связан¬-\r\nных закупкой и хранением пороха;\r\n- необходимо доверить производство пороха тем людям, которые видят в\r\nэтом деле своё призвание, проявится «забота предпринимателей о своём ин-¬\r\nтересе...».\r\nПо мнению Б. Виннера, потребление пороха в ближайшем будущем вырас-тет в несколько раз, поэтому порох многочисленных частных компаний обя-за¬тельно найдёт сбыт. Промышленный и строительный бум, проявляющийся с конца 1860-х гг., предъявляет огромный спрос на порох в России.\r\nВ журнале заседаний комиссии при Русском Техническом обществе нахо-дим отчёт о докладах Б.И. Виннера от 19 февраля и 5 марта 1871 г. на тему: «О нынешнем состоянии торговли порохом в России», в которых Виннер доказывает необходимость комплексного изменения порохового законода-тельства. Правительство, разрешая учреждение частных пороховых заводов,\r\nобязано также разработать новые «Правила продажи пороха частным лицам», потому что эти сферы взаимосвязаны. Б. Виннер считает, что не-обходимо, во-первых, законодательно разрешить свободную продажу пороха частным ли¬цам, чтобы не стеснять излишними формальностями покупателя. И приводит в пример Францию, где вроде бы государство также как в России является мо¬нополистом в продаже пороха. Однако там более совершенное торговое за¬конодательство: во Франции продаётся частным лицам 272 тыс. пудов поро¬ха в год, тогда как в России в 9 раз меньше - всего 36 тыс. пудов. Во-вто¬рых, предоставить право свободной торговли порохом частным производи¬телям, которые до 1826 г. могли сбывать выделанный порох только через каз¬ну. Благодаря монополии на торговлю, государство намеренно поддержи¬вало высокие цены на порох, что ложилось огромным бременем как на охот¬ников, так и на горнопромышленников. «Для промышленников цена в 19 р. 75 к. за пуд составляет уже расчёт немаловажный, ведущий к дурным послед¬ствиям, - докладывает Б. Виннер, - возможен даже отказ горнодобытчиков от некоторых рудничных работ, требующих много пороха». \r\nПолковник Б.И. Виннер много внимания уделяет изучению месторожде-ний и добыче основного сырья для пороха на территории Российской импе-рии - серы и селитры, с целью «освобождения их от импорта», что имело важное значение, т.к. последние завозились к нам из-за границы. Впервые вопрос о селитренном производстве в России был поднят Виннером ещё в 1867 г., когда вышла его работа «Записка о значении селитренного промысла в России». В 1871 г. и 1873 г. Б. Виннер делает два доклада в Русском Техническом обществе на тему: «О сере и селитре». По его мнению, «сейчас производить селитру у нас дорого и несвоевременно», но коль скоро вся селитра является привозной, Виннер предлагает оптимальное решение этого вопроса, которое позволит обеспечить все пороховые заводы этим сырьём в случае прекращения всяких его поставок, а именно: «..заготовить за счёт казны достаточные запасы селитры по возможно дешёвой цене. Расход этот разложить на всех одинаково, ибо он имеет целью обеспечить государство от внешних нападений...». \r\nЧто же касается серы, то её месторождений в России достаточно, чтобы отказаться от закупок дорогой сицилийской серы. По мнению Б. Виннера, необходимо начать её добычу на Кавказе и Урале силами частных горнопро-мышленников, которые уже обратились к Наместнику Кавказа с просьбой разрешить разработку новых месторождений серы. И чем скорее они получат утвердительный ответ, тем лучше для отечественной промышленности. «Своя сера в скором времени станет дешевле сицилийской, кроме того нам не придётся держать больших запасов на случай войны или платить высокую цену, если закроют гавани». \r\nРезультатом активной деятельности Б.И. Виннера в Русском Техническом обществе стало учреждение специальной Комиссии, которая признала необ-ходимым ходатайствовать о «разрешении частным лицам изготовления и продажу пороха при соблюдении в точности правил, имеющих быть составленных дел сего Правительством». \r\nТаким образом, старания Виннера на благо отечественного пороходелия не пропали даром. В Правительство поступили материалы вышеупомянутой комиссии. Одновременно был поднят вопрос об изменении «Правил продажи пороха» на территории Российской империи. Разработка новых законопро¬ектов была поручена «Комиссии Военно-учёного комитета при Главном Артиллерийском управлении». Эта работа проходила под личным Конт¬ролем военного министра Д. Милютина, который с самого начала поддер¬живал начинания Б. Виннера, признав, «что будет полезно вновь допустить частное пороходелие в России». \r\nДеятельность Русского Технического общества, желание многих частных предпринимателей наладить пороховое производство, общий промышлен-ный подъём в России, а также обвинения в адрес государственных заводов, по-существу не обеспечивших интересов армии в порохе во время Крымской войны - всё это существенным образом повлияло на правительство, которое внесло долгожданные коррективы в пороховое законодательство. Указ о разрешении частного пороходелия в России вступил в силу уже 3 июня 1876 года.\r\n \r\n§-2. Открытие Б. Виннером порохового завода и его устройство.\r\n \r\n В 1876 году император Александр I утверждает постановление Государст-венного Совета «Об устройстве частных пороховых заводов в Рос-сийской империи», таким образом, после полувекового перерыва пороховая отрасль открыла двери частному капиталу.\r\n Постановление выходит с оговорками в виде, Высочайше утверждённых 22 мая/3 июня 1876 г. «Правил о частных пороховых заводах», в которых указываются:\r\n- требования по соблюдению безопасности на пороховом производстве,\r\nВысочайше утвержденные 6 мая/18 мая 1874 г.;\r\n- ограничения, согласно которым собственники (держатели акций) и управ-¬\r\nляющие могут быть только русскими;\r\n- порядок допуска завода к работе и т.д. - всего 15 пунктов правил. \r\nКак мы видим, государство с самого начала пытается взять под жёсткий контроль деятельность частных пороходелов, однако резолюция императора на Правилах: «быть по сему», как ниже будет видно, стала в некотором роде нарушаться с первого же дня. Почему? Во-первых, выяснится что, «Правила устройства частных пороховых заводов» имеют ряд существенных недорабо-ток и это позволяло многим трактовать отдельные пункты Правил по-сво¬ему. Во-вторых, «частный капитал» в России зачастую свои интересы ставил выше всего, в том числе и выше государственных интересов.\r\nС выходом «Указа о частном пороходелии», Б.И. Виннер наконец-то полу¬чает возможность осуществить свою давнюю мечту: учредить собст-венное пороховое производство в России. Забегая вперёд, стоит отметить, что сде¬лать ему это было очень непросто: около года ушло на то, чтобы пройти че¬рез все необходимые государственные инстанции, построить производство и успешно отчитаться в этом перед правительственной комиссией. Отмечу, что Б. Виннер откроет свой завод задолго до того, как появятся другие частные пороходельни в России (например, Шлиссель-бургский пороховой завод бу¬дет открыт только в 1884 году). Полковник Виннер, видимо, имел неоспо¬римые преимущества перед другими пред-принимателями, желающими иметь собственные пороховые предприятия, а именно: обладал громадным опытом и желанием посвятить себя данному делу, а также имел хорошие связи в высших военных инстанциях.\r\nПрежде чем начать оформление документов на получение разрешения по выделке пороха согласно новым Правилам, Виннер делает, казалось бы, не¬логичный шаг: ищет заказчика на порох своего ещё несуществующего заво¬да. И вскоре его находит. Им оказывается Артиллерийская часть Санкт-Пе¬тербургского порта. 31 июня 1876 г. сухопутной артиллерии полковник Б.И. Виннер, на основании разрешения Адмиралтейств Совета за № 3801 от 24 июня 1876 г., заключает контракт с Артиллерийской частью Санкт-Петер-бургского порта, в лице полковника Крыдрановского, на поставку для «Мор¬ского Ведомства» 10.000 пудов пороха, на сумму 120.000 руб. за пуд, с обяза¬тельством выполнить эту поставку в течение двух лет: 1878 - 1879 гг., по 5.000 пудов ежегодно. \r\nПоражает уверенность Бориса Ивановича, с которой он идёт к намечен-ной цели. Не прошло и месяца с момента выхода новых «Правил», а он уже заключает сделку на поставку пороха. Кажется, тот факт, что завод Вин-нером ещё не построен, (а ведь может и не быть построен) отнють не сму-щает представителей Морского Ведомства. Видимо там глубоко уверены в слове полковника Виннера, что его завод обязательно начнёт работу уже с \r\nначала 1878 г., согласно контракту. Перечислим основные условия конт-ракта:\r\n- полковник Виннер обязуется: построить пороховой завод собственными\r\nсредствами с соблюдением всех необходимых мер безопасности... и все расходы по управлению заводом берёт на себя..;\r\n- поставлять в течение 2-х лет пороха разных сортов (названия и количество\r\nподробно указаны в контракте);\r\n- порядок поставки сортов Виннер оставляет на своё усмотрение;\r\n- доставлять пороха в комиссию Морских артиллерийских опытов;\r\n- также доставлять пороха на склады Морского ведомства в Петербурге и Кронштадте, укупоренными в бочки по 3 пуда в каждой..; \r\n- Морскому ведомству предоставлено право иметь приёмщика на заводе и лиц для наблюдения за правильностью хода работы... и т.д. всего 13 пунк-тов контракта. \r\nКак видно из вышеизложенного, частное пороходелие было жёстко огра-ничено и временными, и количественными обязательствами, а также подвер¬галось серьёзному контролю со стороны заказчика. И, тем не менее Б. Вин-нер спокойно пошёл на эту сделку, вследствие необходимости иметь про-теже в этом новом деле, коим стало Морское ведомство.\r\nТем временем, в течение июня месяца 1876 года, полковник Б.И. Виннер подыскивает подходящее место под свой будущий завод. Его заинтересовали земли близ села Никольское в первом стане Шлиссельбургского уезда. Их расположение было очень выгодным близостью от столицы; «всего в восьми верстах от Невы и в семи верстах от станции Саблино Николаевской же-лезной дороги». \r\n И уже 1 июля 1876 г., т.е. на следующий день после подписания конт-ракта с Артиллерийской частью порта на поставку пороха, полковник Б. И.\r\nВиннер в «нотариальной конторе М. Успенского г. Санкт-Петербурга зак-лючает конт¬ракт с крестьянским обществом села Никольское Шлис-сельбургского уезда, в лице сельского старосты М. Дубоусова и волостного старшины М. Павлова, на аренду земельного участка площадью 20 десятин для устройства поро¬хового завода, сроком на 15 лет по цене 300 р. серебром в год». Почему Виннер выбрал именно это место под свой завод - пойдёт речь дальше.\r\n«4 августа 1876 г. полковник Виннер, в соответствии с Правилами по уст-ройству частных пороховых заводов, обращается с официальным прошением к Петербургскому губернатору о разрешении открыть ему пороховой завод на землях крестьян с. Никольское I стана Шлиссельбургского уезда». И при¬лагает к прошению копии уже заключённых им контрактов: и с Артиллерий¬ской частью, и с крестьянским обществом села Никольское. Петербургский губернатор, ознакомившись с прошением, переадресует его в Строительное отделение Губернского Правления для дальнейшего рассмотрения данного вопроса.\r\n Согласно «предписанию за № 455 от 13 августа 1876 года Строительное отделение направляет своего архитектора в Шлиссельбургский уезд для освидетельствования местности», выбранной Виннером под строительство порохового завода. Одновременно с этим, Петербургское Губернское Прав¬ление обязывает Шлиссельбургскую уездную полицию взять под контроль строительство порохового завода близ села Никольское.\r\n Архитектор действительно побывал в селе Никольское где-то осенью 1876 года, т.к. сохранился весьма подробный «рапорт» младшего архитектора Фортунатова, который «рапортует» в Строительное отделение С.- Петербург-\r\n\r\nского Губернского Правления 23 декабря 1876 г. \r\n Из его отчёта «об освидетельствовании местности» следует, что земли под «предполагаемый пороховой завод полковника Виннера» располагаются «в полутора верстах от с. Никольского и в двенадцати верстах от с. Ивановского по Шлиссельбургскому тракту» и «...занимают площадь 20 десятин... Местность холмистая и лесистая, возвышается на 3 сажени над уровнем воды реки Тосны и граничит по правой и левой меже землями пустопорожними графа Толстого, а на задней - болотистою землёю, принад-лежащею крестьянам села Никольского». Г.Фортунатова, видимо, перво-начально несколько смутил лес на данном участке, однако господин Виннер «пообещал вырубить его насколько это возможно», так что в конце рапорта архитектор утвердительно заключает: «В санитарном отношении местность вполне удовлетворительна». \r\n «12 января 1876 г. открывается заседание Общего Присутствия Петер-бургского Губернского Правления», на котором обсуждается заявление пол¬ковника Б.И. Виннера, с приложением к нему 2-х упомянутых контрактов, чертежей построек и «протокола об освидетельствовании местности». В «Журнале Присутствия...» зафиксировано следующее: «В соответствии с Правилами, Высочайше утвержденными мнением Государственного Совета 6/18 мая 1874 г. об устройстве частных пороховых заводов.., рассмотрев вышеизложенное, Общее Присутствие находит, что избранная полковником Виннером местность в Шлиссельбургском уезде на землях крестьян с. Ни¬кольское для устройства порохового завода по освидетельствованию ея ока¬залась удовлетворительною для данной цели», а потому полагает: «к дозволе¬нию просителю устройства означенного завода препятствий не встре-чается». Однако ниже стоит приписка о том, что «выдать свидетельство на открытие действия завода полковнику Виннеру» надлежит только с разрешения Ми¬нистра финансов, «по получению от оного согласия на устройство помя¬нутого завода...». Как видно из данной резолюции, окон-чательное принятие решения по настоящему вопросу было прерогативой Министерства финансов. \r\n Таким образом, Виннеру теперь было необходимо обращаться к минист-ру финансов, что он собственно и сделал через Петербургского губернатора. Стоит отметить благосклонность последнего к персоне Б.И. Виннера, ви-димо, именно это обстоятельство объясняет факт, что уже в тот же день (12 января), когда происходило заседание Общего Присутствия Губернского Правления по рассмотрению «дела Виннера», Министр финансов получает письмо от Петербургского губернатора, в котором градона¬чальник докла-дывает о положительном решении «виннеровского» вопроса на заседании Общего Присутствия и ходатайствует за полковника Виннера о «дозволении ему строить пороховой завод в освидетельствованной мест¬ности».\r\nПока решалась судьба «затеи» Виннера в высоких инстанциях, строитель-ство порохового завода близ села Никольское шло полным ходом. Виннер начал строить завод, видимо, сразу после контрольной поездки архитектора Фортунатова в Никольское, т.е. уже в конце 1876 г. и естественно без какого-либо разрешения властей.\r\nК слову, хочется отметить две особенности характера Б.И. Виннера: им-пульсивность и стремление к скорейшему достижению наилучшего ре-зультата, которые часто заставляли его как бы «опережать события», а иног-да сознательно не замечать установленных правил, ведь в России многие, в том числе и Виннер вынуждены были идти на своего рода «хитрости», чтобы избегать возможной бюрократической волокиты. Например, уже упоминав¬шиеся контракты.\r\nЧто же касается непосредственно строительства завода, то данная ситу-ация очень показательна для частного пороходелия Северо-запада. Дело в том, что Виннер получает разрешение на постройку завода от министра финансов не ранее середины января 1877 г., таким образом, если бы Вин-нер полностью следовал букве закона, то завод к началу весны никак бы не был построен. А между тем завод уже функционировал - сохранился Рапорт за № 242 Шлиссельбургского уездного исправника от 7 марта 1877 г., в котором последний докладывает в Строительное отделение Петербургского Губернского Прав¬ления, что «строящийся близ села Никольского пороховой завод, принад¬лежащий полковнику артиллерии Виннеру, устроен оконча-тельно... Имею честь покорнейше просить откомандировать комиссию для освидетель¬ствования данного завода...». \r\nКомиссия для осмотра завода Виннера прибывает по назначению в мае 1877 г. Осмотр завода проводился очень тщательно, об этом можно судить по «Акту об освидетельствовании», который представляет из себя подроб-нейшую опись зданий (жилых и производственных построек) и материально-технической базы завода. Так что же заключила комиссия? На основании «Журнала присутствия» Петербургского Губернского Правления можно констатировать, что очеред¬ное заседание Строительного отделения, проис-ходившее 27 мая 1877 г., рассмотрело «отчёт об освидетельствовании» поро-хового предприятия Б.И. Виннера и «нашло, что к дозволению просителю устройства этого завода препятствий не встречается… и предприятие пол-ковника Виннера вообще устроено удовлетворительно». Конечно без заме-чаний не обошлось. Поэтому Губернское Правление постановило «до выда-чи окончательного свиде-тельства, согласно Ст. 45 T.XI Устава промышлен-ных заводов, обязать Б. Виннера исправить недоделки, а именно:\r\n- ...под существующей печкой на дощатом полу положить два ряда кирпичей\r\nс прибивкою перед топкой железного листа...;\r\n- помещение для установки парового котла должно быть сооружено камен¬-\r\nное согласно ст. 45..;\r\n- чтобы в сортировальной мастерской рабочие были в соответствующей\r\nодежде...». Как видно из характерных замечаний, составленных комиссией, Б. Виннер довольно халатно подошёл к устройству своего завода в плане принятия всех необходимых мер по предупреждению опасности пожара. Однако, обязав Виннера исправить недоделки, указанные в акте от 27 мая 1877 г., Стро¬ительное отделение Губернского Правления уже 8 июня издаёт предписание № 324 «о допуске полковника Виннера к работам по выделке пороха на ус¬троенном им заводе», кстати, «дата - 8 июня 1877 г. - будет официально принята за день основания завода». О данном предписании Виннер узнаёт от шлиссельбургского уездного исправника, который 17 ав-густа 1877 г. рапортовал о проделанной работе СПб. Губернскому Прав-лению: «...имею честь донести, что предписание №324 по делу о допущении полковника Виннера к работам по выделке пороха на устроенном им заводе в с. Никольском мною объяв¬лено». \r\nСтоит упомянуть ещё одну коллизию, связанную с деятельностью Вин-нера, проливающую свет на истинную дату выделки первой партии пороха на его заводе. Согласно данным Горбачёва А.П., помощник исправника Шлиссельбургского уездного полицейского управления, назначенный кури-ровать Екатерининский пороховой завод, в своём рапорте за № 2013 от 3 мая (!) 1877 г. доносил, что «полковником Виннером выработано пороху до 20 пудов, о чём полицией составлен протокол и препровождён Мировому судье...». Этот факт красноречиво указывает на то, что Виннер начал выпуск пороха не дожидаясь предписания на допуск к работам (которое будет получено 8 июня), а начал его выделку на своём заводе как минимум в апреле.\r\nИтак, весной-летом 1877 г. «драма» учреждения Екатерининского поро-хового завода была в самом разгаре (вопрос положительно разрешится толь-ко в сентябре 1877 г.). Дело в том, что официально начав работы в июне 1877 г., завод Виннера не мог считаться всё же легитимно учреждённым вследствие задержки окон¬чательного «решения» Министра финансов. И здесь за «дело» берётся Вице-губернатор С.-Петербурга - Власов. Он пов-торно ходатайствует перед Министром финансов по поводу Екатери-нинского завода. Аргументы Власова весьма логичны: «... завод Виннера в настоящее время постройкою окончен, недостатки устранены» и здесь же указывает на «большую надобность заинтересованных лиц в порохе завода Виннера». Заинтересованными лицами, оказывается, были высокие военные чины, кото¬рые попросту давили на Вице-губернатора Власова, чтобы последний скорее продвигал «дело Виннера». В частности, Власов в своём письме Министру финансов ссылается на настойчивые уведомления Генерала Фельдцейрмейстера по поводу заказов пороха Артиллерийским ведомством у полковника Виннера, в которых «испытывается большая пот-ребность» и продолжает: «...при настоящих политических обстаятельствах Генерал Адъютант Баранцев просит распоряжения моего к безотлага-тельному разрешению Г. Виннеру открытия работ в устроенном им поро-ховом заводе». Из вышеизложенного можно заключить, что причиной повы-шенной заинтересованности армейс¬ких чинов данным вопросом была имен-но трудная внешнеполитическая об¬становка, в которой оказалась Россия. И действительно, с апреля 1877 г. Рос¬сийская империя находилась в состоянии войны с Турцией, поэтому вполне понятно настойчивое желание военного командования побыстрее разрешить вопрос порохового снабжения русской армии в условиях войны.\r\nНа основании Распоряжения № 4141 Министра финансов от 21 июля 1877 г. и Постановления № 322 от 8 июня 1877 г. Петербургского Губернского Правления, 6 сентября 1877 г. полковник Б.И. Виннер получает «долгождан¬ное» Свидетельство (№ 471), «разрешающую выделку пороха на устроенном им пороховом заводе в 1 стане Шлиссельбургского уезда на землях крестьян села Никольское» (см. Приложение 1). Таким образом, с 7 сентября Б.И. Виннер уже официально приступает к работам по вы¬делке пороха на своём заводе.\r\nТеперь обратимся к вопросу: какими соображениями мог руковод-ствовать¬ся полковник, выбирая участок земли под свой завод близ села Никольское Шлиссельбургского уезда. На этот счёт стоит отметить следующее: во-первых, Виннер как человек расчётливый, видимо, соз-нательно брал в арен¬ду участок в той местности, которая находилась недалеко от столицы, но не так близко, чтобы её цена была от этого завышенной. Во-вторых, Виннер выбирал земли, исходя из общих интересов сторон. Как видно из «акта об освидетельствовании», данная местность была относительно непригодна ни для промыслов, ни тем более для земледелия, а под завод вполне годилась. По всей видимости, стоимость аренды участка площадью 20 десятин 180 кв. сажен земли по 300 руб. ежегодно в такой местности показалась Виннеру приемлемой. Поэтому-то Виннер и пред-лагает обществу села Никольское заключить достаточно долгосрочный пятнадцатилетний контракт аренды и даже включить в него пункт о возможном продлении срока после истечения указанного (см. Приложение 2). Крестьянскому обществу этот контракт был выгоден ввиду того, что Виннер согласился на все условия, продиктованные Никольским сходом. Он обязался «производить арендную плату Обществу за каждый год вперёд», а также «в своих постройках не выходить за границы арендованного участ¬ка». Кроме того, контракт предоставлял право Никольским крестьянам «вок¬руг межей, отданных в аренду... косить траву, пахать землю, рубить дрова, производить ломку каменной плитки...». \r\nВиннер идёт на уступки Обществу, чтобы получить некоторые выгоды и для себя. Его заботит вопрос будущей транспортировки готового продукта: поэтому полковник добивается того, чтобы в контракт включили условие (п.5), согласно которому он бы имел право «прохода и проезда по землям Ни¬кольского Общества к реке Тосне», а также «право свободной нагрузки и выгрузки на набережной...». Из этого условия следует, что доставка сырья на завод и вывоз готового пороха Виннером, значительно облегчалось нали-чием и правом пользования Никольской пристанью на реке Тосне, которая в восьми милях ниже по течению, у с. Ивановское по Шлиссельбургскому тракту, впадала в Неву. Кроме того, Екатерининский пороховой завод распо-ложился в достаточно выгодной близости от Николаевской железной дороги, всего в семи верстах от станции Саблино. Таким образом, стоит отметить, что место под завод выбрано Виннером очень удачно во всех отношениях.\r\n Что же из себя представлял Екатерининский пороховой завод в 1877 году? Первоначальное устройство завода мы узнаём из Акта об освидетельствова¬нии, подробно составленного приёмной комиссией 27 мая 1877 г. Завод состоял «из 6 больших дощатых строений, крытых тёсом.., которые располагались в одну линию с интервалом от 22 до 35 саженей друг от друга в следующем порядке: \r\n1) машинное отделение - дощатое строение длиною 6 саж., шириною 3,5 саж., разделённых внутренней деревянной перегородкой на 2 отдельных помещения..; \r\n2) в 35 саж. от машинного отделения располагается молотильня, где смеши-ваются составные части пороха..;\r\n3) третье строение – мастерская для приготовления тройной смеси; \r\n4) четвёртое строение той же конструкции – мастерская для прессования по-рохового состава в 25 саж. от молотильни...;\r\n5) ещё через 25 саж. располагалась мастерская для дробления пороховой плитки;\r\n6) полировальня находилась в 22 саж. от дробилки..; …заводская лаборато-рия представляла из себя деревянное здание...; в расстоянии 250 саж. от всех упоминаемых строений находился пороховой погреб, состоящий из бревен-чатого сруба с деревянной крышей, кругом которого полагалось устроить земляной вал в высоту строения». \r\n Как хорошо видно из вышеизложенного, Виннер начал своё производство в довольно примитивных сооружениях, в этом прослеживается очевидная экономия частного предпринимателя. Однако в заслугу полковнику стоит от-нести высокий уровень механизации производства (по тогдашним меркам) на Екатерининском пороховом заводе. Б. Виннер оснастил свой завод, что на-зывается, «по последнему слову техники», например, применил мощный па-ровой двигатель. Всё в том же «Акте об освидетельствовании завода» 1877 г. читаем: «В машинном отделении находится котёл трубчатой системы Бель-виля, поставленный на каменный фундамент…и, испытанный губернским механиком Цыхановским, допущенный к действию на 6 атмосфер». Все ме-ханизмы мастерских приводились в действие посредством пара. Упомяну-тые шесть строений (цехов) имели рядом «укреплённые на брусчатых стан-ках маховые колёса и шестерни, от которых были перекинуты ременные приводы во все отделения завода…». \r\n Как уже отмечалось, производственный процесс был налажен Виннером с учётом личного опыта и последних технологических новаций, применяемых практически на всех этапах процесса выделки пороха на Екатерининском заводе. Перечислим эти этапы: \r\n- сперва паровая машина приводила в действие механизм молотильного станка, который дробил в сухую пыль серу, селитру и уголь – всё по от-дельности. Два первых компонента закупались за границей (по крайней мере в 1870-80-е гг.), а вот уголь приготовляли здесь же на заводе «оригинальным способом». Для этой цели был «устроен навес, под которым помещалась крупная кирпичная печь около 5 куб. саж. по объёму и над которой распо-лагались 4 металлические реторты для обугливания известняка. Образующи-еся при этом углекислые газы по особым трубам попадали в топки и служили топливом для обугливания нового известняка»; \r\n- следующим этапом было механическое смешивание составных частей по-роха новейшим «бочечным» способом (в отличие от «бегунного», используе-мого на некоторых казённых предприятиях). Бочечное производство, по расчётам Б. Виннера, было безопаснее и прибыльнее бегунного в 6 раз, при-\r\nчём рабочих требовалось почти в 8 раз меньше; \r\n- затем порох везли в прессовальную мастерскую, где пороховую массу прес-совала специальная машина. Это было одно из самых опасных отделений завода, поэтому рабочий управлял действиями пресса дистанционно: «поме-щаясь в строении за земляным валом толщиной 4 аршина и около 3,5 аршина высотой и сообщал станку движение автоматически - посредством особого прибора»; \r\n- транспортировка порохового состава между мастерскими осуществлялась вручную на тележках по деревянным прогонам, покрытым железными по-лосами, что тоже было новшеством.\r\n В подтверждение вышесказанного можно привести слова известного ис-следователя химической промышленности - П.М. Лукьянова, который писал: «Помимо всего прочего нельзя отказать Виннеру в инициативности в области техники пороходелия.., возьмём хотя бы «тёплое прессование…». И дейст-вительно, новый, поистине «революционный» метод выделки пороха - «горя-\r\nчим прессованием» был изобретён Б. Виннером ещё в 1871г. , о чём он, 20 апреля 1874 г., представил обширный доклад в IV отделение Русского Тех-нического общества. И в этом же году Б. Виннер успешно опробовал новый метод в экспериментальной мастерской на Охтинском пороховом заводе, а построив собственный завод – сразу внедрил в производство. Таким об-разом, метод стал применяться в производстве полковником Виннером уже с момента открытия Екатерининского завода, т. е. с 1876 г. Главная заслуга «горячего прессования» заключалась в том, что оно позволяло пороховому предприятию работать не сезонно (6 тёплых месяцев в году), а круглый год. Это было очень важно для предпринимателей - пороходелов в России, где, как известно, долгие зимы. Кроме того, технология выделки пороха методом «горячего прессования» оказалась надёжна и практична: «пороховая смесь помещалась между пустотельными плитами, куда впускали пар t = 110ْ С. Затем эти плиты помещались под пресс. При пропускании пара, пороховой состав связывался размельчённой серой.., получаемая лепёшка подвергалась дроблению и зернению…». \r\n В 1874 году, сразу же после первой публикации о методе «тёплого прес-\r\n\r\nсования» в технических журналах, заграничные инженеры сильно заинтере-совались подробностями новой технологии Виннера. Получив в конце 1870-х гг. специальное приглашение, Б.И. Виннер отправляется в США, где вскоре «на Филадельфийской Всемирной технической выставке его методика «го-рячим прессованием» была награждена дипломом и большой бронзовой ме-далью». Первоначально, на просьбу иностранных пороходелов продать «но-вую технологию», Б.И. Виннер, как истинный патриот, ответил следующее: «Позволительно желать, чтобы изобретение русского артиллериста было применено в России прежде, нежели в иностранных государствах». Есть все основания утверждать, что «метод тёплого прессования» стал широко при-меняться в России как на частных, так и на казённых заводах. Об этом говорит тот факт, что уже через несколько лет, а именно в 1882 г. изобрете-ние Виннера завоёвывает серебряную медаль на Московской промышленно-художественной выставке. По этому поводу в официальном «Отчёте» Все-российской промышленно-художественной выставки писалось: «…кроме заслуги Б.И. Виннера, что первым разработал и ввёл в России новый способ фабрикации пороха, он ответил потребности народа в дешёвом и хорошем порохе, заведя собственный Екатерининский пороховой завод… Приветствуя с удовольствием установление у нас в России частного пороходелия, по при-меру иностранных государств и ставя в заслугу полковнику Виннеру его дол-голетние труды, познания, практичность в установлении у нас изготовления пороха частными лицами, Комиссия признаёт его достойным награды, как за новый способ фабрикации пороха, так и за прекрасные его качества…». Это доказывает, что у нас в России тоже высоко ценились инициативность и тру-долюбие.\r\n По всей видимости к концу 1880-х гг. «тонкости» нового способа выдел-ки пороха стали достоянием и заграничных пороходелов. По данным П.М. Лукьянова, «после победы на московской выставке Б.И. Виннер продаёт своё изобретение иностранным коллегам». Это подтверждается, в частности, мемуарами русского инженера В. Лукницкого, видевшего в 1883 г. в Герма-нии применённый метод Виннера. Можно предположить, что Б.И. Виннер, обладая патентом на данное изобретение, выручал хорошие деньги от прода-жи отдельным европейским пороховым компаниям своей технологии, конеч-но, если «покупатели» соглашались на сохранение секрета изобретателя. \r\n В начале своей деятельности Екатерининский завод выпускал незначи-тельное количество пороха, представляя собой производство в одну линию с мощностью не более 5.000 пудов в год. Однако, в начале 1880-х гг. в России появляются новые конкурентоспособные частные пороховые предприятия (в том числе и на Северо-западе), поэтому жизнь настоятельно требовала от правления Екатерининского завода значительного расширения производства. Б.И. Виннер принимает необходимые меры и за несколько лет завод раз-растается до 30 строений. В 1885 году уже функционируют не одна (как в 1877 г.), а пять производственных линий, вырабатывая в общей сложности 40.000 пудов пороха в год. Увеличивается и мощность парового двигателя, теперь «все пять линий завода приводятся в действие 50 сильною машиной через передаточные валы и железные металлические канаты…». Так, «Акт обследования» порохового завода в с. Никольское, составленный Комиссией Петербургского Губернского Правления 11 сентября 1884 г. (согласно § - 35 и 39 «Постановлений…о надзоре за частными пороховыми предприятиями») в составе представителей от Артиллерийского ведомства, Шлиссельбургской земской управы и уездного исправника, даёт представление о материально-технической базе рассматриваемого нами предприятия (см. Приложение 3):\r\n« - на первой линии завода имеется 9 строений.., в первых пяти смешивают пороховые составы, в остальных производится размельчение серы и селит-ры..;\r\n- на второй линии – 7 строений…в первом находится зернильная мастерская, остальные – полировальни...;\r\n- из пяти строений третьей линии - два заняты под сортировальные мастер-ские, в остальных располагаются пресса, каждый из которых прессует зараз\r\n до 10 пудов смеси..;\r\n- четыре зернильные мастерские находятся на 4 линии.., в них происходит разбивка прессованных лепёшек, поступающих с 3 линии;\r\n- на пятой линии всего два здания – это полировальные мастерские…». \r\nВ отличие от деревянных мастерских, здания машинного отделения и завод-ской конторы были кирпичными.\r\n С расширением производства выросла и прибыль завода от продажи поро-ха. Часть этих денег Б.И. Виннер направляет на дальнейшее расширение ас-сортимента выпускаемой продукции. Стабильные заказы на порох от Артил-лерийского ведомства приносят устойчивый доход предприятию, в связи с этим появляются новые соглашения и новые заказчики. Например, в конце 1870-х гг. Екатерининский завод, в дополнение к имеющимся, «получает за-казы от Морского министерства на поставку 16.000 пудов пороха и от Воен-ного – на 5.000 пудов». По данным Главного Артиллерийского Управления (ГАУ), Виннер снабжал порохом Военно-морское министерство непрерывно до 1888 г. (далее точных данных нет). Там, видимо, были довольны ценой и качеством порохов выделки Екатерининского завода, и чтобы ускорить пос-тавки иногда даже платили «вперёд». Так, например, от ГАУ «в 1888 г. Вин-неру был выдан аванс на сумму 33.750 руб. и отпущено 4.000 пудов заг-раничной селитры под процентные бумаги…». \r\n Вопрос о производительности завода Виннера в конце 1870-х гг. остаётся открытым. По данным П. Лукьянова, за первые 10 лет своего существования (1876 - 1886 гг.) завод Виннера изготовил 106 тыс. пудов пороха (причём 69 тыс. пудов только за последние четыре года ), следовательно, ежегодная фаб-рикация пороха составила более 9.5 тысяч пудов. Нам видится, что упомя-нутый исследователь несколько занижает объёмы производства на Екатери-нинском заводе. Необходимо уточнить, что им приводятся цифры производи-тельности завода «Виннеръ» исходя из данных поставок казне только двух сортов пороха: крупнозернистого артиллерийского и военного ружейного. П. Лукьянов как будто забывает, что на Екатерининском заводе в 1880-е годы выделывалось никак ни меньше десяти сортов пороха: помимо военных, нес-колько сортов дымных охотничьих, бурых и редких чёрных порохов, поэто-му данные производительности завода Виннера - 14.5 тыс. пудов пороха в год, приведённые в журнале Артиллерийского комитета, видятся более правдоподобным. Разница в цифрах (приводимых Лукьяновым и Артилле-рийским комитетом) - 5.000 пудов - как раз и указывает на то, сколько еже-годно приходилось на «невоенные» сорта пороха. Начиная с 1880-х гг. сово-купная ежегодная фабрикация порохов на Екатерининском заводе продол-жала увеличиваться и к концу XIX в. составила 20 тыс. пудов. Причём за-казчиками завода очень скоро становятся не только военные ведомства, но и гражданское население. Получив разрешение Правительства, полковник Вин-нер широко торговал охотничьим порохами выделки своего завода, «прода-вая его частным лицам и имея от этого большие барыши». Многократно вы-росший за несколько лет в России спрос на горные пороха и взрывные сос-тавы позволил правлению Екатерининского завода уже к середине 90-х гг. учредить 4 отделения своего предприятия в важнейших промышленных регионах страны, а именно: \r\n1. Уральское и Западно-Сибирское – (в Нижнетагильске);\r\n2. Донецкое – (в Юзовке);\r\n3. Кавказское – (в Тифлисе);\r\n4. Криворогское – (в Кривом Роге)» и организовать крупнейшую в стране сеть (среди частных заводов) складов и магазинов по продаже минных и охотничьих порохов, динамита и других взрывчатых веществ во всех концах Российской империи.\r\n Выпускаемая заводом продукция быстро завоевала признание в России. Екатерининский пороховой завод был участником многих выставок, на ко-торых за высокое качество продукции был удостоен ряда наград. В част-ности, «в 1877 г. завод получил большую серебряную медаль от «Общества соколиных охотников», а на Всероссийской промышленной и худо-жественной выставке 1886 г., проходившей в Санкт-Петербурге, Б.И. Вин-неру выданы похвальный отзыв и медаль Русского Технического общества». Таким образом, как видно из вышеизложенного, пороховой завод Виннера в кон. XIX в. развивался вполне успешно и за 23 года деятельности достиг значительных результатов. \r\n Для того, чтобы глубже исследовать степень развития индивидуального пороходелия в конце XIX в. на Северо-западе Российской империи, во-пер-вых, попытаемся выявить уровень его концентрации: для этого соотнесём ко-личество частных пороходелательных заводов, располагающихся в нашем ре-гионе с их общей численностью по стране; во-вторых, выявим удельный вес совокупного продукта, приходящийся на долю выработки частных порохо-вых компаний Северо-западного экономического района относительно об-щего количества производимого в стране пороха и взрывчатых веществ.\r\n Вопрос о точном количестве частных пороходелательных заводов, учреж-дённых в России до конца XIX в., до сих пор остаётся открытым, и, тем не менее, возьмёмся определить хотя бы их приблизительное число. На основа-нии анализа различных источников можно утверждать, что в период с 1876 г. по 1900 г. в Европейской части Российской империи было открыто около де-сяти частных пороховых заводов, а именно: \r\n1). 1876 г. - Екатерининский завод полковника Б.И. Виннера в Шлиссельбур-гском уезде Петербургской губернии, близ с. Никольского: с первоначаль-\r\nной ежегодной производительностью – 15 тыс. пудов пороха. \r\n2). 1877 г. – камер-юнкер Гартман основал небольшой специализированный завод «Турпа» близ ст. Кайпане (Выборгская губерния) в Финляндии: мощ-\r\nностью - 6,5 тыс. пудов. \r\n3) небольшой завод Недогурова близ Ростова-на-Дону: 5 тыс. пудов в год; (по данным П. Лукьянова - закрылся в начале ХХ в.). \r\n4) 1882 г. – Шлиссельбургский завод (с 1884 г. – «Русское общество для \r\nвыделки и продажи порохов»). \r\n5) 1891 г. – «Русское общество для выделки и продажи порохов» открывает в Келецкой губернии (Польша) пороховой завод «Заверце». Общая производи-тельность 2-х предприятий «Русского общества» - 30 тыс. пудов пороха в год. \r\n6) в кон. XIX в. «Русское общество для выделки и продажи порохов» покупает Петербургский пироксилиновый завод (Галерная гавань, В.О., ос-нованный в 1880 г., ранее принадлежавший Военно-морскому министер-ству). \r\n7) 1892 г. – «Пороховой и гераклиновый завод Сазонова» - близ с. Рыбацкое Петербургского уезда; (по данным Лукьянова - закрылся в конце XIX в. после правительственного распоряжения, запрещающего учреждать поро-ховые предприятия в Петербургском уезде). \r\n8) 1896 г. – «Франко-Русское общество химических продуктов и взрывчатых веществ» открывает 2 пороховых завода: в Боровичах (Новгородская губер-ния) и близ ст. Штеровка (Екатеринославская губерния). \r\n9) Эстермюрский завод «Возамерка» в Финляндии успешно функционировал весь XIX век, не прекращая свою деятельность после 1826 г., т.к. «Указ», зап-рещающий частное пороходелие в России на Финляндию не распостранялся.\r\n Наши предположения о количестве российских пороходелательных пред-приятий и объёмов их производства в целом подтверждаются и цифрами спе-циальных справочных изданий, выходивших в конце XIX в. Возмём за точку отсчёта, например, 1889 г. «Свод данных о фабрично-заводской промышлен-ности в России» за этот год сообщает, что в России (исключая Финляндию) в 1889 г. было три частных пороховых завода: два – в Петербургской губернии (видимо, заводы Шлиссельбургский и Виннера), вырабатывающих 61,5 тыс. пудов пороха в год и в Области Войска Донского - один (видимо, завод Недогурова), мощностью - 2,8 тыс. пудов. Т.е. ежегодно тремя отечествен-ными компаниями производилось – 64,3 тыс. пудов пороха, причём более 95 % приходилось на первые два, - располагающихся в Петербургской губер-нии. По данным этого же источника только уже за 1891 г. в России (без Фин-ляндии) значится четыре пороховых завода: два – в Петербургской губер-нии, выделывающих – 48 600 пудов пороха ежегодно, один – в Области Войска Донского – 3 000 пуд. и один – в Келецкой губернии – 15 280 пуд. (Шлиссельбургский и польский завод «Заверце» почему-то рассматриваются порознь, видимо, они обладали достаточной автономией в рамках «Русского общества для выделки и продажи порохов»). Таким образом, все вместе они выпускали 67 тыс. пудов пороха, причём на долю заводов Северо-запада приходилось 72,5 % от общего количества. В сборнике «Краткие сведения о взрывчатых веществах» от 1894 г. упоминается о пяти частных пороховых предприятиях в Российской империи (вместе с Финляндией), причём называ-ются наименования заводов: Б.И. Виннера, Шлиссельбургский, Келецкий, «Турпа» и Бьёрнеборский в Абосской губернии. А вот в «Своде данных» за 1897 г. в России (без Финляндии) значатся лишь две частные компании, фаб-рикующих 66 тыс. пудов пороха в год: заводы Екатерининский и Шлис-сельбургский «Русского общества для выделки и продажи пороха». \r\n Приведённых выше данные, кажущиеся, на первый взгляд, несколько противоречивыми, однако позволяют сделать два важных вывода:\r\n1. До конца XIX в. в Российской империи открылось около десятка частных пороховых заводов, из которых три закрылись, два небольших в Финляндии и один (Келецкий) в Польше – сосредоточились на обеспечении порохом су-губо своих регионов, оставшиеся три - располагались в Петербургской и Нов-городской губерниях, т.е. в Северо-западном экономическом регионе. \r\n2. Екатерининский и Шлиссельбургский заводы (в меньшей степени Боро-вичский) были крупнейшими пороховыми предприятиями не только Северо-запада, но и всей Российской империи (даже с учётом Финляндии и Польши) как по абсолютным объёмам производства, так и по разнообразию выпуска-емого ассортимента продукции. \r\n3. Учитывая то обстоятельство, что казённые заводы очень скромно обслужи-вали отечественный рынок даже охотничьим порохом и даже уменьшали до-лю этого обслуживания, то можно утверждать - подавляющее количество по-требляемого в России пороха производилось на Северо-западе страны. В этой связи, исследование частного пороходелия на Северо-западе Российской империи не может считаться объективным без учёта анализа деятельности всех пороходелательных предприятий нашего региона. Следовательно, на-ряду с заводом Б.И. Виннера, определённого внимания заслуживают Шлис-сельбургский пороховой завод «Русского общества для выделки и продажи порохов» и Боровический завод «Франко-Русского общества химических продуктов и взрывчатых веществ».\r\n Устав новой компании – «Русского общества для выделки и продажи по-рохов» был Высочайше утверждён 14 августа 1884 г. Общество выстроило завод на правом берегу Невы близ д. Шереметьевка Колтушской волости, в трёх верстах от г. Шлиссельбурга. Земля под завод была приобретена «Об-ществом» у действительного статского советника В.А. Ранненкампфа в коли-честве 300 десятин за 18 тыс. рублей, на которой и расположилось основное производство. Кроме того, «Русское общество» приобрело небольшой селит-ренный завод в Чекушках на Васильевском острове в С.-Петербурге у купца 1-й гильдии И.И. Крона. Учредителями «Русского общества» стали дирек-тора германских в Ротвейле и Рейнско-Вестфальского пороховых заводов, а с российской стороны: подполковник В.Д. Рочневский, купец 1 гильдии К.И. Груббе, статский советник В.А. Ранненкампф. Согласно Уставу «Общества» были выпущено два вида акций: именные и «на предъявителя». Первыми ди-ректорами правления «Русского общества для выделки и продажи пороха» на учредительном собрании были избраны: не только господа И. Гейдеман и М. Дуттенгофер - соответственно директора упомянутых германских заводов, как утверждает Л.В. Забелин, но и российские поданные В.А. Ранненкампф и К.И. Груббе, а в кандидаты – А.К. Шрёдер, Э.К. Фосс и Ю.Ю. Деллинс-гаузен. Основной капитал Общества составил 900 000 рублей: 1800 акций по 500 руб. , причём факт того, что 25% акций Компании владели Гейдеман и Дуттенгофер позволяет некоторым исследователям утверждать, что «…завод создаётся фактически как филиал Ротвейле и Рейнско-Вестфальского по-роховых заводов…и делается это сугубо в интересах иностранного капи-тала». Однако, источники указывают на то, что российское правительство было вовсе не против проникновения в пороховую отрасль иностранного ка-питала, но умело ограничивало его долю в управлении «совместных пред-приятий», как это наблюдается, например, в случае с «Русским Обществом для выделки и продажи порохов», когда «с Высочайшего соизволения Дут-тенгоферу и Гейдеману было разрешено, в виде исключения сохранить за собой ¼ акционерного капитала», причём с оговоркой, что «акции эти мог-ли быть завещаны только прямым наследникам указанных лиц, а за отсут-ствием таковых должны быть отчуждены в пользу русских подданных». \r\n Главным производством завода стал первоначально призматический по-рох для Военного министерства. Это явствует из источника, указывающего на первый контракт правления с Главным Артиллерийским Управлением на поставку 25.000 пудов ружейного пороха, подписанный заводом 10 июля 1881 г., то есть ещё до его постройки. Хочется отметить, что такая практика «предварительного договора» была осуществлена четырьмя годами ранее на заводе Виннера. Это делалось военным ведомством, сильно нуждающимся в дешёвом порохе, чтобы на первых порах поддержать новое предприятие. После успешного выполнения заказа, в 1888 г. Правление Шлиссельбург-ского завода подписало контракт с Артиллерийским ведомством на поставку 25 000 пуд. чёрного и 40 000 пуд. бурого порохов. \r\n Одновременно с выполнением казённых заказов, в 1880-1890-е гг. Шлис-сельбургский завод освоил выпуск всех видов охотничьих порохов, а позднее\r\nи «минного для нужд соляной и горнодобывающей промышленности» (см. табл. 1). Данная статистика показывает: (без учёта выделки бездымных по-рохов, речь о которых пойдёт ниже) за 16 лет на заводе произведено вну-шительное количество пороха – 442 тыс. пудов, т.е. в среднем – более 27 тыс. пудов ежегодно. Кроме того, поражает рост производительности Шлиссель-бургского завода, который составил не менее 25 % каждые 4 - 5 лет.\r\n\r\nТаблица 1. Выработка порохов «Русским Обществом…» в конце XIX в. \r\n (вместе с заводом «Заверце»), (в пудах). \r\nГоды охотничий минный\r\n1884-1888 54 980 25 356\r\n1889-1893 80 666 62 470\r\n1894-1899 108 376 110 499\r\nВсего: 244 022 198 325\r\n\r\nНекоторые данные ежегодных бухгалтерских отчётов, представленные в таб-лице 2, позволяют увидеть динамику развития компании за последнее деся-тилетие XIX в.\r\n\r\nТаблица 2. Основные производственные и финансовые показатели «Русского \r\n Общества для выделки и продажи пороха» в кон. XIX в. \r\nОтчёт-ный\r\nгод Движимое и недвижимое\r\nимущество,\r\n(в руб.) Товары в магазинах и запасы сырья,\r\n(в руб.) Акци-онерный капитал,\r\n(в руб.) Оборот компании,\r\n\r\n(в руб.) Чистая прибыль,\r\n\r\n(в руб.)\r\n1888 1 044 000 846 175 900 000 2 557 769 32 136\r\n1889 1 435 000 1 124 359 900 000 2 715 238 46 527\r\n1890 1385 000 739 748 900 000 2 478 771 109 510\r\n1891 1 334 000 661 790 900 000 2 641 858 111 538\r\n1892 1 506 000 776 977 900 000 2 884 672 57 949\r\n1893 1 516 000 869 055 900 000 2 709 682 39 730\r\n1894 1 469 200 817 000 900 000 2 671 000 31 319\r\n1895 1 389 250 722 457 900 000 2 762 000 95 941\r\n1896 1 318 000 729 545 900 000 2 639 583 132 392\r\n1897 1 222 809 665 421 900 000 2 541 079 151 428\r\n1898 1 126 831 526 051 900 000 2 372 445 160 616\r\nЗа 1899 г. данных нет.\r\n\r\nЗа десять лет при неизменном основном капитале и стабильном ежегодном обороте - чистая прибыль предприятия выросла ровно в пять раз.\r\n Боровический завод - третье из наиболее крупных частных пороховых предприятий Северо-запада. В 1896 г. он вошёл в акционерное «Франко-Рус-ское Общество химических продуктов и взрывчатых веществ», учреждённое группой российских и французских предпринимателей. Членом Совета прав-ления А/О с российской стороны стал основатель завода в Боровичах - А. Ко-ванько, избранный вскоре его первым управляющим. Огромный капитал компании, первоначально составивший 3.500.000 франков, обеспечил заводу высокую стартовую динамику развития. В конце XIX в. правлением затра-чено немало средств (см. табл. 3) на расширение материально-технической базы завода. \r\nТаблица 3. Расходы на новое строительство, оснащение мастерских и складов\r\n «Франко-Русского Общества химических продуктов и взрывчатых\r\n веществ» в конце XIX в., (во франках).\r\n1896 год 1897 год 1899 год\r\n\r\n575.206 \r\n167.768 \r\n187.000 \r\n\r\n\r\nДо 1901 г. «Франко-Русским Обществом» были открыты новые «склады в России и Сибири»: в Кушве, Мандрыкине, Голубовке, Кочкаре, Иркутске, Колтуке, Штеровке, Боровичах и Ступниках». \r\n Столкнувшись с проблемой недостатка пороха во время войны 1877 - 1878 гг. Военное министерство во главе с генералом Д.А. Милютиным поста-вило вопрос о «необходимости насаждения в России частной военной про-мышленности, способной в военное и мирное время дополнить недостаток казённых заводов. Особое внимание было обращено на необходимость разви-тия частного пороходелия, поэтому «первые пороховые заводы Северо-запа-\r\nда учреждались в первую очередь для нужд обороны, как дополнение к мощ-\r\nностям трёх казённых предприятий империи». Однако, как показало время, интерес Военного ведомства к ним несколько сократился. По всей видимости, это было связано, во-первых, с относительным улучшением внешнеполитической обстановки для России (война с Турцией закончилась); во-вторых, с появлением в 1885 году современнейшего бездымного пороха Военное ведомство начало постепенно отказываться от услуг частных предприятий, поставляющих дымные пороха и целиком нацелилось на производство бездымного на трёх казённых заводах. \r\n Таким образом, с конца 1880-х гг. в пороховой промышленности наме-тилась следующая тенденция: казённые заводы значительно сократили вы-делку невоенных порохов, а главный доход частных заводов Северо-запада теперь складывался от продаж частным потребителям, а не государственным ведомствам. Стоит отметить, что от такого положения дел выигрывали все: до учреждения частных компаний казённые заводы были вынуждены разры-ваться между огромными потребностями в порохах частных лиц (промыш-ленников, охотников и др.) и военными (оборонными) нуждами. Существует довольно спорное мнение, якобы частные заводы долго не могли избавиться «от своеобразного комплекса «подмастерьев» военных ведомств», т.е. были буквально «связаны» казёнными заказами, а развитие свободного рынка по-рохов в Российской империи «тормозилось самим же государством». Воз-можно, - это правда, но только отчасти. Правительством ещё в конце 1870-х гг. предусматривалось направить деятельность частных заводов на выделку и широкую продажу пороха населению, в то время как казённые должны были сосредоточиться на военных производствах, как говорится, не отвлекаясь. Эта мысль хорошо прослеживается в докладе ГАУ в Военный совет от 1879 г., в котором, в частности, говорилось: «Скорейшее разрешение частного по-роходелия составляет для Военного министерства дело первоначальной важ-ности, т.е. только этим путём казённые пороховые заводы могут значительно сократить выделку пороха на продажу частным лицам, обратив свою дея-тельность на приготовление военных сортов…». \r\n Как уже отмечалось, с появлением в конце 1880-х гг. бездымного (пирок-силинового) пороха Военное ведомство постепенно формирует его производ-ство на трёх казённых заводах: Охтинском (1890 г.), Казанском (1892 г.) и Шостенском (1895 г.). На основании данных, представленных в табл. 4, мож-но пронаблюдать динамику роста фабрикации пироксилиновых (военных) порохов в России, с момента их организации до начала ХХ в. За девять лет \r\n\r\nТаблица 4. Производство бездымных порохов на казённых заводах \r\n Российской империи в кон. XIX в., (в пудах). \r\nГоды Охтинский завод Шостенский завод Казанский\r\nзавод Всего\r\n1891 21 317 ---- ----- 21 317\r\n1892 60 600 ---- 5 565 66 165\r\n1893 80 000 ---- 30 362 110 362\r\n1894 81 374 ---- 51 179 132 553\r\n1895 80 000 10 600 50 000 140 600\r\n1896 80 000 40 000 40 000 160 000\r\n1897 75 500 41 000 40 000 156 500\r\n1898 73 100 40 000 40 000 153 100\r\n1899 62 000 35 000 35 000 132 000\r\n \r\nфабрикация бездымных порохов в России выросла более чем в 6 раз: с 21 тыс. пудов до 132 тыс. пудов. Одновременно, к середине 1890-х гг. казённые пороходелательные предприятия значительно сокращают выделку дымных (невоенных) порохов (см. табл. 5), а начиная с 1893 г. их производство на Ка-\r\n\r\nТаблица 5. Производство дымных порохов на казённых заводах \r\n Российской империи в кон. XIX в., (в тыс. пуд.).\r\nГоды Охтинский Шостенский Казанский \r\n1877 67,0 55,0 40,0\r\n1882 54,8 43,5 38,0\r\n1888 57,2 27,8 35,0\r\n1890 70,0 23,1 35,0\r\n1892 65,0 19,0 34,5\r\n1993 44,0 ---- ----\r\n\r\nзанском и Шостенском заводах было полностью остановлено.\r\n К 1900 г. казённая пороховая промышленность была способна изготовлять все необходимые марки бездымных порохов. Однако мощностей трёх заво-дов для полной замены дымных порохов пироксилиновыми было явно недос-таточно, а их рост в силу общей экономической отсталости России был нере-ален. Поэтому с начала 1890-х гг. Военное министерство пытается привлечь к выпуску бездымных порохов частные предприятия Российской империи. Стоит отметить, что данный вид фабрикации заинтересовал две пороховые компании Северо-запада из трёх: Шлиссельбургский филиал «Русского Об-щества для выделки и продажи пороха» и Боровический завод «Франко-Рус-ского Общества химических продуктов и взрывчатых веществ». Источники указывают на то, что опыты по созданию производства пироксилинового по-роха, в частности, на Шлиссельбургском заводе начались не позднее 1890 го- да (см. табл. 6), т.е. практически параллельно с казёнными предприятиями, однако затянулись более чем на семь лет. \r\nТаблица 6. Расходы «Русского Общества для выделки и продажи порохов»\r\n на опыты по фабрикации бездымных порохов, (в рублях): \r\nГоды Перечислено на опыты\r\n1890 8 560\r\n1891 26 787\r\n1892 нет данных\r\n1893 33 159\r\n1894 21 206\r\n1895 16 547\r\n1896 12 512\r\n1897 6 850\r\n1898 -------\r\nИз представленных данных следует, что максимум отчислений предприятия на опыты приходится на 1893 г. Ежегодное сокращение денежных сумм по данной статье расходов начиная с 1894 г. было, вероятно, связано с успеш-ным выпуском первой пробной партии пироксилинового пороха. Это пред-положение косвенно подтверждается профессором Г. Кастом, отмечающим в одной из своих работ, что в середине 1890-х гг. Шлиссельбургский завод стал первым частным предприятием страны, где начали фабриковать новей-ший бездымный порох, причём его выделка осуществлялась по новой рецеп-\r\nтуре, разработанной Д. И. Менделеевым. Одновременно с затратами на опы-\r\nты, в начале 1890-х гг. резко выросли расходы «Русского Общества» на «но-\r\nвые сооружения», направленные на строительство и оборудование пироксилиновых мастерских. Из приведённых в табл. 7 данных следует, что «на счёт нового строительства» в 1891 году было перечислено в десять раз \r\n\r\nТаблица 7. Ежегодные расходы Шлиссельбургского завода на строительство, \r\n (в руб.). \r\nГоды 1889 1890 1891 1892 1893 1894\r\nСумма 7 813 21 319 214 891 68 394 7 417 ----\r\n \r\nбольше денежных средств, в сравнении с аналогичными отчислениями за предыдущий 1890 г. Следовательно, главная фаза строительства пришлась на рубеж 1890 - 1891 гг. Успешная производственная деятельность компании вскоре была замечена и в 1896 г. на Всероссийской промышленно-художест-венной выставке в Нижнем -Новгороде «Русскому Обществу для выделки и продажи порохов» был присуждён Диплом (№ 2416) «за крупное производство дымного пороха, особенно бурого призматического высшего качества; за оригинальную выработку достаточно хорошего бездымного пороха… и, главным образом, за значение завода в отношении обороны госу-дарства». Более того, «Обществу» отныне предоставлялось право «изобра-жения государственного герба на фабричной упаковке». Учитывая, что выделку бездымных порохов могли себе позволить только крупные казённые предприятия, напрямую финансируемые государством, то успехи Шлис-сельбургского завода можно считать впечатляющим. Впрочем, дела завода во второй половине 90-х гг. стали развиваться не так удачно, как прогнозиро-валось: начало серийного выпуска бездымных порохов на Шлиссельбургском заводе для нужд Военно-Морского флота, обещающего принести хорошие дивиденды - затянулось. Данная ситуация была сопряжена не столько с производственными трудностями, сколько с организационно-финансовыми разногласиями между руководством Военного ведомства и правлением «Русского Общества». Дело заключалось в том, что в конце XIX в. для частных пороховых заводов главнейшим условием деятельности являлось долгосрочное планирование на основе гарантированного государственного заказа на 10 и более лет (как на казённых). Только в этом случае они могли обещать понижение отпускной цены товара и необходимый объём производства. Компромисс был найден лишь в 1898 г., когда «5 мая был заключён контракт на поставку Шлиссельбургским заводом в Морское Ведомство – 50 000 пудов пироколлоидного пороха (Менделеева) по 10 000 пуд. в течение 5-ти лет…на расширение русского флота». Именно с этого момента берёт своё начало серийная фабрикация частными компаниями бездымных порохов для казны. Кроме того, на заводе открыли отделение по производству чистого пироксилина для Морского Ведомства, а в марте 1899 г. на заводе начали фабрикацию нитроклетчатки. \r\n В конце 1890-х гг. фабрикацию бездымных порохов наладили и на Боро-вическом пороховом заводе А. Кованько. Однако объём данного вида произ-водства был незначительным.\r\n Другое громкое открытие конца XIX в. – изобретение динамита. Начало его широкого промышленного применения произошло в России уже в 1893 г. Почин в установлении динамитной фабрикации принадлежит заводу Винне-ра, чуть позже его выделку наладили и остальные частные пороховые пред-приятия Северо-запада. Таким образом, к началу ХХ в. невоенная отрасль применения частных заводов состояла из трёх основных продуктов: дымного пороха (охотничий чёрный), минного (белый горный) для подрывных работ и динамита.\r\n\r\n§-3. Производство динамита и белого пороха на Екатерининском заводе.\r\n \r\n Бурный рост горнодобывающей промышленности в России во второй по-ловине XIX в. повысил спрос и на взрывчатые вещества. Самыми востребо-ванными оказались: отечественный прессованный чёрный порох и импорт-ный динамит.\r\n Динамит был изобретён в 1867 г. и уже с начала 70-х гг. начинается «ди-намитный бум» в Европе и Америке. Применение динамита с каждым годом всё более и более вытесняет из употребления все другие взрывчатые вещест-ва, вследствие их меньшей эффективности. Быстрое и широкое распостра-нение применения динамита в промышленности побудило все развитые иностранные государства к скорейшему разрешению постройки динамитных фабрик. В России динамит впервые стал известен в 1872 г. Начиная с 1875 г. его потребление в отечественной промышленности начинает заметно возрастать. Профессор Р. Лиандер в одной из своих статей, посвящённых новым взрывчатым веществам, пишет: «Чтобы показать важность экономического влияния введения в употребление динамита скажу, что он сберегает в сравнительно с чёрным порохом не менее 25 % расхода…Замена отечественного чёрного пороха импортным динамитом уже приносит ежегодные выгоды от 3,5 – до 5,25 миллионов рублей, на которые соответственно удешевляется руда, уголь и т.д.». Кроме того, по мнению учёных, динамит позволяет сократить опасные рудокопные работы на 20 - 30 %, а соответственно избавит 50 тыс. рудокопов Российской империи от необходимости подвергать свою жизнь постоянным опасностям в забое. Согласно данным Лиандера, расход динамита в России за 1876 год составил 3 тыс. пудов. Однако, «Записка по вопросу об устройстве динамитного завода в России», опубликованная 4 марта 1882 г., приводит другую цифру – 6,2 тыс. пудов динамита. Это хорошо видно из общей «статистики привоза динамита из-за границы в Российскую империю:\r\n\r\n1873 (г.) – 2.256 (в пуд.)\r\n1874 – 1.282\r\n1875 – 1.894\r\n1876 – 6.201\r\n1877 – 9.355\r\n1878 – 10.322\r\n1879 – 6.719\r\n1880 – 10.322\r\n1881 – 6.791». \r\n\r\nТаким образом, на основании приведённых в «Записке…» данных можно сделать вывод: за 9 лет в Россию завезено в общей сложности свыше 54 тыс. пудов динамита. Несмотря на то, что эта цифра расхода динамита в нашей стране (по европейским меркам) небольшая, тем не менее, нельзя не отме-тить тенденцию роста потребления данного продукта, которое за 7 лет увели-чилось с 1.2 тыс. пудов – до 10.3 тыс. пудов, т.е. более чем в 8,5 раз! \r\n О небывалом спросе на динамит со стороны отечественных промышлен-ников говорит и тот факт, что из общего расходуемого количества «только 3 тыс. пудов динамита приобретено военным ведомством, остальной же ди-намит (более 50 тыс. пудов) потреблялся горнозаводчиками». Динамит на-шёл себе применение в России в следующих работах:\r\n«- при постройке железных дорог и прокладке тоннелей;\r\n - при углублении речных фарватеров;\r\n - при проводе штолен, шахт.., при добыче руд, солей ..;\r\n - при взрыве крупных твёрдых масс..;\r\n - для разломки льдов при выводе судов…» - как видно спектр работ, где не-обходим данный взрывчатый состав, - довольно широк.\r\n Сразу после русско-турецкой войны (1877 - 1878 гг.), во время которой по известным причинам случались перебои с поставками динамита из Европы через черноморские проливы, настоятельно встал вопрос об учреждении в России своего динамитного производства. Многие известные отечественные предприниматели и горнопромышленники ходатайствуют перед Правитель-ством о разрешении открытия в России заводов по производству взрывчатых веществ. В одной из таких «записок», составленной известными угледо-бытчиками, читаем: «Водворение у нас производства динамита является нас-тоящей необходимостью.., без которого в некоторых рудных работах реши-тельно не обойтись…». Впрочем, горнозаводчики отмечают, что, хотя Пра-вительство никогда не препятствовало закупке динамита за границей, однако сложные формальности, с которыми всегда сопряжён ввоз динамита в Рос-сию, являются препятствием к более обширному его употреблению. В связи с чем угле- и горнопромышленники вынуждены заготавливать сразу всю го-довую потребность динамита, а это, во-первых, для них «стеснительно», во-вторых, «возможно лишь более богатым…», а в-третьих, «создаётся повы-шенная опасность в связи со скоплением в одном месте большой массы взрывчатых веществ». Более того, не имея производства динамита у себя на родине, промышленники сетуют, что «даже выписка годовой нормы дина-мита из-за границы не обеспечивает нам его своевременного получения…», часто «пароходы задерживаются Портой.., а устранение всех препятствий требует нескольких месяцев… Все расходы тягостно ложатся на стоимость груза, однако даже эти расходы ничтожны с убытками потери времени, кото-рые принесут остановки работы в шахтах…». Кроме того, анализ «Записок» позволяет утверждать, что отечественные предприниматели прекрасно осоз-навали сложную внешнеполитическую обстановку для России (образование в 1882 г. агрессивного Тройственного союза), которая «…при последних из-вестных осложнениях политических отношений к Европейским государствам делает привоз из-за границы взрывчатых веществ ещё более затруднитель-ным…». \r\n Как известно, спрос рождает предложение. «Идею» российских горноза-водчиков - разрешить в России частную фабрикацию динамита - активно поддержал владелец Екатерининского порохового завода - Б.И. Виннер. До-подлинно известно, что он лично, а также в составе группы заинтересован-ных высокопоставленных лиц неоднократно обращался в Правительство с ходатайством о принятии последним закона, дозволяющего в России дина-митное производство на уже имеющихся пороходелательных предприятиях. Так, например, среди подписей составителей «Докладной записки» за № 317 от 19 марта 1882 г., отправленной на имя Министра Государственных Иму-ществ, мы встречаем и фамилию Бориса Ивановича. Очень интересен список соавторов этой «записки»: «заводчик и купец 1-ой гильдии Л.Э. Нобель за се-бя и по доверенности за своего брата иностранца Альфреда Нобель, отстав-ной генерал-майор П.А. Бильдерлис, генерал-лейтенант Барон К.К. Стандер-шельд, отставной полковник артиллерии Виннер Б.И., инженер-технолог М. Я. Былямин, отставной генерал-майор А.С. Лавров, Статский Советник Граф С.Д. Татищев…». Это письмо как бы выражает общее мнение отечествен-ных угле- и горнопромышленников «о стеснениях, которым они подверга-ются от несвоевременной доставки динамита из-за границы» и указывает на «…повышенную потребность в этом продукте для развития русской промышленности...». Кроме того, в письме приводятся резонные доводы о том, что «…разрешение постройки у нас динамитного завода принесёт не-сомненную пользу российскому горному промыслу и предоставит Пра-вительству возможность более точного надзора за употреблением динамита в России…». Участие в данном «товариществе», наряду с российскими чинов-никами и офицерами – Альфреда Нобеля, в настоящем случае представляло своего рода гарантию как относительно будущей доброкачественности фаб-риката, так и в принятии всех мер безопасности, выработанных наукой и многолетним европейским опытом в данной области. Однако Правительство распорядилось иначе: по данным Л. Забелина, проектируемому «Товарищест-ву» с Нобелями во главе всё же было отказано в разрешении построить дина-митный завод в России. \r\n И всё же усилия предпринимателей не пропали даром, благодаря их упор-ным старания Правительство уже в 1878 г. поручает создать комиссию при Департаменте торговли и мануфактур по рассмотрению вопроса «о возмож-ности в ближайшем будущем производить в России динамит частным пред-принимателям». 21 марта 1879 г. был подготовлен Проект № 1714 «Правил о частных заводах для приготовления взрывчатых веществ» в I отделе Ми-нистерства Финансов и «передан в Государственный Совет на его благоус-мотрение…». Важность принятия этого законопроекта понимали многие высшие чиновники Российской империи. В частности, министр финансов генерал-адъютант Грейг отмечал «особенную важность промышленного зна-чения взрывчатых веществ и с каждым годом долженствующую становиться всё большею… В связи с полнейшей зависимостью отечественной строитель-ной и горной техники от иностранных динамитных заводов…могущей при-вести к крайне неблагоприятным последствиям…- посему водворение в Рос-сии производства взрывчатых составов представляет вопрос первостепенной важности». Однако, закона, разрешающего выделку динамита в России при-шлось ждать более 12 лет: законопроект № 1714 был утверждён Прави-тельством только в 1893 году!\r\n Первым, кто пожелал наладить выпуск динамита после утверждения «Правил о частных заводах для приготовления взрывчатых составов» был Б.И. Виннер. Сохранилось «Прошение Его Сиятельству Господину СПб. Гу-бернатору от отставного генерал-майора артиллерии Б.И. Виннера», датиро-ванное 22-м июня 1893 г., в котором последний «покорнейше просит Губер-натора выдать ему разрешение на устройство динамитной и нитроглицерино-вой мастерских на своём пороховом заводе.., при сём представляет план местности по устройству данных мастерских». Борис Иванович вновь ссы-лается на «неудобства закупки динамита за границей, дороговизну фрахта, частые аварии судов, колебания наших денег, что несомненно сильнее отзы-вается на готовом дорогом изделии, чем на материале для выделки…». \r\n В 1894 г. ходатайство Виннера было удовлетворено. 8 ноября 1894 г. из Департамента торговли и мануфактур Министерства Финансов на имя Петер-бургского Губернатора приходит «разрешение» за № 20651 «дающее право Виннеру Б.И. устроить при принадлежащем ему пороховом заводе в Шлис-сельбургском уезде мастерских по производству динамита, нитроглицерина и других взрывчатых веществ для его складов на территории Российской им-перии». Хочется отметить основательность, с которой Борис Иванович подо-шёл к строительству и оснащению динамитных мастерских. Оно производи-лось «под руководством специалистов из Франции» очень скурпулёзно и не-спешно (заняло около двух лет) и было закончено 8 февраля 1896 года. Вес-ной 1896 г. специальная комиссия, осматривающая динамитные мастерские, составила Акт об освидетельствовании. Она «нашла, что динамитный завод Виннера устроен вполне удовлетворительно» и 17-го июня Борис Иванович получил «Свидетельство», предоставляющее ему право на выделку взрывча-тых веществ на своём предприятии. \r\n По данным П. Лукьянова, уже к концу XIX века Екатерининский завод выпускал ежегодно более 15.000 пудов динамита высочайшего качества. Принимая во внимание, что, во-первых, «в XIX веке казённые пороховые предприятия динамит не изготовляли, а его поставки из-за границы практи-чески прекратились», а, во-вторых, согласно официальной статистике пот-ребление динамита в Российской империи составило, в частности, в 1897 г. - 18.916 пудов, то напрашивается важный вывод: львиная доля производимого в России динамита приходилась на продукт выделки завода «Виннеръ. В этой связи стоит отметить, что динамитная отрасль, широко применяемая в горно заводском деле, станет естественной монополией российских частных заво-дов вплоть до 1917 г.!\r\n Успешная деятельность Екатерининского завода на благо отечественной\r\nпромышленности была отмечена на Всероссийской художественно-промыш-леной выставке, проходящей в 1896 году в Нижнем Новгороде, где Екатери-нинский завод «за отличные сорта дымного пороха и за почин в производстве динамита в России был удостоен золотой медали». Торговые лейблы завода были хорошо узнаваемы по всей России (см. Приложение 4).\r\n Возвращаясь к вопросу о «производстве взрывчатых веществ», необ-ходимо обратить внимание на то, что число взрывчатых составов, применя-емых в 1870-80-х гг. в горном и военном деле, постоянно пополнялось вновь изобретёнными. Научные эксперименты по поиску нового, более эффектив-ного «вещества» проходили непрерывно и в лаборатории Екатерининского порохового завода. Ещё в конце 1870-х годов в лаборатории полковника Б. Виннера изобрели новое взрывчатое вещество, получившее название «прес-сованный порох». Несмотря на то, что он уступал по эффективности дина-митам, исследовательская работа Виннера заслужила признание в россий-ских научно-технических кругах. Так, профессор Р. Лиандер в 1879 г. писал: «…слабые взрывчатые составы также могут быть применимы.., я предложил бы прессованный порох Б.И. Виннера предпочтительно перед всеми дру-гими подобными средствами, тем более, что его фабрикация уже здесь су-ществует». \r\n Как показало время, Р. Лиандер был совершенно прав, утверждая, что данное изобретение Б. Виннера это только начало на пути его будущих открытий. «Пороха с удельным весом 1.85 и более, - пишет Лиандер, - скоро будут иметь важнейшее значение.., я это прогнозирую». И действительно, в 1884 г. Виннер изобретает белый порох, назвав его «горным». По мнению авторитетнейших инженеров того времени, «горный порох» Б. Виннера «за свои характеристики заслуживает высокой оценки». Создаваясь специально, как состав для взрывных работ, «белый порох» вскоре становится очень «по-пулярен» среди горнодобытчиков благодаря хорошему соотношению «цена - качество». \r\n Что же представляет из себя этот состав? Согласно данным горного ин-женера М. Ф. Митте, белый горный порох относится к категории сложных взрывчатых веществ и обладает целым рядом преимуществ, даже в сравнении с динамитом. М. Митте отмечает очень простое приготовление бе-лого пороха: «бертолетовую соль достаточно погрузить в жидкий нитро-бензол на 2 - 3 часа – и этого времени достаточно, чтобы патроны приобрели взрывную способность…». Кроме того, белый порох Виннера никак не реагирует на перемены температуры в отличие от обычных порохов. «Готовые патроны из горного пороха способны взрываться от зажигатель-ных пистонов и бикфордова шнура...», что очень удобно для горнопромыш-ленииков. Минусом же является то, что «к взрыву может привести сильный\r\n\r\nудар, подобно динамиту», поэтому выявились возможные затруднения при\r\nперевозке. Однако, выход из положения нашёлся сразу, так, «...по оценке Гу-бернского механика Ясина, представленной в донесении Петербургскому Губернатору, производство и транспортировка горного пороха могут быть очень безопасными. Перевозимые отдельно бертолетовая соль и нитробензол совершенно неопасны: их пропитка будет осуществляться не на заводе, а в тех местах, где готовый порох будут расходовать...». Кроме того, производ-ство патронов (шпуров) из горного пороха так же предполагает быть безо-пасным ввиду того, что «при производстве патрона используется незначи-тельное количество пороха, помещённого в специальную воронку.., а между станком и рабочим предполагается разместить лист толстого котельного железа, поэтому возможный взрыв произойдёт вверх...». В своей статье М.Ф. Митте отмечает ещё одно достоинство горного пороха – относительно не-высокую стоимость. По его данным, в 1890 г. «белый порох, изготовляемый на Екатерининском пороховом заводе близ с. Никольское, продаётся на месте: 1 пуд при крупных заказах стоит 25 руб., при малых – 27 руб.». Для сравнения приведём цену одного пуда гремучего студня Нобеля: она сос-тавляла на тот момент - 34.65 руб. Это значит, что «белый порох» дешевле динамита примерно на 25 %. Однако, возникает справедливый вопрос: како-ва эффективность горного пороха Б. Виннера? Существуют многочисленные данные проверки эффективности шпуров из горного пороха на практике. Так, П. Лукьянов констатирует очень благоприятные результаты опытов горного пороха, проводимые в 1885 г. на Богословских рудниках, где сравнивали ис-пытания динамита Нобеля и горного пороха. «Взяв разности цены и другие параметры этих материалов, - пишет он, - легко вывести из каждого %-ое от-ношение. Получается, что горный порох, на 27,6 % дешевле гремучего студ-ня…Если же допустить, что цена на эти материалы была бы одинаковой, то и тогда ещё в пользу белого пороха приходится около 20 % пользы». \r\n Чтобы начать выделку белого пороха на своём заводе, Б.И. Виннер в кон-це 1884 г. обращается с ходатайственным письмом к Петербургскому губер-натору с просьбой разрешить постройку соответствующих мастерских. По-лучив такое разрешение (согласно «Высочайше утверждённым 11 мая 1882 г. Временным Правилам» ), Б.И. Виннер приступает к их строительству и тех-ническому оснащению. В 1885 г. на Екатерининский завод прибывает Комис-сия, которая производит осмотр вновь построенных цехов и 8 августа сос-тавляет «Акт об освидетельствовании» за № 572, направив своё решение Санкт-Петербургскому Губернатору. \r\n С 19 марта 1886 г. «делом» Б. Виннера занимается Министр Финансов,\r\nполучивший от Петербургского Губернатора доклад с «прошением», копию «Акта» № 572 и донесение губернского механика Ясина, дающего подроб-ную характеристику белому пороху. В этом же письме Губернатор ссы-лается на уже заключённые полковником Виннером контракты с многими отечественными горнозаводчиками «на поставку в ближайшем будущем гор-ного пороха». «Владелец Екатерининского порохового завода, - докладывает он, - при отношении своём предоставил нам письмо Главноуправляющего Богословскими заводами Пермской губернии о доставлении в течение 1886 г. – 900 пудов белого горного пороха…и копию свидетельства Пермского Губернатора о дозволении Б.И. Виннеру иметь близ с. Нижнетагильска по-роховые и динамитные склады…». Из вышеизложенного следует, что за-казчики буквально выстроились очередь за новым порохом, причём задолго до постройки оговорённых мастерских на Екатерининском заводе. \r\n Ввиду того, что главными потребителями продукции завода Виннера стали горнопромышленники Урала, - этот факт потребовал, в свою очередь, от Правления изыскивать возможности для открытия дополнительных складов в данном регионе. Например, Екатерининский завод уже владел несколькими складами в Пермской губернии, однако к середине 1880-х гг. их объёмов оказалось недостаточно, поэтому «Б.И. Виннер просит ГАУ раз-решения на устройство дополнительного склада для хранения белого минного пороха и динамита близ Нижнетагильска». Ходатайство его было удовлетворено: «в 1887 г. на этот склад уже поступило 1343 пуда динамита и 801 пуд белого пороха». \r\n В то время как в Департаменте Торговли и Мануфактур рассматривался вопрос о предоставлении разрешения Б. Виннеру на выделку изобретённого им пороха в устроенных им мастерских, на Екатерининском заводе уже боль-ше года шла «незаконная» фабрикация этого продукта. «Постановление» Министра Финансов за № 5129 «Высочайше разрешить Б. Виннеру про-изводство на принадлежащем ему в Шлиссельбургском уезде I стане поро-ховом заводе, в особо устроенной мастерской, выделку белого минного по-роха…» выйдет только 18 июня 1887 г. Хозяин же Екатерининского завода узнает об этом не раньше начала июля. Сохранилось Уведомление за № 571 Петербургского Губернского Правления от 26 июня 1887 г. Шлиссель-бургскому уездному исправнику, которое обязывало уездную полицию донести до правления Екатерининского завода Постановление Правительства № 5129 о разрешении выделывать белый порох. Источники говорят, что это указание было выполнено. Внизу титульного листа данной депеши имеется\r\nприписка полицейского: «5 июля 1887 г. «Постановление…» объявил Око-\r\nлоточный надзиратель /Большаков/». \r\n Таким образом, с 1887 г. Екатерининский завод освоил выпуск белого по-роха. По некоторым данным, уже с 1888 г. Екатерининский завод производил свыше 5 тыс. пудов белого пороха ежегодно, большая часть которого исполь-зовалась в строительных и дорожных работах. Что же касается рудных ра-бот, то в этих целях белый порох первоначально применялся горнозавод-чиками исключительно тайно от властей. Дело в том, что этот продукт ещё не значился в «списке взрывчатых веществ, разрешённых Правительством для рудоразработки». Б. Виннер и желал бы увеличить выделку столь необ-ходимого многим белого пороха, однако на тот момент это было нецелесо-образно, по крайней мере, до появления соответствующего закона. А между тем, спрос на горный порох был огромен. «Многие горные инженеры, ис-пытавшие его, желали бы видеть и употреблять в своих рудниках, но так как Горный Департамент не поместил его в «список…», то приобретение оного затруднялось». \r\n К многочисленным ходатайствам горнопромышленников по разрешению данного вопроса вскоре присоединился и Б. Виннер, не желая мириться с потерей денег «от простоя». В частности, 28 июня 1891 г. он пишет в Горный Департамент: «…Имею честь покорнейше просить о том, чтобы окружным горным инженерам было предоставлено право разрешить рудникам потребление белого горного пороха моего завода…» и здесь же описывает преимущества своего пороха, а так же отзывы горных инженеров: «…взрыв белого пороха ничуть не уступает взрыву динамита, он безопасен и взрывается только от воздействия капсуля.., инженеры весьма довольны его силой». Многочисленные письма в Горный Департамент касательно данного вопроса в итоге возымели действие. Чиновники этого ведомства довольно быстро осознали очевидность своего просчёта, поэтому уже 10 августа 1891 г. выходит циркуляр Директора Департамента К. Скальковского всем на-чальникам окружных горных отделений, который «…не встречает препят-ствий к допущению белого горного пороха к употреблению в рудных ра-ботах». Помимо этого все начальники горных округов Российской империи до 19 августа 1891 г. получили персональные подробные инструкции из Ми-нистерства Государственных имуществ, касающиеся употребления данного продукта. \r\n Упомянутое «разрешение» позволило Б. Виннеру увеличить производ-ство горного пороха к следующему году более чем в три раза. «Российские горнопромышленники, - пишет П. Лукьянов, - в течение 1892 г. закупили у Екатерининского завода не менее 15.000 пудов белого пороха, что составило около 80 % его годовой выделки предприятием». Учитывая возросший спрос на белый порох и динамит, приносящие высокие доходы, Б. Виннер с конца 1880-х гг. всё более ориентирует своё производство на выпуск взрыв-чатых веществ. Источники свидетельствуют о том, что в этот период он от-крывает новые склады и магазины именно в горнодобывающих районах. Так, в 1888 г. Главное Артиллерийское Управление предоставляет право Екатери-нинскому заводу устроить крупный склад взрывчатых веществ близ Тифлиса и Кривого рога. Тот факт, что к 1899 г. из тридцати складов пороха и взрыв-чатых веществ, принадлежащих Екатерининскому заводу, 2/3 располагались на Урале, Кавказе, Донецком и Криворожском бассейнах, говорит о том, что Б. Виннер к концу XIX в. своём производстве всё больше ориентировался на нужды горнозаводчиков. \r\n Сохранились многочисленные свидетельства успешного применения «белого пороха Виннера» в разных уголках Российской империи. В част-ности, «отличные результаты засвидетельствовал инженер Подгаецкий при разведывательных работах в Базарной губе на Мурманском берегу Ледо-витого океана, применявший горный порох…», то же отмечали и при «раз-ведке в Эриванской губернии в 1888 г.». «Белый порох использовался при постройке горной Кутаисской дороги через перевал… по Клухорской тропе». «Порох Виннера» оказался просто незаменим при устройстве глу-бинных скважен: например, «работы при рытье артезианского колодца на Тележной улице в Петербурге были возобновлены только после успешного подрыва глыбы на глубине 659 футов…» - тогда завод получил наряд на 200 пудов белого пороха, а в 1891 г. порох Екатерининского завода понадобился «для работ по рытью нового канала Мариинской системы…». \r\n В целом изобретение Б. Виннером в 1884 г. горного пороха стало зна-чительным открытием конца XIX в. в военно-химической промышленности не только в России, но и в мире. Достаточно сказать, что «аналог белого пороха под названием «рокарокок» будет изобретён в США только в 1902 году». Поэтому совсем не случайно, что в 1896 году на ежегодной Все-российской промышленно-художественной выставке, проходящей в Ниж-нем-Новгороде, Екатерининский завод (вместе с его руководителем) «за изо-бретение и выделку белого пороха был удостоен золотой медали». \r\n Таким образом, к началу XX века завод Виннера вырос и превратился в крупнейшее частное пороховое предприятие не только Северо-запада, но и всей России. Им выпускался широкий ассортимент продукции в больших объёмах: «ежегодная производительность составляла 20 тыс. пудов охот-ничьего, белого горного и чёрного бездымного порохов, более 20 тысяч пудов динамита и нитроглицерина. В начале 1890-х годов на Екатеринин-ском заводе приступили к строительству мастерских по фабрикации огне-проводного шнура и уже «к 1895 г. его ежегодный выпуск составил более 50 тыс. кругов». Согласно исследованиям А. Горбачёва, завод останется моно-полистом в производстве бикфордова шнура в России вплоть до I Мировой войны.\r\n На основании некоторых данных, взятых из бухгалтерских отчётов завода (см. табл. 8), можно сделать вывод о благоприятном финансовом состояние предприятия в кон. XIX в. \r\n\r\nТаблица 8. Показатели оборотного капитала и прибыли Екатерининского \r\n завода, (в рублях). \r\nОтчётный год: Годовой\r\nоборот Чистая прибыль\r\n\r\n1894 740.764 207.442\r\n1895 844.238 245.495\r\n1896 1.055.678 308.988\r\n1897 1.209.055 309.020\r\n\r\nКак видно из таблицы, показатель прироста чистой прибыли завода ежегодно удваивается. Цифры 1897 года показывают, что совокупный капитал Ека-терининского завода составлял - 1.714.424 руб., оборотный капитал (машины, запасы сырья, товары) равнялся - 785.369 руб. Соответственно, из их разни-цы выводим, что основной капитал компании был довольно внушительным - около 1 млн. руб. (без учёта 280.000 руб. кредитов по счетам, т.е. долгов заводу). Чистой прибыли согласно балансу на 1 января 1898 года получено около 309.020 руб., что составило 1/5 часть от всего капитала компании. Стоит отметить, что этот достаточно высокий показатель годовой чистой прибыли с учётом размера капитала. Для сравнения приведём аналогичные данные другой частной пороховой компании Северо-запада – Шлиссельбург-ского завода (см. табл. 9), показатели которого в конце XIX в. не были столь внушительны (только в начале ХХ века он совершит резкий рывок вперёд и вскоре обгонит предприятие Виннера по основным экономическим показа-телям). Данные источников говорят, что компания Б.И. Виннера получила в 1897 году прибыли (с учётом размера капитала) как минимум в 3 раза больше своего регионального конкурента. Это свидетельствует об эффективной про-изводственной и финансовой деятельности Екатерининского завода в конце XIX в., стабильно сохраняющейся и в последующие годы.\r\nТаблица 9. Основные экономические показатели частных предприятий\r\n Северо-запада за 1897 год, (в рублях).\r\nПороховое\r\nпредприятие Капитал Прибыль Соотношение\r\n«прибыль/капитал»\r\n «Русское Общество для\r\n выделки и\r\n продажи пороха»: \r\n2 372 445 \r\n160 616 \r\n1/15\r\nЕкатерининский завод: 1 714 724 309 020 1/5\r\n\r\n Итак, подводя итоги главы, хочется ещё раз отметить: после поражения в Крымской войне вся отечественная передовая общественность взывала к жизни частный способ производства пороха, а развитие капитализма в Рос-сии в последней трети XIX века создало практические предпосылки к проникновению частного капитала в военную промышленность. Отменить же казённую монополию на выделку пороха могло только государство.\r\n Одним из активнейших сторонников реформирования отечественного по-роходелия был артиллерийский полковник Б.И. Виннер, который, уйдя в от-ставку, отдал себя без остатка кипучей общественно-политической деятель-ности. Передовые идей нашли своё выражение в его многочисленных докла-дах и публикациях, что во многом способствовало их осуществлению. С по-явлением в 1876 г. Правительственного Указа, дозволяющего фабрикацию пороха частным предпринимателям, Б.И. Виннер энергично и целеустрем-лённо взялся за строительство собственного порохового завода близ С.-Пе-тербурга. В этом деле проявились лучшие личные и профессиональные ка-чества Бориса Ивановича. Огромный опыт в области пороходелия, организа-торский талант и редкостное предпринимательское упорство позволили ему всего лишь за год построить завод и начать собственную выделку порохов.\r\n В основе горячего желания Бориса Ивановича посвятить себя частному пороходелию проглядываются, во-первых, глубокое чувство патриотизма русского офицера, стремившегося способствовать улучшению оснащённости российской армии порохами, а во-вторых, вполне понятное желание пред-принимателя вложить деньги в дело, в котором накопил немалый опыт и которое обещало приносить стабильную прибыль. Впрочем, в этой связи уместным будет упомянуть и о наличии крупного стартового капитала, и о больших столичных связях полковника Виннера, которые способствовали ус-пешному воплощению в жизнь его мечты. Кроме того, неблагоприятная для России внешнеполитическая обстановка в 70-е гг. XIX в. так же «сыграла в его пользу»: крайняя необходимость в порохе в условиях надвигающейся войны с Турцией заставляла власти закрывать глаза на некоторые недочёты при учреждении Екатерининского завода, что, однако, ни в коей мере не умоляет личных заслуг Бориса Ивановича. \r\n Конечно, быть первым в любом новом деле как правило очень сложно и на первых порах не всё складывалось гладко, и, тем не менее, трудности были преодолены и Б.И. Виннера можно по праву считать пионером оте-чественной частной пороховой индустрии. Он первым начал осваивать не-объятный пороховой рынок в России. Учреждённый им в 1877 году Екате-риниский завод стал первым индивидуальным пороходелательным предпри-ятием в Российской империи периода развития капитализма. В отличие от ка-зённых пороховых предприятий материально-техническая база завода удов-летворяла всем современным требованиям, многие отечественные и иност-ранные изобретения в области технологии пороходелия нашли своё вопло-щение именно на этом предприятии. Заводу принадлежит почин в производ-стве большинства вновь изобретённых веществ, а именно: малодымных по-рохов, охотничьего «Сокол», белого горного пороха, а также динамита, нит-роглицерина, бикфордова шнура и многих других.\r\n Владелец Екатерининского завода с редкостным предпринимательским упорством наращивает мощность своего предприятия: за двадцать лет су-ществования компания выросла почти в десять раз и в конце XIX в. являлась крупнейшим частным пороховым предприятием России. О блестящей орга-низации сбыта готовой продукции свидетельствуют внушительные цифры динамики роста продаж многочисленных отделений и складов завода, рас-положенных в различных уголках Российской империи. \r\n Борис Иванович очень трепетно относился к поддержанию безупречного реноме своей компании: лично курировал заводскую лабораторию, где тща-тельным образом проводился химический анализ каждой партии выпущен-ного товара. Благодаря высокому качеству продукция Екатерининского заво-да быстро завоевала признание отечественного потребителя. Если же гово-рить об оценках специалистов – о них красноречиво свидетельствуют много-численные награды, завоёванные заводом на отечественных и зарубежных промышленно-художественных выставках.\r\n\r\n\r\nГлава II. Пороховые заводы Северо-запада в начале XX века.\r\n\r\n§-1. Акционирование Екатерининского завода.\r\n\r\n После смерти Б.И. Виннера (в звании отставного генерал-майора) в 1897 году, все документы, разрешающие продолжение деятельности Екатеринин-ского завода, по завещанию были оформлены на имя его жены – Екатерины Ивановны Виннер («Екатерининским» - завод был назван Борисом Иванови-чем в честь своей жены). В «Удостоверении», выданном Правительством Екатерине Ивановне 24 февраля 1897 г. (см. Приложение 5) читаем: «… Вследствие ходатайства вдовы генерал-майора Б.И. Виннера - Е.И. Виннер о выдаче свидетельства на производство работ в принадлежащем её мужу по-роховом заводе близ села Никольское..., выдаётся сие удостоверение Е.И. Виннер в том, что в 1877 г. Губернское начальство разрешило устроить наз-ванный завод по производству пороха.., а в 1896 получено разрешение на вы-делку динамита и др. взрывчатых веществ…». Таким образом, мы видим, что после смерти мужа все права на завод переходят Екатерине Ивановне. \r\n В 1899 г. по инициативе Е.И. Виннер Екатерининский пороховой завод был преобразован в «Акционерное Общество «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и других взрывчатых веществ» и под этим назва-нием благополучно просуществовал до 1917 г. В постановлении за № 19343 от 8 июня 1899 г. II Отделения Департамента торговли и мануфактур (см. Приложение 6) с пометкой «Госпоже учредительнице «Акционерного Об-щества» - Е.И. Виннер, читаем: «Государь Император, по положению Коми-тета Министров, Высочайше повелеть соизволил разрешить ВАМЪ учредить акционерное общество…на основании устава, удостоенного Высочайшего рассмотрения и утверждения в Петергофе в 28-й день мая 1899 г.». Следова-тельно, 28 мая можно считать днём официального учреждения акционерного общества «Б.И. Виннеръ».\r\n Каковы же возможные причины, побудившие Екатерину Ивановну акцио-нировать своё предприятие? Конец XIX века – это время начала широкого распостранения акционерных компаний в Российской империи, как следст-вие завершения промышленного переворота. Появление новых частных по-роховых предприятий с большим капиталом (том числе и в Петербургской губернии) происходило за счёт широкого привлечения вкладов акционеров. Успешная деятельность Екатерининского завода и его достойная конкурен-ция с другими порохозаводчиками находились в прямой зависимости от крупных капиталовложений в развитие производства и инфраструктуры. До-биться необходимого результата можно было только акционировав завод. В проекте 1898 г. будущей акционерной компании предполагалось «привлечь капитал в 1млн. 600 тыс. рублей, продав 6.400 акций по 250 руб. каждую с целью развития Екатерининского порохового завода, а равно и всех складов, ружейных магазинов.., принадлежащих оному на территории Российской империи». По словам Е.И. Виннер, акционирование её завода, т.е. привле-чение крупных капиталов и включение в состав управленцев А/О профес-сиональных предпринимателей – должно было послужить надёжной гаран-тией успешного развития и будущей конкурентоспособности Екатерин-инского завода. Екатерина Ивановна, будучи человеком почтенного возраста, конечно, прекрасно понимала, что, не имея необходимого опыта руководства пороховым предприятием и достаточных средств на его модернизацию, необ-ходимо наиболее выгодно продать «дело своего покойного мужа». Поэтому она решилась на этот шаг. \r\n Из протокола первого общего собрания акционеров, видно, что «за всё упомянутое имущество, продаваемое Обществу за 800.000 рублей, госпожа Е.И. Виннер принимает акциями 680.000 рублей, а последние 120.000 руб. имеют быть уплаченными ей наличными деньгами». Следовательно, Екатерину Ивановну, видимо, устроила названная сумма «отступных», тем более что она, благодаря наличию большого количества акций, становилась держательницей контрольного пакета, а значит главной совладелицей уч-реждаемого «Акционерного Общества». Кроме того, акционеры согласились с просьбой вдовы - сохранить в наименовании компании имя её супруга, что так же немаловажно. \r\n 22 июня 1899 г. – Устав учреждаемого «Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и других взрывчатых ве-ществ» был подписан Министром Финансов, Статс-Секретарём - С.Ю. Витте и вошёл под № 73 в «Собрание узаконений и распоряжений Правительства». \r\nУстав включил в себя следующие разделы:\r\n- цель учреждения Общества, права и обязанности его;\r\n- капитал Общества, права и обязанности владельцев их;\r\n- правление Общества..;\r\n- распределение прибыли и выдача дивидендов;\r\n- порядок общих собраний акционеров;\r\n- разбор споров по делам Общества;\r\n- и т.д. – всего 67 параграфов. \r\n Согласно §-1 (Главы I) «целью вновь учреждаемого «Общества» являлось приобретение, содержание и развитие Екатерининского порохового заво-да…Учредительницей Общества признавалась Е.И. Виннер». §-8 (Главы II) гласил: «Основной капитал Общества определялся в 1.500.000 рублей, раз-делённый на 6.000 акций по 250 рублей каждая…». \r\n Учредительное собрание Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ» сос-тоялось 30 июля 1899 г. в Петербурге, в доме № 4 по Пантелеймонской улице (сейчас ул. Пестеля), в квартире Е.И. Виннер. Хочется отметить, что в этом доме в течение 40 лет (до 1917 г.) находилась так же главная контора Екатерининского порохового завода (затем А/О), а в соседнем доме № 2 по Пантелеймонской улице располагалось Русское Техническое общество. Сог-ласно «Протоколу» (см. Приложение 7) первым решением собрания акци-онеров было «признание законной (§-2 Устава) передачу Е.И. Виннер Ека-терининского завода в собственность Обществу, а находящаяся под заводом земля, арендованная у крестьян с. Никольское, передавалась Обществу в арендное содержание… Общее собрание акционеров единогласно постанови-ло приобрести имущество учредительницы за уговоренную сумму…Общес-тво приняло дело Е.И. Виннер в том состоянии, каком оно находилось в настоящее время…». Здесь необходимо отметить, что во II-ой половине 1890-х гг., согласно финансовым отчётам, на Екатерининском заводе наб-людался значительный ежегодный рост доходов, кроме того, по отчётам агентов, предоставленным в главную контору, «к середине текущего года, ожидалось, что годовой оборот и прибыль за 1899 г. превзойдут показатели 1897 г.». Это опровергает предположение некоторых исследователей, что Е.И. Виннер продала завод «вследствие ухудшения его финансового поло-жения». Следовательно, никак не финансовые проблемы сподвигли Екатери-ну Ивановну к акционированию своего предприятия.\r\n Коль скоро заседание проходило в середине года (30 июля 1899 г.), то собрание акционеров (совершенно справедливо) признало отчислить в поль-зу Е.И. Виннер 55 % прибыли за текущий год, а остальную - предоставить в распоряжение Общества.\r\n Далее, согласно (§-21 Устава) собрание избрало из своей среды 4-х дирек-торов на установленный (§-24 Устава) срок. Интересен состав директоров, «по 6 голосов получили:\r\n-Прусский подданный: Г.К. Бауермейстеръ;\r\n-Бельгийский подданный: Ф.Ф. Кохъ;\r\n-Великобританский подданный: Э.С. Стокъ;\r\n-Коллежский Советник: Д.И. Метальников» и были признаны законными директорами правления Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ».\r\n Для регистрации Общества в Департамент Торговли и Мануфактур была послана копия протокола I общего Собрания, засвидетельствованная нотари-усом И.И. Нитославским, а так же подробный список акционеров Общества, число акций, количество голосов и т.д. (см. Приложение 8). Из данных спис-ка акционеров следует, что учредительница А/О - Е.И. Виннер владела - 3 357 акциями (это более 50 %) из общих – 6 000, следовательно на осталь-ных акционеров приходилось 2 643 акции, причём каждый из которых имел всего от 10 до 220 штук. Акциями Общества «Б.И. Виннеръ» владели не тольно физические, но и юридические лица. Так, по 200 акций имели вновь избранные директора правления компании, а также: Петербургский Между-народный Коммерческий банк и Банкирский Дом Э.М. Мейер и К◦, ос-тальные акции примерно поровну распределились между российскими и иностранными подданными - предпринимателями, служащими, военными и др.\r\n Очень пёстро (что характерно для дореволюционной России) выглядит национальный состав акционеров Общества «Б.И. Виннеръ»: так, 9 из 27 дер-жателей акций являлись гражданами или подданными иностранных госу-дарств. В силу того, что каждый третий акционер был иностранцем, их пред-ставительство в правлении Общества не выглядит случайным: трое из четы-рёх директоров были подданными соответственно Пруссии, Бельгии и Вели-кобритании. Схожая ситуация была и на двух других индивидуальных пред-приятиях Северо-запада: германские граждане владели 25 % капитала «Рус-ского Общества для выделки и продажи порохов» (Шлиссельбургский пороховой завод), а 51 % акций «Франко-Русского Общества химических продуктов и взрывчатых веществ» принадлежало французским акционерам, причём головная контора компании находилась в Париже.\r\n Из этого можно заключить, что к началу ХХ в. активное участие иност-ранного капитала во вновь учреждённых в России акционерных обществах пороховой отрасли промышленности стало скорее закономерностью, нежели случайностью. Как отразится на обороноспособности нашей страны участие иностранцев (главным образом немцев) в руководящем составе российских частных пороховых предприятий в годы I Мировой войны – пойдёт речь ниже.\r\n \r\n§-2. Динамика развития «Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ» и «Рус- ского Общества для выделки и продажи порохов» в период 1900 – 1917 гг. \r\n \r\n В начале XX века внутренняя политика Общества «Б.И. Виннеръ» не претерпела существенных изменений, то же самое можно сказать и о составе держателей акций компании. Правда, в списке акционеров Общества за 1902 г., среди прежних фамилий можно увидеть небезызвестных в России: Эмма-нуэля Нобеля и его сына Людвига Нобеля. Э. Нобель – глава знаменитого дома Нобелей, ещё в 1860-х гг. получив русское подданство, создал капитал на нефтяных промыслах России. В то же время его сын – Альфред работал в химической лаборатории Н. Зинина, изучая под руководством отечествен-ных учёных свойства нитроглицерина, после чего уехал в Швецию, где орга-низовал производство динамита. Известно, что А. Нобель, в своё время, сов-местно с известными отечественными предпринимателями (включая Б.И. Виннера) просил у нашего Правительства разрешение на постройку в России динамитного завода, но получил отказ. (Несколько позже, первым среди частных предпринимателей, такое разрешение получит Б.И. Виннер). Вскоре А. Нобель отказался от идеи строительства в России своего предприятия ввиду того, что во-первых, так и не получил русского подданства, а во-вто-рых, его стремление участвовать в производстве динамита в России видимо было удовлетворено тем, что его отец и брат стали держателями акций «Ак-ционерного Общества «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, дина-мита и других взрывчатых веществ».\r\n Справка перерегистрации «Акционерного Общества «Б. И. Виннеръ» от 29 июня 1916 г. по Департаменту Торговли и Мануфактур, содержащая, по-мимо всего прочего, список акционеров, позволяет нам проследить некото-рые изменения, произошедшие с «Обществом» за прошедшие 16 лет с мо-мента его учреждения. Из указанного документа следует, что существенно вырос основной капитал компании: в 1916 г. он составил 2.000.000 рублей; количество акций увеличилось до 8000 штук (по 250 руб. за каждую). Устав, цели, учредитель «Общества «Б.И. Виннеръ» - остались без измене-ний. Правление представлено в следующем составе: «4 директора: бельгий-ский подданный Ф. Кохъ, великобританский подданный Э. Стокъ и русские подданные Д. Метальниковъ и П. Бартмеръ; 2 кандидата: русские подданные Н. Метальниковъ и В. Колеръ…» (см. Приложение 9).\r\n Проанализировав списки держателей акций «А/О «Б.И. Виннеръ» за 1899 г. и 1914 – 1916 гг., можно заметить следующие изменения: во-первых, сос-тав акционеров практически не изменился - в списке от 29 марта 1914 года встречаем всё те же знакомые фамилии: «Ф.Кохъ, Э.Стокъ, Г.Бауермейстеръ, В.Колеръ» и др.; во-вторых, в списке акционеров 1914 г. уже не значится имени учредительницы акционерной компании - Е.И. Виннер. Можно пред-положить, что она завещала свою долю (3357 акций «Общества») своим сы-новьям (от первого брака) - Дмитрию и Николаю Метальниковым. Согласно данным 1914 г. братья владели 980 акциями - это значит, что 780 штук они сохранили за собой в добавок к 200 имеющимся на 1899 г., следовательно ос-тальные 2 000 акций они пустили в свободную продажу, намереваясь прив-лечь деньги новых акционеров. Как показало время – это было мудрое реше-ние: от продажи акций компании, в частности, Э. Нобелю и германской фир-ме «Alfred Nobel» основной фонд предприятия вырос на 500.000 руб. Таким образом, опираясь на архивные данные, можно утверждать, что официально опубликованная новая цифра акционерного капитала предприятия «Б.И. Виннеръ» - 2 млн.рублей - не была следствием дополнительной эмиссии ценных бумаг; в-третьих, в списках 1914 года нет такого явного крупного ак-ционера, каким была Екатерина Ивановна Виннер (владевшая в 1899 г. более 50 % акций): напротив, наблюдается «картина» достаточно равномерного рассредоточения ценных бумаг среди акционеров, исключение составляет лишь Э. Нобель, владеющий 1352 акциями «Общества». Нетрудно посчи-тать, что на его долю приходилось не более 17 % (из общего количества в 8.000 штук), т.е. относительно немного.\r\n Обрушившийся в начале XX в. на Россию экономический кризис, затем русско-японская война и революция 1905 - 1907 гг. тяжело поразившие пе-тербургскую промышленность, впрочем, практически не коснулись частных пороховых компаний Северо-западного экономического региона. Ежегодно публикуемые официальные отчёты промышленных заведений Российской империи в журнале «Вестник финансов, промышленности и торговли» поз-воляют сделать вывод об относительно стабильном производственном и фи-нансовом состоянии частных пороховых предприятий Северо-запада в труд-нейший для страны период (см. Приложение 10). Так, годовая чистая при-быль «А/О «Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и других взрывчатых веществ», при неизменности основного капитала (1.500.000 руб.), упала незначительно: с 302. 626 руб. (в 1902 г.) до минимальной от-метки – 248. 343 руб. (в 1906 г.), т.е. всего на 17 %. Причём в 1904 году наб-людался (неожиданный!) рост чистой прибыли компании, которая достигла рекордной для завода (за весь довоенный период) цифры – 320.439 руб., что оказалось выше не только показателя 1902 г., но и 1897 г. (308.909 руб.). «Скачёк» прибыли в 1904 г., по всей видимости, был связан с крупным за-казом предприятию «Б.И. Виннеръ» на поставку пороха и взрывчатых ве-ществ от Военного Министерства в годы русско-японской войны. \r\n Финансовые показатели деятельности «Русского Общества для выделки и продажи порохов» первых лет ХХ в. свидетельствуют о высочайших темпах роста чистой прибыли компании: если в 1902 г. она составляла 165,8 тыс. руб., то в 1906 г. – уже 612 тыс. руб. Из этого следует, что прибыль «Русско-го Общества» за четыре года выросла более чем в 3,5 раза. Однако, принимая во внимание, что основной капитал Шлиссельбургского завода за те же четы-ре года утроился, составив в 1906 г. - 2.700.000 руб., то рост прибыли пред-прияти в %-ом эквиваленте (с учётом основного капитала) не выглядит столь впечатляюще: 18,4 % - в 1902 г. против 22,6 % - в 1906 г., т.е. составляет все-го 4,2 %.\r\n Несмотря на то, что основной капитал «Франко-Русского Общества хими-ческих продуктов и взрывчатых веществ» в начале века не изменился (чуть более 1 млн. руб.), а прибыль компании за три года выросла более чем в 3 ра-за: с 29,2 тыс.рублей в 1903 г. – до 99,4 тыс. рублей в 1905 г., тем не менее, средний показатель чистой прибыли (с учётом капитала) «Франко-Русского Общества» за 1902 – 1906 гг. не превысил 7 %. Аналогичные показатели «А/О «Б.И. Виннеръ» и «Русского Общества…» за тот же период составили соответственно: 19,44 % и 18,48 %, что говорит об их высокой рентабельнос-ти.\r\n Анализ приведённых данных позволяет заключить, что в целом экономи-ческий кризис начала ХХ в. мало отразился на деятельности частных порохо-вых компаний Северо-запада – они продолжали работать в стабильном ре-жиме, и меньше всего он коснулся компании «Б.И. Виннеръ» и Шлиссель-бургского порохового завода, которые, начиная с 1908 года вступают в но-вую стадию своего развития.\r\n В начале XX века особенно отчётливо проявилась новая тенденция в раз-витии частых пороховых предприятий Северо-западного региона. Это выра-зилось, в часности, в значительном стремлении руководства всячески дви-гать вперёд своё производство, развивать и совершенствовать технику, рас-ширять сеть своих складов и магазинов на территории Российской империи. Это было вызвано несколькими причинами. В начале века предприятия Севе-ро-запада примерно сравнялись по своему производственному потенциалу, в связи с чем между ними начинается пора жёсткой конкурентной борьбы, в которой должен был победить тот, кто делал лучше, дешевле, быстрее. Воз-росшая конкуренция между предприятиями в пороховой отрасли, повы-шенные военные заказы от казны и огромный спрос на взрывчатые составы со стороны отечественной добывающей промышленности - всё это потребо-вало от правления спешного расширения производственных мощностей, а следовательно и введения новых производственных мастерских. Источники указывают на значительное увеличение расходов на эти цели владельцев пороховых заводов в начале века. Так, правлением «Русского Общества для выделки и продажи порохов» (см. табл. 10) на строительство и обустройство \r\n\r\nТаблица 10. Динамика роста отчислений Шлиссельбургского завода на но- \r\n вое строительство в нач. ХХ в., (в руб.). \r\nЗа отчётный\r\nгод Расходы на новые сооружения\r\nи их оборудование\r\n1901 42 029\r\n1902 712 758\r\n1903 нет данных\r\n1904 138 639\r\n1905 143 650\r\n1906 нет данных\r\n1907 316 767\r\n1908 86 033\r\n\r\nновых мастерских за восемь лет была затрачена гигантская сумма - более 1,5 млн. руб.\r\n Попытаемся выяснить: в какое конкретное производство были вложены эти деньги? С марта 1899 г. вошёл в строй отдел по фабрикации нитроклет-чатки, производительностью 25 000 пудов. «Общество» расширило фабри-кацию чистого пироксилина: в 1902 г. была построена новая пироксилиновая мастерская, которая поставляла этот продукт Военно-Морскому ведомству для лекальных шашек, употребляемым в подводных минах. Кроме того, Шлиссельбургский завод продолжает наращивать производство бездымного (пироколлоидного) пороха (см. табл. 11). А в 1904 г. Общество, не считаясь с материальными затратами, приложило все старания к тому, чтобы свое-временно покрыть весь спрос на бездымный порох со стороны Морского ведомства, значительно повышенный ввиду войны с Японией. \r\n\r\nТаблица 11. Выпуск военной продукции Шлиссельбургского завода в на-\r\n чале ХХ в., (в пуд.). \r\nПериод (гг.) Пироколлоидный порох Пироксилин\r\n1899 – 1903 77 827 5 370\r\n1904 – 1908 131 490 6 774\r\nВсего: 209 317 ок. 12 000\r\n\r\nКроме того, Военное ведомство запросило 20 000 пудов аналогичного пороха для 3-х дюймовой полевой пушки - деньги были вложены удачно - начиная с 1905 г. Шлиссельбургский завод мог производить уже около 70 000 пуд. без-дымного пороха в год. \r\n Бурно развивается и инфраструктура предприятия. Под строительство мастерских требовалась земля: к 1909 г. территория Шлиссельбургского за-вода была увеличена до 1.664 десятин. Производственные сооружения сооб-щались между собой и с конечными пунктами - пристанью на р. Неве и ж/ст. «Дунай» - посредством «конно-железной дороги». Общая длинна сети кото-рой достигала 33 версты. Рост количества производственных мастерских потребовал постройки и оборудования целого ряда вспомогательных уста-новок, в частности: котельных и машинных отделений, дополнительных электрических станций, торфяного и газового отделений, лесопильни, во-докачки, ремонтной, мастерской ящичной тары и многих др. – всё это было построено. В 1909 г. в разных отделах завода уже функционировало 20 паровых котлов. Причём их совокупная мощность за восемь лет выросла более чем в шесть раз: если работа паровых двигателей в 1899 г. составляла – 373 лошадиные силы, то в 1908 г. – уже 2,043 тыс. лошадиных сил. \r\n Во все времена «визитной карточкой» любого порохового завода было качество выпускаемой продукции. Многочисленные опыты, а так же ка-чество каждой партии пороха и других исходных материалов проверялось в заводской химической лаборатории, которая являлась «мозгом» «Русского Общества». \r\n Кроме того, при Шлиссельбургском заводе имелось стрельбище, снаб-женное всеми необходимыми приборами для всестороннего исследования баллистики порохов. В таком сложном и ответственном деле как снабжение армии и флота боеприпасами «Русское Общество для выделки и продажи порохов» постаралось оградить своё производство от различных слу-чайностей, могущих нарушить нормальный ход его деятельности. В связи с этим Общество, не считаясь с материальными затратами приложило мак-симум стараний к тому, чтобы не зависеть от других заводов в отношении необходимых ему сырьевых материалов. Ещё в кон. XIX в. правление купило селитренный завод в Петербурге, а в 1903 г. при Шлиссельбургском заводе был открыт кислотный завод и начато строительство хлопкоочистительного отделения. Устранение посредников в деле снабжения сырьевыми компо-нентами дало возможность Шлиссельбургскому заводу постепенно снизить продажную стоимость готовой продукции. В частности, за 10 лет стоимость 1 пуда пороха сократилась на 10 рублей: с 50 руб. в 1899 г. – до 40 руб. в 1908 г. Причём даже во время войны с Японией, несмотря на значительные де-нежные затраты, вызванные спешным расширением, «Русское Общество» поставляло в казну порох по цене 41 – 42 руб. за пуд. \r\n Динамике развития частных пороходелательных предприятий на Северо-западе России в значительной степени способствовал постоянно растущий спрос на взрывчатые вещества. Так, приведённые в табл. 12 данные свиде-тельствуют о том, что потребление динамита в Росиии менее чем за пять лет выросло почти в 2 раза. То есть ежегодно в России потреблялось в среднем\r\n Таблица 12. Расход динамита в Российской империи в нач. ХХ в., (в пуд.). \r\n1899 г. 1900 г. 1901 г. 1902 г. 1903 г. 1904 г.\r\n28 005 37 805 41 647 43 441 47 843 53 480\r\n\r\n- 45 тыс. пудов динамита, из которых нашими горнопромышленниками заку-палось за границей всего лишь 5 - 10 тыс. пудов, причём эта цифра ежегодно уменьшалась. Таким образом, следует отнести в заслугу отечественным частным пороховым компанииям то, что они практически полностью удов-летворяли потребности российских предпринимателей во взрывчатых ве-ществах. \r\n Повышенный спрос на взрывчатые составы заставлял руководство ком-паний Северо-запада открывать дополнительные мастерские. Например, в 1907 г. правлением Шлиссельбургского завода было решено производить «тринитротолуол» («тротил» и «тол»). Мастерская по его фабрикации, перво-начальной производительностью – 15 000 пудов, начала действовать уже с января 1908 г., позже мощность была доведена до 36 000 пуд. в год. Не были обойдены вниманием и взрывчатые вещества гражданского назначения (см. табл. 13).\r\n\r\nТаблица 13. Количество произведённых взрывчатых составов Шлисельбург-\r\n ским заводом с середины 1890-х гг. по 1 янв. 1909 г., (в пудах). \r\nВещество: Количество:\r\nГремучий студень 38 242\r\nСтудень обыкновенный 10 293\r\nСтуденистый динамит 15 700\r\n Гризутины 6 701\r\n Всего: 70 936\r\n\r\n Не менее динамично развивался и бывший Екатерининский пороховой завод. Из данных протоколов заседаний акционеров А/О «Б.И. Виннеръ» начала ХХ в. следует, что значительная часть прибыли компании направля-лась на расширение производства: постройку новых цехов и складов, науч-ные изыскания, увеличение ассортимента выпускаемой продукции и т.п. Так, в начале 1907 г. правление «Общества» ходатайствует перед Правительством о разрешении на организацию производства «шеддита» (усовершенствован-ной разновидности динамита). И уже «к 1909 г. на Никольском заводе «Об-щества «Б.И. Виннеръ», - пишет А.Горбачёв, - выделкой шеддита занимались две крупные мастерские…». Об объёмах производства этих мастерских можно судить на основании данных Военной энциклопедии за 1911 г., в которой читаем: «Никольский пороховой завод «Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и других взрыв-чатых веществ»…ежегодно изготовлял 3 тыс. пудов особого вещества, при-меняемого в подрывном деле, под названием «шеддит». \r\n Стоит подчеркнуть, что продолжатели «дела» Бориса Ивановича Виннер не жалели средств на финансирование заводской лаборатории, а также прис-тально следили за всеми новыми открытиями в области пороходелия и при-готовления взрывных составов, по возможности внедряя в своё произ-водство. Нередко правление Екатерининского (Никольского) порохового за-вода брало на себя ответственность первым начинать выделку вновь изобре-тённых веществ. Например, в XX веке завод стал «пионером» в производстве \r\n\r\nшеддита, нового охотничьего пороха «Сокол», малодымного пороха гене-рала Лишева» и многих других веществ. \r\n Не были обойдены вниманием и зарубежные открытия. Остановимся по-подробнее на одном из них, внедрение которого на Никольском заводе не обошлось без проблем. Стремясь усовершенствовать технологический про-цесс выделки взрывчатых веществ, «Акционерное Общество «Б.И. Виннеръ» в 1910 г. покупает за границей новую технологию производства нитрогли-церина (см. Приложение 11). Этот способ получает название по имени изоб-ретателей – «Наталь - Томсон».\r\n 15 сентября 1910 г. в I Отдел Министерства Торговли и Промышленности приходит Прошение (№ 17373) « о ходатайстве правления «общества Вин-неръ для выделки и продажи пороха» на разрешение устройства более мощ-ной и совершенной установки получения нитроглицерина по способу «На-таль - Томсон» в динамитном отделении Никольского завода». «Общество» в свою очередь обязуется соблюдать «Правила…относительно выделки взрывчатых составов от 21 сентября 1909 г.» и предоставляет Горному департаменту «генеральный план завода, чертежи будущих построек, а также описание производства способом «Наталь - Томсона». И 18 сентября 1910 г. по данному вопросу в техническом отделении Горного департамента заводится Дело № 24. Однако, этого оказалось недостаточно для разрешения на постройку упомянутых нитроглицериновых мастерских. 30 ноября 1910 г. в главную контору Правления «Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ» приходит запрос (№ 23299) с требованием «дать подробное описание тех-нологии и приборов по производству нитроглицерина по вышеупомянутому способу…». \r\n В связи с этим возник своего рода юридический казус в отношениях между подотчётным частным предприятием (А/О «Б.И. Виннеръ») и выше-стоящим государственным учреждением (Горным департаментом – I Отдел), который указывает нам на несовершенство дореволюционного российского законодательства в области военно-химической промышленности. Дело в том, что правление «Общества» пытается оставить за собой право сохране-ния втайне технологии «Наталь - Томсон», о чём и заявляет в ответном пись-ме 2 декабря 1910 г. Министру Торговли и Промышленности. «Более подроб-ную информацию о технологии.., - пишут руководители завода, - мы дать не можем, потому что таковая составляет секрет изобретателей и мы уплатили им за право ею пользования на нашем заводе довольно крупную сумму…Что\r\nже касается описания процесса.., то оно приложено». \r\nПо всей видимости, данный ответ не удовлетворил Министра, - поэтому он передаёт «Дело № 24» на рассмотрение в Горный Учёный Комитет - д. с. советнику Ф. Шрёдеру. Пока в Учёном Комитете разбирали это дело, Ни-кольский пороховой завод посетил губернский архитектор П. Трифонов и составил в присутствии уездного исправника «Акт осмотра местности» под нитроглицериновый цех, найдя «возможным допустить на означенном месте постройку мастерской № 37». \r\n Тем временем, Господин Шрёдер, рассмотрев дело «О введении в дина-митном отделении завода Общества Б.И. Виннера…способа Наталь – Том-сон», 10 января 1911 г. в Горный Учёный Комитет донёс следующее: «Ввиду того, что данный способ имеет неоспоримые преимущества…я не встречал бы препятствий к удовлетворению его…». В свою очередь, Председа-тельствующий в Учёном Совете – Я. И. Хованский вынес заключение: «…принимая во внимание ходатайство Правления А/О «Виннеръ» и отзыв д. с. советника Шрёдера, необходимость подлежит удовлетворению.., при ус-ловии, чтобы взрывчатые вещества не хранились на заводе…». Таким образом, на этом вопрос был закрыт: многомесячное «противостояние» за-вершилось в пользу «Общества Виннеръ» и, наконец-то, дело сдвинулось «с мёртвой точки».\r\n О том, что выделка нитроглицерина по новой технологи на Никольском заводе началась не позднее 1912 года, можно заключить на основании доклада № 22585 от 30 октября 1912 г. инспектора надзора I отдела Минис-терства Торговли и Промышленности. Его доклат, адрессуемый в Горный де-партамент, утверждает: «введённое на заводе «Б.И.Виннеръ» производство динамита по способу Наталь - Томсон является установившемся…и подле-жит осмотру межведомственной комиссией». Интересно, что в комиссию, осматривавшую 2 ноября 1912 года новый цех (№ 37) Никольского поро-хового завода, в качестве представителя от технического отдела Горного де-партамента был приглашён тот самый профессор, горный инженер - И.Ф. Шрёдер.\r\n Бурное развитие производства пороха и взрывчатых веществ, хорошая организация трудового процесса и продуманная инвестиционная политика руководства способствовали небывалому увеличению темпов прироста гото-вой продукции индивидуальных пороходелательных предприятий Северо-за-пада. Однако, уже в начале ХХ в. имеющегося количества складов, принад-лежащих пороховым компаниям, особенно в горнопромышленных районах, оказалось недостаточно для успешного размещения всех поступающих зака-зов потребителей. Более того, вышедшие в 1904 г. дополнения к «Правилам хранения и перевозки взрывчатых составов…» ужесточили надзор и запре-тили хранить на складах более 20 тысяч пудов пороха или взрывчатых ве-ществ». Таким образом, рост производства и ограничение складского объ-ёма вынуждало компании увеличивать количество самих складов. К тому же стремление к устранению многочисленных торговых посредников и установ-лению возможно близкого общения с потребителями побуждало компании обзаводиться собственными пороховыми и динамитными складами для нужд горнозаводской и соляной промышленности. Постепенный рост числа скла-дов, принадлежащих «Русскому Обществу для выделки и продажи пороха и взрывчатых веществ» представляется в следующем виде: \r\n\r\nПериод: Открыто складов:\r\n1884 – 1888 гг. 12\r\n1889 – 1893 гг. 4\r\n1894 – 1898 гг. 11\r\n1899 – 1903 гг. 10\r\n1904 – 1908 гг. 15\r\nВсего: 42\r\n\r\nК 1909 г. «Русское Общество» имело 42 торговых склада: 30 - пороховых, 4 - динамитно-пороховых (смешанных) и 8 - динамитных. Не менее впечатля-ющим выглядит список складов и магазинов «Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и др. взрывчатых ве-ществ», насчитывающий уже в начале ХХ в. не менее 50 торгово-складских представительств своего завода. Очень интересна география их рассредо-точения на территории Российской империи (см. Приложение 12).\r\n Впрочем, большое количество инстанций и бюрократическая волокита делали учреждение каждого нового порохового склада очень нелёгким делом, которое часто затягивалось на долгие месяцы, а то и годы. Например, в 1903г. в Кутаисское управление государственных имуществ поступило Прошение (№ 8517) поверенного А/О «Виннеръ» - купца А. Салерни «на аренду Обществом участка… мерою 300 кв.саж.., в Батумском округе под по-роховой склад…сроком на 12 лет». И хотя, на запрос № 15764 Министерства Государственных Имуществ Российской империи от 6 октября 1903 г. от И. О. данного Министерства на Кавказе пришёл ответ: «…удовлетворить про-шение А. Солерни и разрешить аренду…», дело затянулось на целый год. В сентябре 1904 г. Главноначальствующий Гражданской частью на Кавказе пи-шет в Тифлис, что «не встречает препятствий к предоставлению указанного участка земли «Обществу Виннеръ»…под пороховой склад…в данной мест-ности». \r\n И только в ноябре 1904 г., согласно данным «Выписки из журналов Ко-митета Министров», вопрос об аренде и устройстве порохового склада на Кавказе «Акционерным Обществом «Б.И. Виннеръ» был решён окончатель-но. «Комитет в заседании 9 ноября определил сообщить о том Министру Земледелия…к исполнению». Таким образом, дело длилось более года.\r\n Несколько быстрее было получено разрешение на аренду земли под склад в Берёзовской горнозаводской даче Пермской губернии представителем Об-щества «Б.И. Виннеръ» - купцом А. Железняковым. Последний обратился в Министерство Торговли и Промышленности в середине 1906 г., где его хода-тайство рассмотрели и направили на Высочайшее утверждение. «Выписка из журналов Совета Министров» гласит, что на двух заседаниях Совета, состо-явшихся 10 февраля и 2 марта 1907 г., «слушана записка №1309 от 22 де-кабря 1906 г. Министра Торговли и Промышленности – Д. Филосовова…», в результате Совет вынес: «предоставить Акционерному Обществу в аренду земельный участок в Берёзовской горнозаводской даче без торгов площадью 4 дес. 400 кв. саж…». \r\n Пятилетие (1908 - 1913 гг.) – период экономического подъёма в Россий-ской империи. С 1909 г. начинается резкое оживление отечественной про-мышленности. Число заказов частным пороходелательным компаниям Севе-ро-запада значительно возрастает. Огромные средства тратятся на расшире-ние производства: приобретаются большие участки земли, строятся новые мастерские. Впрочем, все справляются - об этом свидетельствует стабильный рост товарооборота предприятий (см. таб. 14). \r\n Теперь, на примере Екатерининского завода А/О «Б.И. Виннеръ», попы-таемся выяснить объёмы фабрикации и ассортимент производимой продук-ции выделки индивидуальных пороходелательных компаний Северо-запада в предвоенные годы. Так, «Никольский завод», по данным Военной энциклопе-дии за 1911 г., «ежегодно производил до 25.000 пудов дымного охотничьего и более 25.000 пудов минного порохов; до 20.000 пуд. различных сортов динамита и 3.000 пуд. шеддита; более 3.000 пуд. белого горного пороха Виннера, а также малодымный порох ген. Лишёва. Кроме того, завод являлся \r\nединственным в России, изготовляющим бикфордов шнур, которого только для военного ведомства выпускалось ежегодно 200 тыс. аршин». Кроме то-го, «Никольский завод производил в значительном количестве основные\r\nсырьевые компоненты разнообразных взрывчатых веществ, например, гризу- \r\n\r\nТаблица 14. Оборот индивидуальных пороховых предприятий Северо-\r\n запада в 1907 – 1913 гг., (в руб.). \r\nГоды\r\n Екатерининский завод\r\n«А/О «Б.И. Виннеръ» для вы-делки и продажи пороха, динамита и др. взрывчатых в-в» Всех заводов\r\n«Русского Общества для выделки и продажи порохов»\r\n\r\n1907 2. 328. 128 7. 245. 689\r\n1908 2. 468. 505 7. 454. 108\r\n1909 2. 565. 210 нет данных\r\n1910 2. 720. 863 8. 283. 513\r\n1911 2. 819. 824 8. 821. 790\r\n1912 2. 919. 234 8. 467. 844\r\n1913 3. 004. 182 10. 344. 723\r\n\r\nтины, пикриновые кислоты и т.п.», а затем выгодно продавал их другим пороховым предприятиям, не имеющих соответствующей техники. \r\n Такие размеры производства показывают высокий уровень технического оснащения частных заводов. В течение нескольких предвоенных лет их зат-раты на строительство и новое оборудование (см. таб. 15) возрастают из года в год.\r\n\r\nТаблица 15. Расходы пороховых предприятий Северо-запада на новые\r\n сооружения и их оснащение в 1907 – 1913 гг., (в руб.). \r\nГоды\r\n Екатерининский завод\r\n«А/О «Б.И. Виннеръ» для вы-делки и продажи пороха, динамита и др. взрывчатых в-в» Всех заводов\r\n«Русского Общества для выделки и продажи порохов»\r\n1907 16. 366 42. 650\r\n1908 18. 540 316. 767\r\n1909 21. 515 86. 033\r\n1910 48. 450 103. 707\r\n1911 83. 084 62. 090\r\n1912 121. 567 нет данных\r\n1913 80. 703 191. 214\r\n\r\nТаким образом, пороховые заводы Северо-западного экономического реги-она выросли в по-настоящему крупные, современные предприятия, оснащён-ные новейшим оборудованием и способными выполнять большие производ-ственные задачи.\r\n В начале 1914 года, по мере ухудшения внешнеполитической обстановки, Россия готовится к возможному военному столкновению: армейские склады усиленно пополняются оружием, порохом и взрывчаткой. К середине 1914 г. подготовка к войне развёртывается всё шире - ГАУ (Главное Артиллерий-ское Управление) создаёт громадный запас дымных и бездымных порохов на случай затяжной войны. \r\n Для начала рассмотрим ситуацию в России с дымными порохами, коль скоро их фабрикацией впредверие войны занимались исключительно част-ные пороховые предприятия. Начиная войну, царское правительство обеспе-чило армию запасом в 350.000 пудов дымного пороха, посчитав, что такого огромного количества хватит надолго. Но масштабы и темпы новой войны оказались иными, чем предполагалось. Имеющийся запас был израсходован уже к началу 1915 года. Снова сказались роковые просчёты царского коман-дования. «Войну нужно вести не на запасах, как бы велики они не были, - пи-сал ещё в 1870-е гг. Б.И. Виннер, - а только непрерывно наращивая произ-водство…». \r\n Война оказала многостороннее влияние на экономическую, полити-ческую и культурную жизнь страны. За годы войны возросла роль Северо-западного экономического региона как крупнейшего военно-промышленного центра страны. Война потребовала перевода частной отечественной промыш-ленности на рельсы военного производства, не стала исключением и хими-ческая отрасль. Уже в начале осени 1914 г., пытаясь лихорадочно наверстать упущеное, Правительство привлекает к выполнению срочных военных зака-зов частные пороховые предприятия. Первыми откликнулись компании Севе-ро-запада: Екатерининский завод «А/О «Б.И. Виннеръ» и Шлиссельбургский пороховой завод, - сделав за годы войны всё возможное для обеспечения на-шей армии дымными порохами и другой продукцией. Стоит отметить, что они с конца 1870-х гг. и вплоть до революции 1917 г. не прерывали тесного сотрудничества с Военными ведомствами. Именно от последних уже с сен-тября 1914 г. указанные предприятия получают первые крупные военные за-казы на поставку пороха, динамита и бикфордова шнура. Так, из данных, представленных в табл. 16, следует, что главными заказчиками завода в тече-ние 1914 – 1916 гг. были Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) и Глав-ное Военно-Техническое Управление (ГВТУ). \r\n\r\nТаблица 16. «Список казённых заказов «Акционерному Обществу «Б.И. Вин-\r\n неръ» в годы Мировой войны.\r\nНаименов.\r\nучр-ения Год, число, месяц\r\nконтракта Род изготовляемых\r\nпо заказу изделий Кол-во\r\nГВТУ: 10 сент. 1914 г. №6278 асфальтиров. шнур 11 тыс. кр.\r\nГАУ: 17 окт. 1914 г. №3548 минный порох 50.000 пуд.\r\nОхтенский\r\nпор. завод: 29 янв. 1915 г. №1267 зажигательный шнур 11 тыс. кр.\r\nГВТУ: 12 июня 1915 г. № 6955 военный динамит 5.000 пуд.\r\nОхтинский\r\nзавод: 28 июля 1915 г. № 6895 пороховая мякоть 5.000 пуд.\r\nГВТУ: 15 сент.1915 г. № 13801 пикриновая кислота 50.000 пуд.\r\nВоен.-окр.\r\nАрт.Упр-е: 30 сент. 1915 г.\r\n№ 14783 асфальтовый шнур 10.000 кр.\r\nВоен.-окр.\r\nАрт.Упр-е: 30 сент. 1915 г. № 222 зажигательный шнур 60.000 кр.\r\n\r\nГВТУ: 4 нояб. 1915 г. № 17526 минный порох 60.000 пуд.\r\nГВТУ: 24 апр. 1916 г. № 41045 Шеддит 1.300 пуд.\r\nГВТУ: 21 июня 1916 г. № 60685 зажиг. шнур 200.000 кр.\r\nГВТУ: 8 июля 1916 г. № 66730 Шеддит 5.000 пуд.\r\nГВТУ: 23 июля 1916 г. \r\n№ 71792 перепатронирование американского динамита 15.000 пуд.\r\nГАУ: 17 сент. 1916 г. № 261 зажиг. шнур 184 тыс. пуд.\r\nГАУ: 17 сент. 1916 г. № 262 пикриновая кислота 50.000 пуд.\r\nГАУ: 8 окт. 1916 г. № 158177 асфальтовый шнур 222.000 пуд.\r\nГАУ: 15 нояб. 1916 г. № 182461 шнуровой порох 250 пуд.\r\n \r\nВо время войны пороховой завод «Акционерного Общества «Б. И. Виннеръ» так же выполнял и частные заказы. Правление, не отказываясь от выгодных предложений, однако, в первую очередь осуществляло поставки своей продукции тем гражданским компаниям, которые по решению ГАУ так или иначе были связаны с обороной Российской империи. В табл. 17 значится более тридцати крупных компаний различных отраслей, пользующиеся ус-лугами Екатерининского завода.\r\n Из представленных данных хорошо видно, что Общество «Б.И. Виннеръ» в военное время производило, главным образом, дымные пороха различного назначения. Дымными порохами с успехом занимались и остальные частные пороховые компании Северо-западного региона Российской империи. \r\n\r\nТаблица 17. «Список заказов, связанных с обороной по решению ГАУ, пос-\r\nтупивших в правление «Акционерного Общества Виннер» с\r\n января по ноябрь 1916 года. \r\nСписок заказчиков Приобретённый продукт\r\nОбщество Москово-Виндаво-Рыбинской ж\\д зажигательный шнур\r\nОбщество Бухарской ж\\д минный порох\r\nУправление Внутренних водных путей минный порох\r\nОбщество «Кизил-Кия» минный порох\r\nТоварищество Нарвской льнопрядильной мануфактуры минный порох\r\nАкционерное Общество Балтийской торговли охотничий порох\r\nТоварищество «Свет» шнуровой порох\r\nПетроградский трубочный завод шнуровой порох\r\nТверская снаряжательная мастерская охотничий порох\r\nУправление Юго-Западных ж\\д минный порох\r\nНачальнику работ по шлюзованию р. Шексны минный порох\r\nАкционерное Общество «Прометей» минный порох\r\nТорговое Общество «Санто» минный порох\r\nФабрика «Националь» пороховая мякоть\r\nНовороссийский завод «Цепь» минный порох\r\nЕринский Портланд-Цементный завод минный порох\r\nРоссийское Строительное Акционерное Об-щество минный порох\r\nУправление Внешних водных путей\r\nМариинское Торгово-Промышленное Това-рищество кооперативов минный порох\r\nохотничий порох\r\nНовгородская Губернская Земская управа чёрный порох\r\nЗавод С.Лиознова пороховая мякоть\r\nЦентральный Военно-Промышленный Коми-тет пороховая мякоть\r\nКварцхомский медеплавильный завод минный порох\r\nАкционерное Общество Балтийской торговли калиевая селитра\r\nЦентральный Военно-Промышленный \r\nКомитет зажигательный шнур\r\nА\\О Кузнецкие каменноугольные копи минный порох\r\n\r\nСогласно данным Забелина, «состояние дел с выпуском дымных порохов в годы войны было благополучным, их выработка за 1914, 1915 и 1916 годы составила:\r\n « Шлиссельбургский завод……………………….. 180 тыс. пудов;\r\n \r\n Завод А/О «Виннеръ» …………………………... .150 тыс. пудов;\r\n \r\n Завод Никольско-Журавского Общества\r\n ст. Горная (ЮВЖД)………………………………...130 тыс. пудов;\r\n \r\n Завод Южно-Русского Общества\r\n ст. Синельниково ……………………………….. …100 тыс. пудов;\r\n \r\n Шостенский завод (казённый) ………………………70 тыс. пудов;\r\n \r\n Итого: 630 тыс. пудов». \r\nИз этих данных видно, что два Петербургских завода выпустили 330 тыс. пудов пороха, что составило более половины совокупного объёма, произведённого в России за этот период. Компания «Виннеръ» за три года выпустила 150.000 пудов пороха, что составило ¾ от общего количества (больше чем любой другой завод), лишь несколько уступив лидеру отечественного частного пороходелия - Шлиссельбургскому заводу. О том, что в России обходились дымным порохом выделки отечественных частных заводов говорит тот факт, что «до 1917 года из-за границы его поступило не более 52 тыс. пудов», т.е. только шестая часть. Таким образом, можно утверждать: в России острого недостатка в дымных порохах за все годы войны не ощущалось и «вопрос об увеличении их поставок «Особым Совещанием...» не обсуждался», в отличие, скажем, от ситуации с бездымными порохами, выпуск которых в нужном объёме так и не удалось наладить.\r\n Чем же объясняется катастрофическая ситуация с бездымным порохом и такая «предательская» неподготовленность России к предстоящей войне, ког-да из-за острого дефицита именно бездымного пороха русская армия терпела в войне поражение? Начнём с того, что бездымный порох был изобретён во Франции в 1881 г., причём оказалось, что данный порох в два раза мощнее обычного (дымного). И уже к середине 1880-х гг. западноевропейские ком-пании переходят на его массовую выделку. В России же массовый выпуск пироксилинового пороха на трех казённых предприятиях был налажен лишь к 1900 году, кроме того, мощности его производства были явно недоста-точными, а их рост по ряду объективных причин был нереален. Россия позже других стран Европы вступила на путь капиталистического развития. Без высокоразвитых (главным образом, химической и приборостроительной) отраслей промышленности не могла прогрессировать и выделка современ-ных порохов. Затяжная война выявила общую экономическую отсталость Российской империи. Ей же соответствовали неразвитые формы управления важнейшими государственными делами.\r\n Крупные просчёты допустило ГАУ и в оценке потребности русской ар-мии при подготовке к войне. В 1914 - 1915 гг. ГАУ успокаивало Правитель-ство и общественность, заявляя, что Россия к войне готова. И ссылаясь на свои расчёты заявляло, что запасов бездымного пороха достаточно, а мощ-ности трёх действующих и одного начатого строительством пороховых заво-дов в случае необходимости их пополнят. Как показало время, данные рас-счёты не только не оправдались, напротив, русская армия оказалась в катас-трофическом положении. \r\n Сейчас можно констатировать, что Россия изначально не была готова к затяжной войне. Достаточно сравнить данные производства бездымного по-роха за 1915 - 1917 гг. в России и Германии, представленные в табл. 18.\r\n\r\nТаблица 18. «Количество годовой фабрикации бездымных порохов в\r\n странах Европы, (в тоннах)»: \r\nГоды: Германия: Россия:\r\n1915 38 000 7 000\r\n1916 80 000 13 000\r\n1917 100 000 12 400\r\nВсего: 218 000 32 400\r\n\r\nОтсюда следует, что Россия выпустила за указанные годы в 7 раз (а за всю войну в 10 раз) меньше дымного пороха, чем Германия! Но для нас важнее другое: оказывается Российская империя вступила в войну, имея изначально показатели выработки пириксилиновых и нитроглицериновых порохов заметно более низкие, чем любая из воюющих стран. Следовательно – ожи-дать, что эти показатели значительно вырастут во время войны было либо глупо, либо преступно. Неслучайно в те годы в обществе много и в открытую говорилось о предательстве (в частности, снятие с должности Военного министра Сухомлинова). По этому поводу генерал Маниковский (уже после войны) справедливо писал, что «наше Правительство предполагало вести войну только на заготовленные в мирное время запасы… Никакого предва-рительного плана и подготовки к их систематическому пополнению не ве-лось, по крайней мере до середины 1916 г.». \r\n Когда стало ясно, что запасов бездымного пороха хватит лишь до конца 1914 г., а казённые предприятия не способны значительно поднять его вы-делку (удовлетворяли около 1/3 потребностей армии ) - Правительству ни-чего не оставалось как начать закупку бездымного пороха за рубежом. Поставку пороха в Россию наладили быстро: огромные суммы заказов и прибыль, получаемая иностранными производителями стали решающими аргументами. Согласно данным А. Маниковского, общее количество без-дымных порохов, поступивших в Россию из-за границы до 1 января 1918 г. составило 104 тыс. тонн. Например, за три года войны Российская империя выдала военных заказов только США на сумму около 1.287 млрд. рублей. Поэтому «главным образом за счёт русского золота, - как справедливо от-мечал Маниковский, - выросла в Америке военная промышленность громад-ного масштаба…» и добавлял: «теперь уже должно быть ясным, что контро-лирующие ведомства (Правительство и Дума), урезая кредиты на развитие русской военной промышленности, экономили золото для иностранцев…». \r\n Со сменой начальника ГАУ генерала Кузьмина-Караваева и назначением на эту должность генерала-лейтенанта А. Маниковского (в мае 1915г.), ГАУ в срочном порядке пытается исправить задания казённым пороховым пред-приятиям и ускорить строительство нового завода в Тамбове. Кроме того, Маниковский предпринимает попытку шире привлечь к выделке бездым-ных порохов частные пороховые предприятия, включая те, которые прежде его не выпускали. Маниковский поручает Химическому Комитету ГАУ дать свои предложения по организации такого производства. 2 июня 1915 г. Ко-митет приводит Заключение (№482): «Нитроглицериновый порох можно изготовлять только на тех частных пороховых заводах, где есть фабрикация пироксилина и нитроглицерина…В настоящее время в России нитрогли-церин готовится на заводах Шлиссельбургском, «Виннеръ» и Штеровском для фабрикации динамита». Для начала «Комитет» советует «заказать проб-ную партию НГЦ пороха Шлиссельбургскому заводу», и для того, чтобы ра-боты были продуктивными «откомандировать на помянутый завод штабс-ка-питана Довгелевича… Кроме того необходимо сейчас же начать строитель-ство больших заводов серной кислоты и пороксилина..». \r\n Шлиссельбургский завод был крупнейшим частным пороховым заводом в России на тот момент, поэтому выбор ГАУ видится вполне закономерным. Кроме того, проводить эксперименты по фабрикации НГЦ пороха сразу на трёх частных заводах Северо-запада не было резонно, тем более это резко сокращало на них выделку динамита. Об этом упоминается, в частности, в Докладе «Химического Комитета», что «весь динамит указанных компаний идёт для горных работ и прекратить его приготовление невозможно, потому что остановится добыча каменного угля и многие горные работы…». \r\n К опытам по изготовлению первых образцов НГЦ пороха на Шлиссель-бургском заводе приступили уже 15 июня 1915 г. Они продолжались до се-редины ноября 1915г. По окончании опытов ГАУ получило заключение «Русского Общества…», что к выделке заказанных 30.000 пудов НГЦ пороха завод готов, но при некоторых «условиях». ГАУ в ответ на условия пред-ставителей Шлиссельбургского завода в декабре 1915 г. вынесло Решение (№1026): «Условия, предлагаемые Обществом неприемлемы…». Ответ, ко-нечно, достойный, но до конца I Мировой войны НГЦ порохов выделки частных компаний так и не появилось. Не будем цитировать эти «условия», достаточно привести высказывание профессора Л. Забелина по этому поводу, считающего «диктатом» действия «Русского Общества для выделки и про-дажи пороха»: «В то время, когда речь шла о судьбе армии - Общество не желает рисковать и тратить ни копейки своих денег для организации отдела НГЦ порохов; оно не берёт на себя ответственность за выпускаемый порох, а цену устанавливает грабительскую…». Удивительно, но во всех бедах рос-сийской армии, данный исследователь винит частные пороховые компании, построенные на иностранный капитал. «Думается, ультиматум Общества, - выводит Забелин, - преследовал не только желание неслыханно обогатиться, просматриваются и военно-политические интересы Германии, стремившейся любым способом не допустить создания в России производства НГЦ по-рохов, т.к. завод был наполовину германским…». \r\n Впрочем, нельзя не согласиться с Л. Забелиным в том, что частные ком-пании во все времена заботил, в первую очередь, своекорыстный интерес. Стоит признать, что частные пороходелы никогда не забывали о собственной выгоде даже в трудные для страны годы - вот только в период развития капитализма в России эта тенденция становится почему-то более заметной. Однако, совершенно очевидно, что проблема нехватки бездымного пороха в русской армии (и вообще боеприпасов) в годы войны более глубока, чем кажется.\r\n Что касается вероятности саботажа на частных пороходельнях в пользу Германии, вследствие засилья иностранных поданных в Правлениях данных компаний (на что указывает Л. Забелин) - это не более чем догадки данного исследователя. Как быть с тем, что «в 1891 – 1914 гг. иностранный капитал преобладал в 457 новых промышленных предприятиях страны, причём в среднем на российскую компанию, например, в 1914 г. приходилось 1,2 млн. руб., а на иностранную – 1,7 млн.». Это свидетельствует о том, что в дорево-люционной России в разных отраслях успешно функционировали многочис-ленные частные предприятия с заграничным капиталом, в том числе и в пороховой отрасли. Если говорить о Северо-западном экономическом регио-не, то стоит ещё раз упомянуть «Франко-Русское Общество химических про-дуктов и взрывчатых веществ» и «Акционерное Общество «Б.И. Виннеръ», где на протяжение нескольких десятилетий половина (и более) действующих директоров, а так же крупнейшими держателями акций были либо иност-ранцы, либо иностранные подданные. Кроме того, пока неизвестно, посту-пали ли предложения ГАУ наладить выделку нитроглицериновых порохов А/О «Б.И. Виннеръ» и «Франко-Русскому Обществу» (как это было с заказом на пироксилиновый порох в 1890-е гг.). Если такие предложения и пос-тупали, а руководители указанных заводов ответили отказом, - получается, следуя логике рассуждений Л. Забелина, что последних следует причислить к «предателям» России?\r\n По всей вероятности, если бы Правление Шлиссельбургского завода дей-ствительно поставило себе целью «сорвать создание в России НГЦ пороха», то для этого было бы проще вообще отказаться от предложений ГАУ и не начинать эксперимент. Однако руководство завода пошло на встречу ГАУ и приступило к данному производству. «Русское Общество» тратит большие деньги на опыты для выработки бездымного пороха, причём суммы, выде-ляемые на опыты с каждым годом всё увеличиваются. Учитывая сложив-шуюся обстановку в стране, видится вполне допустимым то, что «Русское Общество», идя на определённый риск (с высокой долей вероятности «про-гореть» в новом деле), потребовало от казённого Ведомства некоторых гаран-тий, в частности, финансовых, но получило отказ. \r\n Из всего вышеизложенного следует, что винить только частных порохо-делов в срыве производства новейшего бездымного пороха в России – будет несправедливо. Принимая во внимание общую экономическую отсталость России от передовых стран в предверии войны, в первую очередь Правитель-ство должно было позаботиться о качественном улучшении дел всех отрас-лей военной промышленности, а также создать благоприятные условия и продумать деятельный механизм для возможно более широкого привлечения частных предприятий к такому важному делу, как обеспечение обороноспо-собности страны. \r\n Война стала величайшей трагедией для России. О причинах военных не-удачь многие размышляли уже тогда. Например, в октябре 1916 г. в докладе Военному Министру Главное Артиллерийское Управление открыто признаёт свои ошибки: «Если бы сократить число потраченных миллиардов.., если бы ограничиться приобретением необходимого заводского оборудования, обра-титься к развитию военной промышленности у себя… Если бы так было пос-туплено с того момента, как выяснился истинный масштаб войны, то ныне картина была бы конечно иная…». \r\n Теперь обратимся к вопросу: как повлияла война на развитие частного по-роходелия в нашем регионе? За годы Мировой войны значительно выросли многие отрасли промышленности, в том числе и химическая. Производство и продажа пороха, взрывчатых составов и т.п. веществ в сложившихся усло-виях оказалось весьма выгодным делом. I Мировая война, принесшая неисче-слимые страдания народам, принесла огромные доходы частным пороховым компаниям Северо-запада. Так, чистая прибыль «Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и др. взрывчатых веществ» и «Русского Общества для выделки и продажи порохов» в 1917 г. выросла более чем втрое, по сравнению с довоенным 1913 годом. Это видно из некоторых данных финансовых отчётов предприятий, представленных в таб. 19. \r\n\r\n Таблица 19. Прибыль предприятия за отчётный год: \r\nПороховая компания 1913 г. 1917 г.\r\n«А/О «Б.И. Виннеръ» 373. 583 руб. 1. 170. 937 руб.\r\n«Русское Общество…» 1. 294. 655 руб. 4. 173. 110 руб.\r\n \r\n В некоторых исследованиях можно встретить обвинительные слова в адрес частных пороховых предприятий, в частности, А/О «Б.И. Виннеръ», что будто бы бурная деятельность, осуществляемая Екатерининским заводом под прикрытием патриотических лозунгов работы на оборону, на самом деле была «безудержной погоней за прибылью». \r\n Не хочется оправдывать Правление завода, тем более что будет не совсем правильным осуждать естественное стремление частных промышленников к получению предпринимательской прибыли, пусть даже и в условиях войны. Впрочем, данных, доказывающих, что высокий прирост прибыли был достигнут компанией в годы войны благодаря каким-либо «махинациям», например, искусственному завышению цен на свою продукцию или другими подобными акциями - пока не найдено. Представленные в табл. 20 показатели динамики объёмов продаж компании «Б.И. Виннеръ» объективно указывают на то, что громадная прибыль предприятия стала закономерным следствием более чем тройного роста объёмов реализации готовой продукции, т.е. благодаря выполнению «Обществом» заказов командования русской армии. Всё это стало возможным благодаря высоким производст-\r\nТаблица 20. Динамика роста продаж «А/О «Б. И. Виннеръ». \r\nГоды: 1913 1914 1915 1916\r\nВыручено от продажи товаров, (в руб.): \r\n2. 432. 900 \r\n 2. 569. 100 \r\n4. 031. 300 \r\n7. 715. 400\r\n\r\nвенным показателям. Так, среднегодовые темпы прироста готовой продукции А/О «Виннеръ» увеличились к 1917 г. в 1,5 раза по сравнению с 1913 г., а совокупный объём производства вырос с 2. 318. 758 руб. (1913 г.) до 6. 770. 816 руб. (1917 г.), т.е. в 3 раза. \r\n В целом блестяще складывались дела и у Боровического порохового за-вода. Цифры, представленные в таб. 21, свидетельствуют о высоких темпах экономического развития данного предприятия в период 1913 – 1917 гг. \r\n\r\nТаблица 21. Динамика развития «Франко-Русского общества химических\r\n продуктов и взрывчатых веществ» в годы I Мировой войны. \r\nОтчётный год 1913 1914 1916\r\nОборот, (в руб.) 1. 946. 912 2. 026. 379 3. 319. 767\r\nПрибыль, (в руб.) 133. 948 168. 009 498. 426\r\n \r\n Показатели увеличения чистой прибыли, которая за четыре года выросла в 3,7 раза, в то время как оборот компании в 1916 г. возрос по сравнению с довоенным всего лишь в 1,7 раза – свидетельствуют об успешной финан-совой политике «Франко-Русского общества». Огромные заказы на химичес-кую продукцию, вызванные войной, потребовали от Правления дополнитель-ных расходов на расширение завода. Источники указывают, что «Франко-Русское общество» затратило на новое строительство в 1914 г. – 616. 722 руб., в 1916 г. – уже 874. 997 руб. Причём часть этой суммы была нап-равлена на оборудование новых мастерских, связанных с выполнением сроч-ных военных заказов. Это следует из бухгалтерского отчёта за 1916 г., в ко-тором фигурирует следующая статья расходов: «выделено на постройки для нужд государственной обороны – 150. 754 рубля». \r\n В годы войны блестяще развивались дела и у самой крупном частной пороховой компании России. Так, в период с 1914 г. - по 1916 г. оборот «Русского Общества для выделки и продажи пороха и взрывчатых веществ» вырос с 2. 273. 339 руб. до 9. 304. 427 рублей, т.е. ровно в 4 раза. Прибыль, полученная компанией за отчётный 1916 г. превысила сумму 4 млн. руб., тогда как в 1914 г. она составила 1. 472. 740 руб. \r\n Из опубликованного в середине 1916 г. Доклада акционеров «Русского Общества» следует, что огромный рост прибыли компании был достигнут как «за счёт введения новых не вырабатывающихся ранее продуктов, а именно: меланита и тетрила», («Шлиссельбургский завод за годы войны удвоил выпуск меланита и утроил выпуск тетрила» ), так и «вследствие значительного расширения производства». Как видно из табл. 22, правление «Русского Общества» в годы войны тратило громадные средства «на строительство и закупку нового оборудования». \r\n\r\nТаблица 22. Динамика роста ежегодных затрат «Русского Общества» на\r\nновые сооружения, (в рублях). \r\n1911 г. 1913 г. 1914 г. 1915 г. 1916 г.\r\n62. 090 191. 214 904. 609 501. 709 3. 050. 000\r\n\r\nТак, сумма в 3. 050. 000 руб., выделенная Правлением в 1916 г. пошла на «увеличение производительности некоторых уже существующих отделов Шлиссельбургского завода».\r\nСмета строительных работ на Шлиссельбургском пороховом\r\nзаводе на 1916 г. выглядит следующим образом: \r\nНа расширение отделов: Сумма, (в рублях):\r\nХлопкоочистительного 1. 475\r\nПироксилинового 274. 650\r\nБездымного пороха 308. 862\r\nЧёрного пороха 37. 880\r\nДинамитного 63. 540\r\nКислотного 237. 491\r\nТротилового 2. 000\r\nИнженерного 451. 422\r\nЛесного 98. 960\r\nХозяйственного 1. 154. 544\r\nПротивопожарного 27. 200\r\nОбщество потребителей 42. 290\r\nНепредвиденные расходы 316. 686\r\nСелитренный завод в Чекушках 33. 000\r\nИтого: 3. 050. 000\r\n Вторым направлением дальнейшего расширения деятельности «Русского Общества» стало начало строительства нового завода на юге России. Прав-ление давно заботила мысль о строительстве завода в районе близком к мес-там получения основного сырья и топлива, а так же к крупным частным пот-ребителям (горнозаводчикам). В условиях войны эта мысль получила особен-ное значение в связи с «возбуждённым в правительственных кругах вопро-сом об эвакуации промышленных предприятий и в особенности работающих на оборону из Петрограда и близлежащих районов». Строительные работы начались не позднее середины 1916 г. «Затраты на постройку южного заво-да» составили в этом году 1. 602. 436 рублей. \r\n Значительное увеличение оборотов предприятия в 1914 г. дало основание правлению ходатайствовать перед акционерами о дальнейшем увеличении основного капитала компании. Дополнительная эмиссия акций и кредиты позволили «Русскому Обществу» увеличить размер основного капитала более чем в 2,7 раза: с 3. 600. 000 руб. (1914 г.) до 10. 000. 000 руб. (1917 г.). \r\n В течение многих лет пороховые компании Северо-запада исправно вы-полняли фискальные повинности, что выражалось в уплате «промыслового налога, налогов поземельного и с недвижимого имущества», а так же прочих повинностей, установленных государством для промышленных заведений. Помимо всего прочего, в годы войны пороховые компании обязывались выплачивать в казну ежегодный дополнительный – «военный налог», который составлял 1,5 % от чистой прибыли предприятия (например, «Русское Общество для выделки и продажи пороха» в 1915 г. выплатило казне «военных сборов» на сумму - 389 812 руб. ) и нести другие по-винности.\r\n§-3. Условия труда и быта рабочих и служащих частных пороховых компа-ний Северо-запада России. \r\n \r\n С проникновением в отечественную промышленность капиталистических отношений появились и новые проблемы: длинный рабочий день, маленькие зарплаты, изощрённая система штрафов, тяжёлые условия труда и многое др. Комплекс буржуазных реформ 60-70-х гг. XIX века поднял на повестку дня «рабочий вопрос». Несмотря на то, что основные элементы охранительно-по-печительской рабочей политики государства складывались уже в первые по-реформенные годы, тем не менее, попытки «рабочего законодательства», предпринимавшиеся в это время не принесли значительных результатов: при-нимаемые законы были слабо разработаны, носили половинчатый характер, что создавало возможность их разнообразной трактовки. Кроме того, реаль-ные темпы развития в России капиталистической промышленности значи-тельно опережали законотворчество: законы, принятые в 1860-е гг. быстро устаревали. Дальнейшее стремление царского правительства решить «рабо-чий вопрос» - застряло на два десятилетия. \r\n В условиях ускоренного развития фабрично-заводской промышленности\r\nзначительно выросло и количество рабочих. Условия их труда и быта остав-ляли желать лучшего и могли бы улучшится только в условиях дальнейшего стабильного экономического развития. Однако промышленный кризис раз-разился уже во II пол. 1870-х гг., следствием чего стало снижение общего уровня промышленного производства в среднем на 20%. Предприниматели терпели значительные убытки, что в свою очередь не могло не отразиться на положении рабочих. При всём при этом необходимо учитывать, что в оте-чественной промышленности сохранялись феодальные пережитки: бесконт-рольность хозяев при повсеместном подневольном положении рабочих уве-личивали случаи многочисленных злоупотреблений фабричной админис-трации, выражающиеся в применении различного рода наказаний, в поборах, штрафовании и т.п., в том числе и на предприятиях пороховой промыш-ленности Северо-западного экономического региона.\r\n Социальные проблемы, равно как и вопросы взаимоотношений «труда» и «капитала» на отечественных пороходелательных предприятиях с разной формой собственности периода конца XIX – начала ХХ вв. до сих пор иссле-дованы очень слабо. И, тем не менее, большинство исследований советской эпохи, посвящённых пороходелию, утвердительно заявляют, что условия труда и быта рабочих на частных пороховых предприятиях были несравнимо хуже, чем на казённых. Итак, попытаемся объективно разобраться в этом вопросе. \r\n Дореволюционные источники говорят, что с приходом капитализма в по-роховую промышленность разного рода феодальные пережитки долгое время имели место, особенно на государственных предприятиях. Так, чиновники казённых пороховых заводов, долгое время эксплуатировавшие труд военно-обязанных рабочих, перейдя в начале 1870-х гг. к использованию вольнаём-ного труда с большой неохотой меняли своё «традиционное» отношение к трудовому люду. Старая практика жестоких наказаний за малейшие провин-ности сохранялась ещё не один десяток лет. Источники указывают на то, что, например, на Казанском заводе даже в период 1889 - 1896 гг. (!) зафиксиро-ваны многочисленны свидетельства об арестах сотрудников с заключением на «хлеб и воду», а так же случаи (правда, единичные) применения к рабо-чим телесных наказаний. \r\n В ещё более тяжёлом положении находились рабочие Шостенского ка-зённого порохового завода, сильно удалённого от Военного министерства. Малейшие волнения рабочих подавлялись войсками, после чего следовали либо увольнения, либо аресты. Нередким явлением были разоблачающие статьи о бесчинствах управляющих и крайне трудном положении рабочих - пороховщиков. Например, казнокрадство и взяточничество на Шостенском заводе в период с 1894 по 1901 гг., причём следствием была установлена непосредственная причастность к делу всего руководящего состава (замешан помощник начальника завода). Чиновники воровали у казны, набивали кар-маны как за счёт государства, так и за счёт рабочих: «брали с подрядчика за неудовлетворительный материал, брали с рабочего…Мастера и чиновники брали за предоставление работы.., натурой…и деньгами (иногда более месячного жалования). Штрафовали безбожно…».\r\n В 1886 году вышел закон, призванный регулировать трудовые взаи-моотношения фабриканта и рабочего. Он «устанавливал порядок найма и увольнения рабочего; определял форму и время выдачи заработной платы рабочего; регламентировал размер штрафов: суммарный размер которых не должен был превышать ⅓ зарплаты» и т.д. Как выполнялся на практике этот закон, в частности, на казённых пороховых предприятиях хорошо видно из вышеизложенного. Что же касается частных пороховых предприятий, то этот вопрос пока остаётся открытым. Впрочем, есть все основания предполагать, что рабочие частных компаний находились всё же в несколько более «луч-шем» положении, чем их коллеги на казённых. Это предварительное предпо-ложение возникло из следующих соображений: во-первых, частные поро-ховые компании появились в Российской империи сравнительно поздно, т.е. практически одновременно с появлением первых правительственных указов по «рабочему законодательству», следовательно порохозаводчики уже были вынуждены считаться с законами, которых раньше либо не было, либо они были недоработаны; во-вторых, индивидуальные пороховые заводы, как вы-сокоопасные производства, находились под повышенно пристальным вни-манием со стороны государства: контролирующие ведомства курировали все сферы деятельности такого рода предприятий, в том числе условия труда и быта рабочих; в-третьих, долго сохраняющиеся крепостнические пережитки в казённой пороховой промышленности были главной причиной медленного их роста по сравнению с более свободным капиталистическим развитием частных компаний. Привлечение крупных капиталов, широкое использо-вание передовых технологий и вольнонаёмного труда в частном пороходе-лии – всё было направлено на достижение максимальной прибыли. В этом отношении частные заводчики были в меньшей степени подвержены фео-дальным архаизмам.\r\n Теперь рассмотрим такие важнейшие вопросы как: обеспечение безопас-ности работ на пороховых предприятиях, наличие на производстве должной организации охраны труда и механизм осуществления контроля за деятель-ностью пороховых заводов со стороны государственных инстанций. Как уже отмечалось, выделка пороха и взрывчатых веществ бесспорно находится в ряду самых опасных производств. В данных условиях все иные проблемы меркнут в сравнении с проблемами безопасности. Поэтому первоочередной задачей правления порохового завода с любой формой собственности явля-лось обеспечение безопасности работ во время производства, хранения и транспортировки пороха и взрывчатых составов. Как оборудован завод, соз-даны ли должные условия безопасности производства и т.д. – всё это явля-лось наиглавнейшим показателем отношения владельца к своей собствен-ности и к сотрудникам своего предприятия. \r\n Согласно выводам некоторых исследователей, на частных пороходельнях до революции напрочь отсутствовала элементарная организация охраны труда рабочих. Чтобы согласиться или опровергнуть данное утверждение сравним состояние безопасности выделки пороха на частных пороховых предприятиях Северо-запада в кон. XIX – нач. XX вв., например, с казён-ными пороховыми заводами, используя данные различных источников. Так, исследователь П. Лукьянов утверждает, что «техника безопасности на Охтен-ском пороховом заводе была поставлена неудовлетворительно и рабочие подвергали свои жизни постоянной опасности», добавляя при этом, что «взрывы на данном предприятии были нередким явлением». По другим данным, в частности, профессора А. Сапожникова, на Охтинском заводе «ко-эффициент опасности был очень высок»: в период с 1816 г. по 1890 г. прои-зошло 49 крупных взрыва. Не составит большого труда посчитать, что взры-вы на данном предприятии происходили каждые полтора года, причём боль-шинство из них приводили к серьёзным последствиям. Например, взрывами в 1878 и 1884 годах сносило половину Охтинского завода. Артиллерийский журнал рассказывал о жутких последствиях произошедшего. Стоит отметить, что аналогичная ситуация наблюдалась и на других казённых заводах. Так, в частности, на Шостенском заводе экономили на всём, в том числе на количестве занятых рабочих: «там, где по характеру опасной работы должны были быть заняты два-три работника – работал один». Проверенная схема: «сокращение штата рабочих - экономия на зарплате» была гораздо опаснее в пороходелии, чем в любой другой отрасли промышленности. Как правило «результатом всего этого безобразия на Шостенском заводе были частые взрывы». \r\n Теперь вернёмся к частным заводам. На основании анализа архивных до-кументов, оценок современников и заключении авторитетных исследова-телей, можно утверждать, что выделка пороха на частных заводах была го-раздо более безопасной, чем на казённых. Этот вывод обусловливается как статистикой несчастных случаев, так и размерами причинённого взрывами ущерба, причём собранные данные говорят далеко не в пользу казённых. Впрочем, об этом позже. Рассмотрим положение дел на исследуемых нами частных пороховых предприятиях Северо-запада на примере одного из заводов. \r\n Анализ источников позволяет утверждать, что производство на Екатери-нинском заводе «Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ» было одним из самых безопасных среди частных (и тем более среди казённых) пороховых предприятий в дореволюционной России! Попробуем разобраться: за счёт чего были достигнуты такие результаты? По всей видимости, полковник Б.И. Виннер, в силу своего опыта был глубоко убеждён в том, что экономия средств на нормальную организацию производственного процесса в порохо-делии – дело потенциально опасное и накладное. Об этом свидетельствует тот факт, что он никогда не экономил на количестве рабочих рук, задейство-ванных в производстве. Ведь совершенно очевидно, что повышенная эксплу-атация ведёт к утомляемости пороховщиков и как следствие – к несчастному случаю. Кроме того, Б.И. Виннер сознательно тратит большие деньги на ос-нащение пороходелательных мастерских самой современной техникой, приз-ванной, с одной стороны, обеспечивать высокую производительность труда (и, соответственно, облегчать труд рабочим), принося высокую прибыль, а с другой – до минимума снизить опасность фабрикации пороха и взрывчатых веществ, могущую обернуться большими финансовыми потерями. Впрочем, нельзя не учитывать того, что Б.И. Виннер был законопослушным предпри-нимателем и старался строить свой завод в строгом соответствии с «Пра-вилами устройства пороховых заводов», утверждённых Правительством. \r\n Нашлись, конечно, исследователи, такие как Забелин Л. и др., которые в своих работах утверждают, что «правление Екатерининского завода, ради до-стижения прибылей, пренебрегало элементарными мерами безопасности…», однако, при этом не приводят ни одного убедительного аргумента. Нельзя не согласиться, что при устройстве завода не обошлось без недочётов, о чём свидетельствуют отчёты государственных комиссий за 1877 г., однако, не-обходимо иметь ввиду, что Екатерининский завод был первым частным пороховым предприятием России (после 50-летнего перерыва) – отсюда сверхпристальное внимание Правительства к его организации и устройству. Завод Виннера стал, как бы действующим «полигоном» проверки жизнеспо-собности новых законов, в частности, «Правил устройства пороховых заво-дов…и надлежащего за ними контроля». Очевидно, что при наличие большо-го количества проверяющих инстанций, первоначальное устройство предпри-ятия, безусловно, не могло всем показаться идеальным.\r\n В 1880-е гг. завод расширяется и модернизируется (в том числе и в об-ласти безопасности работ), поэтому не соглашусь с утверждением, что «рас-ширение Никольского завода не повлекло за собой улучшения условий безо-пасности труда». Упомянутые авторы сознательно не замечают заключений, указанных государственной комиссией в «Акте обследования» завода «Вин-неръ» от 18 сентября 1884 г. и фабричной инспекции от 30 ноября 1885 г. А между тем, данные из упомянутых источников свидетельствуют об отсутст-вии недочётов по содержанию сего завода и соблюдении всех установленных требований «Правил безопасности…» на данном пороховом предприятии. Так, в отчётном «Журнале Комиссии… » от 1884 г. читаем: «Осмотр нашёл соответствие «Правилам…»:\r\n1. в опасных пороходельных мастерских отверстия к валам механизмов заделаны и пороховая пыль к приводам проникает в самом незначи-\r\n тельном количестве..;\r\n2. бочки с водой во всех мастерских поставлены.., у мастерских имеются пруды;\r\n3. правила о соблюдении необходимых предосторожностей рабочими на заводе вывешены в каждой мастерской;\r\n4. окна в мастерских закрыты плотными парусиновыми занавесками..;\r\n5. в опасных мастерских установки…укреплены медными болтами..;\r\n6. земляные валы возведены между всеми пороходельными мастерскими;\r\n7. в опасных мастерских полы покрыты клеёнкой и прибиты к полу медными шпильками…» и т.д. – всего 16 пунктов.\r\n Таким образом, в сравнении с 1877 годом, налицо явная забота руковод-ства Правления о порядке и поддержании безопасности работ и охране труда рабочих завода.\r\n Ещё одним «принципиальным» замечанием исследователей отечествен-ного пороходелия, стала претензия к качеству построек на Екатерининском заводе: якобы владельцу следовало построить каменными все здания мастер-ских, «как это делают российские казённые пороховые заводы», а не строить деревянные «примитивные сооружения барачного типа с толевыми крыша-ми». На это хотелось бы ответить следующее: согласно требованиям «Пра-вил устройства частных пороховых заводов» каменными надлежало быть только сооружениям под паровой агрегат и пороховой склад, здания же мас-терских могли быть построены из другого материала, но при этом должны были быть «обвалованы дёрном под крышу». Вот почему изначально, из всех промышленных построек своего завода, Б.И. Виннер строит каменными только два здания: под паровую машину и пороховой погреб, остальные – «деревянными, с обвалованными стенами и толевыми крышами». «Правила» всего лишь советовали руководителям пороховых компаний строить все (кроме указанных) промышленные сооружения из камня. Посему, нет ничего предосудительного в том, что Б.И Виннер, используя дерево в качестве ос-новного строительного материала цехов своего завода, решил сэкономить на кирпиче, не нарушая при этом «Правил». \r\n В подтверждение вышеизложенного, касательно «кровли пороховых мастерских», приведём цитату из брощюры - инструкции А. Сапожникова: «Опасные мастерские должны быть с возможно более лёгкой крышей: из железа, цинка, толя…». Вероятно, профессор имел ввиду, что при взрыве лёгкая крыша разлетится, тяжёлая же способна обломками придавить рабочего. Следовательно, покрывая крыши толем Б.И. Виннер исходил из соображений как экономии, так и безопасности. Что же касается стен мастерских, то Сапожников отмечает равные показатели «выдерживаемости взрыва» деревянных «обвалованных стен» и каменных. \r\n Ещё одной важной причиной относительно высокой безопасности работ на Екатерининском пороховом заводе стало то обстоятельство, что на протя-жении всей своей дореволюционной деятельности предприятие Виннера на-ходилось под строжайшим контролем Правительства в соответствии с «Вы-сочайше утверждёнными в 1886 г. «Правилами о надзоре за безопасностью работ на промышленных предприятиях». Причём надзор за заводом, по дан-ным архивов, помимо фабричной инспекции, учреждённой в 1884 году, одновременно осуществляли ещё не менее двух ведомств. О первом из них свидетельствуют сохранившиеся отчёты представителей Инспекторского от-деления Министерства торговли и промышленности и зафиксированные, в частности, в «Деле: «О надзоре за изготовлением взрывчатых веществ и ре-зультатами испытаний проводимых на заводе «Акционерного Общества «Виннеръ» с 5 февраля 1905 г. по 21 июня 1910 г.». Вторым учреждением, курировавшем компанию «Виннеръ», был Отдел Промышленности при Ми-нистерстве финансов, «прикрепляющий к заводам своих инспекторов», согласно распоряжению Правительства от 11 мая 1882 г. Так, в начале ХХ в. к «Обществу «Б.И. Виннеръ» был приставлен инженер-технолог В. Шу-манов. Лабораторные журналы свидетельствуют, что он предоставлял в Ми-нистерство финансов ежегодные доклады о соблюдении требований безо-пасности при производстве работ на Екатерининском заводе. Кроме того, представитель Отдела Промышленности инспектировал и докладывал о ре-зультатах испытаний качества каждой новой выпущенной партии продукции «в соответствии с инструкцией к производству научно-технических испы-таний доброкачественности взрывных составов» , а так же, обязательно участвовал в испытаниях новых материалов. Например, 8 апреля 1910 года в лаборатории завода «Виннеръ» инженер Шуманов успешно провёл испыта-ния «Нобеллита» и «Веттердинамитов I и II», о чём предоставил соответ-ствующий отчёт в Отдел Промышленности. \r\n Благодаря высокой самоорганизации и дисциплины сотрудников Екате-рининского завода, а так же строгому надзору государства были достигнуты такие показатели безопасности производства, которые позволили профес-сору А. Сапожникову в 1914 г. назвать «пороховой завод «Виннеръ» одним из самых безопасных в России». По его данным, среднегодовое количество взрывов на заводе «Виннеръ» было очень невелико: за всю историю пред-приятия, с 1877 по 1913 гг., т.е. за 35 лет (!) «зафиксировано 18 несчастных случаев… В 11-ти из них не было никаких вредных последствий для рабочих, в 6-ти – имели место повреждения.., и только 1 случай имел смертельный исход». Данное заключение подтверждают и цифры П. Лукьянова: «С мо-мента открытия Екатерининского порохового завода и до конца 19-го века мы знаем достоверно только о трёх небольших взрывах…», т.е. всего три взрыва за 23 года. На других пороховых заводах Северо-запада аналогич-ные показатели были так же ниже среднего. На Шлиссельбургском заводе: за период с 1904 г. по 1913 г. произошло 6 несчастных случаев: 3 – без пострадавших, в 2-ух – погибло трое рабочих, в 1-ом случае – тяжело ранен один сотрудник. На заводе «Франко-Русского Общества химических про-дуктов и взрывчатых веществ» за тот же период произошло всего 3 взрыва, причём ни один из рабочих не пострадал. Более того, специально изучая статистику происшествий на пороховых предприятиях как в России, так и за рубежом, П.Лукьянов приходит к выводу, что «за границей число взрывов на пороховых предприятиях значительно превышало их число на русских частных заводах…В Англии, например, стране самого рационального про-изводства при строгих предписаниях Парламента произошло: за три года 1868 - 1870 гг. – 64 крупных взрыва.., а в одном только 1878 г. – 78 взры-вов!». Становится вполне очевидно, «учитывая, что заводов в Англии не-много» - это очень высокие показатели. \r\n Соотношение взрывов на российских и германских предприятиях приве-дено в табл. 23. Из этих данных следует, что на российских предприятиях общее число несчастных случаев меньше чем в Германии в 23 раза, по об-щему числу со смертельным исходом – в 8,5 раз, по количеству тяжёлых ранений меньше в 10 раз.\r\n\r\nТаблица 23. Количество несчастных случаев на частных пороховых заводах \r\n в начале ХХ в. \r\nВ среднем за 1 год на 1 000 рабочих:\r\nПоказатели: Россия Германия\r\nобщее число несчастных случаев 1.75 40.85\r\nобщее число со смертельным исходом 0.26 2.26\r\nобщее число тяжёлых ранений 0.47 4.76\r\n\r\n Б.И. Виннер, по всей видимости, был хорошо осведомлён о состоянии безопасности порохового производства не только в России, но и в Европе. По его мнению, одной из главных причин «такой печальной статистики за границей» была недостаточно строгая инструкция пробы пороха: «…ан-глийская – слаба, прусская – устарела, бельгийская – необстоятельна…». А про российскую Виннер не без пафоса заметил: «Наша же инструкция пробы пороха – строга и считается образцовой…». Впрочем, источники указывают ещё одну причину: размер ущерба от взрыва напрямую зависит от принятого в той или иной стране расстояния между опасными мастерскими порохового завода (без защитных валов). Из данных, представленных в табл.24, можно заключить, что Россия являлась одним из лидеров по данным показателям.\r\n\r\nТаблица 24. Нормы безопасных расстояний в некоторых странах мира, \r\n (в футах). \r\nГосударство: Расстояние в расчёте на величину заряда:\r\n в 1000 англ. фунтов или\r\n(27 пуд.) пороха в 100 000 англ. фунтов или\r\n(3 000 пуд.) пороха\r\n\r\n Австралия 3 280 (нет данных)\r\nРоссия 1 170 11 750\r\nСША 1 060 3 670\r\nГермания 495 -----\r\nАнглия 450 -----\r\nИталия 230 1 640\r\n\r\n Некоторые исследователи выдвигают предположение, что российские частные пороходелы, по возможности, старались скрыть факты несчастных случаев, происходящих на их заводах, т.е. попросту утаивали такую инфор-мацию от властей. Возможно, но свидетельств, доказывающих подобные действия руководства, в частности, пороховых компаний Северо-запада пока никем не приводилось. С другой стороны, утаить факт даже небольшого взрыва, например, на Екатерининском или Шлиссельбургском пороховых заводах, расположенным близ столицы – дело, по-видимому, безнадёжное. Во-первых, документы указывают на то, что на данных предприятиях, в силу специфики производства, постоянно присутствовали как представители конт-ролирующих органов, так и заказчиков. Во-вторых, трудно скрыть факт взрыва, например, от жителей с. Никольского, если завод «Виннеръ» располагался всего в полутора верстах от села, на арендованной у общины земле. Кроме того, большую часть наёмных рабочих завода составляли крес-тьяне Никольского и близлежащих селений. В подтверждение вышеска-занного приведём пример «бдительности» никольчан. Б.И. Виннер только начал строительство динамитного цеха на своём заводе, как это сразу же стало известно жителям села Никольского. Они забили тревогу, не приминув «послать Губернатору прошение с просьбой запретить строительство этих мастерских…». Известно, что просьба жителей с. Никольского была откло-нена, а полковнику выдано свидетельство на выделку взрывчатых веществ. Однако, крестьяне не успокоились и Борису Ивановичу стоило большого труда заверить жителей села в отсутствии для них опасности нового произ-водства и убедить сход продлить контракт аренды земельного участка, нахо-дящегося «под Екатерининским заводом».\r\n \r\n Архивных данных, позволяющих нам сделать объективные выводы о чис-ленности, условиях труда и быта рабочих на частных пороховых предприя-тиях Северо-запада в конце XIX – начале ХХ вв. сохранилось очень мало и, тем не менее, попытаемся разобраться в данном вопросе.\r\n Анализ документов позволяет заключить, что главным источником по-полнения рядов промышленных рабочих на вновь создаваемых частных пороховых заводах Северо-запада были крестьяне-отходники, сельские кус-тари, разорившиеся ремесленники из ближайшей округи. Так, в одном из документов Екатерининского завода находим ссылку, указывающую на то, что на данном предприятии изначально трудились «постоянные» и «времен-ные работники», причём «на сезонные работы руководством приглаша-лись…местные крестьяне». Широкое привлечение владельцем завода наём-ного труда жителей села Никольского совсем не случайно – его предприятие располагалось на арендованных у сельского общества землях. Из книги исследователя И. Бунтина, написанной на основе воспоминаний старожилов села следует, что именно никольчане принимали активное участие в под-готовке участка под строительство порохового завода. «Б.И. Виннер нани-мал крестьян на такие работы как: осушку болота, рубку леса, прорытие канав, устройство дорог…и т.д.». Кроме того, никольские крестьяне успеш-но решали проблему доставки необходимых материалов на строящийся завод, выручая на этом неплохие деньги. Например, «владелец завода, эксплуатировавший песок, платил по 5-7 руб. за каждый подвезённый куб. саж. песку и ещё больше за подвозимый уголь». Но самое главное, на плечи сельчан легла задача строительства мастерских завода: «никольские крестьяне собственными силами возвели первую линию заводских пос-троек», и они же, по видимому, стали первыми сезонными производст-венными рабочими завода. \r\n Выбор Б.И. Виннером данного места по свой завод стал большой удачей для местных жителей - сдача в аренду крупного участка земли приносила обществу села Никольское значительный доход. Впрочем, по мнению И. Бун-тина, куда важнее другое обстоятельство: когда завод начал функциони-ровать «крестьяне получили возможность иметь постоянный заработок... Бюджет крестьянской семьи тогда слагался, главным образом, из зарплаты на близлежащем заводе». Следовательно, материальное благополучие сельчан находилось в прямой и непосредственной зависимости от степени развития производства на предприятии полковника Б.И. Виннера.\r\n Возникает справедливый вопрос: почему же крестьяне, жившие веками сельским хозяйством, вдруг оказались в определённой зависимости от нового завода? Дело в том, что село Никольское возникло в начале XVIII века. По приказу Петра I девять семей государственных крестьян из Московской гу-бернии были переселены под Петербург в местность, богатую залежами из-вестняка, песка и глины. Основными работами сельчан стали добыча данных материалов и их доставка в строящийся Петербург (т.е. отнють не сельское хозяйство). Однако к середине XIX века добыча известковой плиты прекра-щается, что тяжело отразилось на финансовом положении крестьян. Дело в том, что «земледелие и животноводство никогда не играли большой роли в бюджете никольчан», даже несмотря на наличие в распоряжении общины 3700 десятин земли. Сезонные же работы: сплав леса, продажа сена и ловля рыбы, которыми пришлось промышлять крестьянам – приносили очень не-большой доход. Вот почему «работа на вновь построенном заводе привлекла большую часть жителей селения». \r\n Пороховое производство требовало большого количества подсобного, чернорабочего труда. Эти вакансии сполна заполнили крестьяне округи. Од-нако, для работы на станках и машинах в отдельных мастерских требовались постоянные квалифицированные рабочие. На такие места владелец специ-ально приглашал мастеровых из Петербурга. Часто постоянными рабочими мастерских становились местные ремесленники, реже - грамотные кресть-яне. Последние, занятые в течение всего года, не могли уходить на сельско-хозяйственные работы, не потеряв места на заводе. Поэтому большинство крестьян-пороховщиков становились постоянными кадровыми рабочими, для которых данная специальность была единственным средством существова-ния. Ещё одним источником пополнения кадров пороховых заводов были дети рабочих, прошедшие заводскую выучку. \r\n Объективности ради стоит отметить, что, несмотря на высокую меха-низацию производственного процесса, на Екатерининском заводе, равно как и на смежных предприятиях Северо-запада, труд рабочих на пороховом предприятии был тяжёлым и опасным. От паровой машины к механизмам станков в цеха тянулись бесконечные передаточные ремни и валы транс-миссии. В мастерских было шумно и темно. Окна в опасных мастерских, сог-ласно требованиям «Правил устройства пороховых заводов», были герме-тично «затянуты парусиной» - от чего воздух в помещениях был спёртым.\r\n По правилам техники безопасности на пороховом производстве рабочим-пороховщикам выдавалась специальная одежда – кожаное «платье» (ком-бинезон с защитным шлемом-маской), а мастеровым – «рабочее платье» (нечто среднее между кожаным кафтаном и шинелью). Работать в кожаной одежде было невыносимо тяжело: люди буквально изнывали от пота и задыхались от недостатка воздуха. Такая одежда была обязательной необхо-димостью при выделке пороха: кожаный комбинезон и шлем «предохраняли рабочего от ожогов» , а маска защищала дыхательные пути от вредной угольной пыли и пр., кроме того, в данных условиях одежда из обычных материалов могла вызвать статический разряд, а это грозило опасностью взрыва.\r\n Несмотря на то, что основу подсобных работ на Екатерининском заводе составляла мускульная сила рабочих: «огромные ящики с сырьём и готовой продукцией приходилось грузить вручную», тем не менее грузчикам было в некотором роде легче, чем пороходелам цехов. Во-первых, «подсобники» работали на свежем воздухе, а во-вторых, их труд несколько облегчало нали-чие на заводе «Виннеръ» «деревянных прогонов, соединяющих отдельные мастерские, по которым возились ручные тележки». Хочется отметить, что данные «настилы» были построены не столько для облегчения труда, сколько в целях безопасности перевозки. «Акт осмотра» Екатерининского завода от 1877 г. указывает, что «проведённые дорожки служили для возможно более спокойного передвижения пороховой массы…», как наиглавнейшего тре-бования безопасности.\r\n Как уже отмечалось, расширение производства и начавшаяся модерниза-ция на Екатерининском заводе в 1880-е гг. значительно улучшили условия труда пороховщиков, сделав производство пороха более безопасным. Как изменились бытовые условия жизни рабочих - сказать трудно. Комиссии, ос-матривающие завод Виннера в 1884 и 1885 г. «не нашли важных отступле-ний от «Правил…». \r\n Если говорить о стране в целом, то в первые пореформенные десятилетия\r\n на промышленных предприятиях страны царил произвол. В особенно не-лёгкое положение попадали рабочие в годы кризиса - при массовом сокра-щении работ. Тяжёлые проявления кризиса кон. 1870 - нач.80-х гг. заставили Правительство обратить внимание на рабочий вопрос, который в России упорно игнорировался. «Долго замалчиваемый у нас рабочий вопрос как буд-то вдруг вырос из земли и предстал перед нашими глазами в то время, когда продолжительный промышленный кризис ухудшил положение рабочих…», - отмечалось, в частности, на страницах журнала «Дело». В связи с этим в 1881 г. была создана Временная комиссия по фабричным делам при петер-бургском оберполицмейстере. На неё было возложено «принятие мер к пре-дупреждению споров и недоразумений между хозяевами и рабочими».\r\n В 1886 г. для предприятий частной промышленности были изданы «Пра-вила о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих». Надзор за исполнением закона был возложен на фабричную инспекцию. Однако, фабричные инспектора с са-мого начала столкнулись с различными препятствиями в своей работе: во-первых, предприниматели всячески бойкотировали их требования; во-вто-рых, деятельность инспекторов осложнялась крайне недостаточной их чис-ленностью. Сегодня это выглядит смешно, однако, в конце 1880-х гг. на Пе-тербургский фабричный округ, включавший Петербургскую, Новгородскую, Псковскую, Лифляндскую, Эстляндскую, Архангельскую и Олонецкую гу-бернии приходился всего один фабричный инспектор и его помощник. \r\n Отмена крепостного права обрекла на гибель дворянские предприятия, основанные на применении принудительного труда. Зато наступили благо-приятные времена для капиталистических предприятий нового типа, исполь-зующих свободную наёмную силу. Использование отечественными предпри-нимателями опыта передовых индустриальных стран, заимствование апроби-рованных технологий и организационных форм способствовали утвержде-нию в России крупного машинного производства. В первые пореформенные десятилетия формируются три крупнейших индустриальных района страны: Центральный, Польский и Северо-западный. Причём последний сложился как регион многоотраслевой обрабатывающей промышленности. \r\n Общий подъём отечественной промышленности конца XIX в. коснулся не только С.-Петербурга, но и губернских провинций. В одном только Шлис-сельбургском уезде насчитывалось 62 предприятия: кирпичных, стекольных, кожевенных, лесопильных и т.п. Однако, эти заводы были очень малочис-ленны (тогда заводом считалось предприятие, на котором работали в среднем четыре-пять рабочих). Указанные отрасли не являлись самыми высокораз-витыми в губернии, как, скажем, металлообрабатывающая, текстильная и пороходелательная. Так, на Шлиссельбургской ситцевой мануфактуре в конце 1890-х гг. трудилось более тысячи рабочих, столько же работало и на Шлиссельбургском пороховом заводе. К крупным предприятиям относили Ириновский химический и Екатерининский (Виннера) порохо-динамитный заводы. Таким образом, пороходелие сосредоточилось на крупных заводах. \r\n Первоначальная же численность рабочих на индивидуальных пороховых предприятиях нашего региона была очень небольшой - всего несколько де-сятков человек. Так, по данным источников, на Екатерининском заводе в 1877 году численность «постоянно занятых на производстве рабочих не пре-вышала 16 человек», а на Шлиссельбургском пороховом на момент откры-тия (1884 г.) трудилось не более 30 рабочих. Однако, уже через год на каж-дом из них «постоянно работало более сотни человек, не считая котель-щиков, плотников и др., работающих временно…». \r\n В последнее двадцатилетие XIX в. начался бурный рост отечественной военно-химической промышленности. Особенно ярко он проявился на част-ных предприятиях пороховой отрасли Северо-западного экономического ре-гиона: в период с конца 1870-х и до начала 1900-х гг. штат рабочих вырос примерно в 10-15 раз (см. табл. 25). \r\n\r\nТаблица 25. Численность постоянных рабочих на крупнейших частных\r\n пороховых предприятиях Северо-запада в посл. четв. XIX в.\r\n Предприятие: 1877 г. 1884 г. 1897 г.\r\n Екатерининский завод 16 100 300 \r\n Шлиссельбургский завод «Русского Общества для выделки \r\n и продажи пороха…» \r\n--- \r\n30 \r\n431 \r\n\r\nЧто касается предприятия «Б.И. Виннеръ», то, по мнению А. Сапожникова, на данном заводе «кроме 300 человек постоянного состава, примерно такое же количество составляли временные работники». Численность же посто-янных рабочих Шлиссельбургского завода в 1897 г. возможно даже превы-шало указанную цифру 431, т. к. по данным другого источника в том же году на предприятии трудилось 477 рабочих». Получается довольно крупный «штат» завода даже по современным меркам. \r\n Дело в том, что во второй половине 1880-х гг., на юге, в частности, в Дон-басе появляются гигантские металлургические заводы с железными рудни-ками в Криворожье, с этого момента частная пороховая промышленность вступает в расцвет своей деятельности. Предприятия Северо-запада зна-чительно расширяются (открывая крупные цеха взрывчатых веществ) и превращаются в крупнейшие частные пороховые заводы России, причём не только по объёму выпускаемой продукции, но и по количеству рабочих. Так, анализ документов позволяет утверждать, что становление и развитие частного пороходелия в Северо-западном регионе сопровождалось его кон-центрацией на средних и крупных предприятиях. Это соображение вытекает из двух моментов. Первый - согласно данным, представленным в таб. 26, уже в середине 1880-е гг. пороховые заводы Северо-запада по количеству заня-тых на производстве рабочих были несколько крупнее смежных предприя-тий, расположенных в других регионах страны.\r\n\r\nТабл. 26. Среднее число рабочих на одном пороховом заводе в Российской\r\n империи в указанные годы, (чел.). \r\nГод В Европейской части В СПб. губернии\r\n1885 238 244\r\n1886 247 254\r\n1887 230 238\r\nв среднем 238 245\r\n\r\nЦифры говорят, что среднее количество рабочих на одном частном поро-ховом заводе Петербургской губернии (245) несколько превысило анало-гичный показатель в целом по стране (238 человек). Во-вторых, изучая показатели численности рабочих в разных отраслях промышленности нашего региона второй половины 1880-х гг. (см. таб. 27), обнаруживаем, что инди-видуальное пороходелие в Петербургской губернии по концентрации рабо-чей силы на одном предприятии значительно опережало большинство про-мышленных заведений других отраслей нашего региона. \r\n\r\nТаблица 27. Среднее число рабочих на одном промышленном предприятии в\r\n Санкт-Петербургской губернии. \r\nГоды Промышленные фабрики\r\nи заводы Частные пороховые\r\nПредприятия\r\n Кол-во\r\nзаводов Кол-во\r\nрабочих Среднее\r\nкол-во\r\nрабочих на\r\n1 заводе Кол-во заводов Кол-во рабочих Среднее кол-во рабочих на 1заводе\r\n1885 668 ---- ---- 5 1 222 244\r\n1887 582 63 990 110 5 1 191 238\r\n\r\nТаким образом, к началу 1890-х гг. по количеству сотрудников средне-статистический пороховой завод Петербургской губернии был в два раза крупнее среднестатистического промышленного предприятия любой другой отрасли в упомянутой губернии. Следовательно - пороходелие было одной их ведущих отраслей нашего региона по концентрации рабочей силы. Одно-временно с ростом численности шел процесс формирования постоянных кадров рабочих новых частных военно-химических заводов. Главный пока-затель - всё уменьшающаяся связь рабочих с землёй. Нет возможности точно определить, сколько среди рабочих было крестьян, «порвавших» с сельским хозяйством, т.к. часть из них, хотя и поддерживала связь с родным селом, фактически уже постоянно работала на пороховом производстве.\r\n Вступление России в ХХ в. ознаменовалось резким ухудшением эконо-мической конъюктуры. Промышленный кризис, война, революция - всё это тяжело отразилось на отечественной экономике. Некоторое сокращение промышленного производства не могло не сказаться на численности рабочих как в отдельных отраслях, так и в российской промышленности в целом. Как повлиял кризис начала века на численность рабочих в нашем регионе? \r\n Если говорить в целом о промышленности столицы и Петербургской губернии, то из отчётов фабричной инспекции начала ХХ в., представленных в таб. 28, видно, что количество промышленных рабочих с 1900 г. до начала первой русской революции сократилось в среднем на 7 - 8 %.\r\n\r\nТаблица 28. Условная численность рабочих губернии в нач. ХХ в., (в %). \r\n1901 г. 100,0\r\n1902 г. 95,7\r\n1903 г. 91,1\r\n1904 г. 92,1\r\n1905 г. 93,2\r\nЧто касается периода: 1906 - 1909 гг., то о динамике численности фабрично-заводских рабочих отдельных отраслей Петербурга и губернии можно судить на основании анализа данных «Министерства торговли и промышленности». Обратим внимание на три момента. Во-первых, общая численность рабочих за указанные годы сократилась на 4500 человек. Во-вторых, больше всех снизилось число рабочих в металлообработке - почти на 1/5, в большинстве же отраслей, в том числе пороховой, изменения в численности рабочей силы были несущественными. Третье, и самое главное, в частном пороходелии – напртив - наблюдается некоторое увеличение числа рабочих. Это подтвер-ждается и другими источниками. Обратимся к данным 2-х крупнейших пороходелательных предприятий нашего региона (табл. 29), из которых хо-рошо видна динамика роста численности постоянных рабочих в начале ХХ в. Так, созданное в 1899 г. на базе Екатерининского завода «А/О «Б.И. Вин-неръ», а также заводы «Русского Общества» в эти сложные для страны годы продолжали наращивать как объём выпускаемой продукции, так и номен-клатуру. \r\n\r\nТаблица 29. Рост численности рабочих пороховых компаний Северо - запа-\r\n да в первом десятилетии ХХ в.\r\nПредприятие: 1899 г. 1903 г. 1909 г.\r\n«А/О «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и др.» \r\n300 \r\n366 \r\n500 \r\nШлиссельбургский з-д «Русского Общества для выделки и продажи пороха и взрывчатых веществ» \r\n431 \r\n845 \r\n1287 \r\n\r\nИз таблицы видно, что сокращения рабочей силы не только не наблюдается, напротив - Екатерининский завод за первые девять лет увеличил штат своих сотрудников более чем в 1,5 раза, а количество рабочих на Шлиссель-бургском заводе выросло почти в три раза и составило более тысячи человек.\r\n Начиная с 1908 г. отечественная экономика вступает в свой расцвет. За годы подъёма концентрация промышленных рабочих в Северо-западной эко-номической области заметно возросла. Так, число рабочих, занятых на круп-ных предприятиях Петербурга и Петербургской губернии по удельному весу выросло с 45 до 55 %. В этой связи стоит отметить, что военно-химической отрасль по данному показателю в предвоенные годы была одним из лидеров. Концентрация рабочих в пороходелии была очень высокой - на крупных предприятиях было занято около 88 % рабочих. Она лишь немного уступала только 2-м отраслям: металлообрабатывающей (94 %) и текстильной (90 %), далеко опережая общероссийский показатель, где на 1 января 1914 г. на предприятиях с числом рабочих более 500, было занято около 54 % рабочих. Если говорить о периоде 1914 – 1917 гг., то за годы войны в ведущих отрас-лях промышленности Северо-запада, связанных с военным производством, наблюдается абсолютное увеличение численности рабочих. Причём наиболее интенсивно – в металлообрабатывающей (на 136 %) и военно-химической (на 85,6 %) отраслях. В остальных отраслях в связи со свёртыванием граждан-ского производства общее количество рабочих уменьшилось. \r\n Последовавший за реформами 1860-х гг. бурный рост промышленности требовал значительного притока рабочей силы. Очень скоро характерным явлением становится относительное увеличение числа женщин в промыш-ленности Северо-запада. И хотя применение их труда в 1870-е гг. на фабри-ках и заводах нашего экономического региона было сравнительно невелико - на 100 рабочих-мужчин приходилось в среднем 13 работниц - их число в отдельных отраслях было довольно значительным. Дальнейшее развитие машинного производства усилило приток женщин в промышленность. Особенно заметно увеличение женского труда в 1880-е годы. Оседание семей рабочих вокруг промышленных центров приводило к большему вовлечению в промышленность женского и детского труда. Имело место и стремление предпринимателей заменить в ряде случаев мужской труд более дешёвым трудом женщин и подростков. Статистика говорит, что если в начале 1880-х гг. в промышленности Петербурга женщины составляли 17 % всей рабочей силы, то в середине 90-х гг. эта цифра возросла до 25 %. \r\n В 1880-е гг. женский труд начинает проникать и в пороховое произ-водство, но не так интенсивно как в другие отрасли. Так, по данным источ-ников за 1890 г., в сравнении с петербургской промышленностью в целом, где среднее число женщин превышало отметку 19 %, на пороховых заводах губернии женщины составляли всего лишь около 10 % от общего числа занятых рабочих. \r\n Последнее десятилетие XIX в. ознаменовалось заметным ростом числен-ности женщин-работниц в пороховой отрасли петербургской промышлен-ности. Ярким подтверждением чего могут служить данные Шлиссельбург-ского завода, представленные в табл. 30. Из которых следует, что если в 1880-е гг. на Шлиссельбургском заводе женщины составляли 16 % от общего числа рабочих, в 1890-е же годы эта цифра выросла до 21 %.\r\n\r\nТаблица 30. Численность рабочих на Шлиссельбургском заводе в конце\r\n XIX в. \r\nГод мужчины женщины всего рабочих\r\n1888 189 37 (16 %) 226\r\n1899 341 90 (21 %) 431\r\n\r\nТаким образом, мы видим, что численность женщин на конкретном пред-приятии за девяностые годы увеличилась более чем в 2,5 раза. \r\n В начале ХХ в. женский труд, как более дешёвый (они занимались, главным образом, низкоквалифицированным трудом, например, фасовкой и укупоркой продукции, уборкой помещений и другой подсобной работой) получал всё большее распространение. Источники свидетельствуют о неук-лонном вовлечении женщин в промышленное производство, в том числе в пороховое. По данным фабричной инспекции в 1900 г. в целом по петер-бургской промышленности (включая губернию) удельный вес работниц составлял - 20,3 %, в 1905 г. - 24 % (для всей России - 27,3 %). В 1900 г. показатель концентрации женского труда в пороходелии (см. табл. 31) уже немного превзошёл общеотраслевой показатель по нашему региону, составив - 21,2 %.\r\n\r\nТаблица 31. Численность работниц Петербурга и Петербургской губернии. \r\n Отрасль \r\n производства\r\n 1890 г. 1900 г.\r\n \r\nженщин всего рабочих \r\nженщин всего рабочих\r\n в химической\r\n промышленности\r\n(включая пороховую) \r\n103 (10 %)\r\n \r\n1 189\r\n \r\n436 (21,2%)\r\n \r\n2 055\r\n\r\n Итого: 27 866 14 3338 46 338 229 549\r\n\r\nВ годы I Мировой войны, усилившиеся экономические трудности, уход на фронт значительной части мужчин-рабочих вынудили многих женщин и под-ростков пойти на производство. В 1917 г. удельный вес мужчин в промыш-ленности Северо-запада составляло - 58,5 %, женщин - 33,3 %, подростков - 8,2 %. В пороховой отрасли Петербургской губернии на конец 1916 г. число женщин достигло 30 %. \r\n В промышленности пореформенной России, наряду с женским трудом, широкое распространение получил дешёвый труд малолетних подростков. Они всё шире вовлекаются в производство. Стоит отметить, что в 1860-70-е гг. труд детей и подростков эксплуатировался потому, что он был дешев (среднемесячное жалование составляло в среднем 25 % от жалования взрос-лого рабочего) и не подвергался никаким законодательным ограничениям. Относительно большое применение подростковый труд находил и на про-мышленных предприятиях Северо-запада. Удельный вес подростков в целом по петербургской промышленности в этот период составлял 16 %. \r\n В первой половине 1880-х гг. наблюдалось некоторое сокращение числа подростков, занятых в промышленности, что объясняется промышленным кризисом, а также изданием первого закона о труде малолетних.\r\n Итак, 1 июня 1882 г. был опубликован первый закон, ограничивающий использование детского труда. Он вышел в виде «Общих правил для фабрик и заводов» запрещающий принимать на промышленные предприятия детей не достигших 12- летнего возраста, а труд 12-15 летних запрещался в ночные, выходные и праздничные дни. Однако окончательную форму закон получил лишь в 90-е гг. XIX в.\r\n Одновременно, оживление промышленной деятельности вызвало увели-чение спроса на труд малолетних. Несмотря на ограничительные меры Пра-вительства, в условиях промышленного подъёма 1890-х гг. «число детей в отечественной промышленности в абсолютных размерах даже увеличи-лось…Согласно переписи населения 1897 г. малолетние работники состав-ляли 12,7 % от общего количества рабочих страны», по сравнению с 3,5 % в 1887 г., т.е. их численность за десять лет увеличилась более чем в 3,5 раза. В этом отношении не стала исключением и частная пороховая про-мышленность, на предприятиях которой так же наметилась тенденция к бо-лее широкому использованию подросткового труда. Однако, как хорошо видно из табл. 32, во-первых, подростковый труд был задействован в оте-чественном пороходелии гораздо меньше (не более 2,6 %), чем в про-мышленности страны в целом (3,5 %); \r\n\r\nТаблица 32. Количество рабочих на пороховых и пистонных предприятиях \r\n Российской империи в кон. XIX в.\r\nРабочие\r\n В Европейской России На Северо-западе\r\n 1885 г. 1892 г. 1892 г. \r\nВсего (чел.) 2074 ---- 1697\r\nмужчин 1862 (90,0 %) ---- 779\r\nженщин 182 (8,6 %) ---- 875\r\nподростков 30 (1,4 %) 2,6 % 43 (2,5 %)\r\n\r\nво-вторых, за 10 лет количество рабочих-подростков, занятых в отечественном пороходелии увеличилось незначительно с 1,4 до 2,6 %, т.е. менее чем в 2 раза. Впрочем, несмотря на сравнительно небольшую долю детского труда в отечественном пороходелии, в связи с повышенной опасностью выделки пороха, в 1897 г. Правительство издаёт Дополнение к «Правилам устройства частных пороховых заводов» категорически запрещающее на них труд лиц моложе 17 лет». Привёл ли Указ 1897 г. к сокращению численности малолетних на частных пороховых предприятиях Северо-запада - сказать трудно. По мнению Л. Забелина, данный закон не стал препятствием для руководства завода «Б.И. Виннеръ»: «там продолжал широко практиковаться низкооплачиваемый труд подростков». Однако, это утверждение требует некоторого уточнения: исследователь не указывает воз-раста подростков, задействованных на данном предприятии. Если имеются в виду лица начиная с 17-летнего возраста, то данный факт нисколько не про-тиворечит рабочему законодательству тех лет. Кроме того, вызывает сомне-ние, что детский труд мог найти «широкое»! применение на Екатерининском заводе. Источники указывают, что владельцы никогда не испытывали острую нехватку рабочих рук: предприятие располагалось в довольно густонаселён-ной сельской местности и от желающих устроиться на завод крестьян «не бы-ло отбоя». \r\n К началу 80-х гг. XIX в. в России завершился промышленный переворот. В основных сферах промышленности паровые двигатели и механические станки уже вытеснили ручной труд и заняли господствующее положение. Широкое применение машинного производства в России вело к резкому уд-линнению трудового дня рабочих. Средняя продолжительность которого для большинства отраслей Российской промышленности никак не регули-ровалась законодательством и целиком зависела от предпринимателей. По этой причине средняя величина трудового дня долгое время была сравни-\r\nтельно высокой и колебалась в пределах 13 - 15 часов в сутки. На большин-стве предприятий Северо-запада рабочий день длился с 5-6 час. утра до 7-8 час. вечера, т.е. 14 часов. Число свободных дней в году также было неоп-ределённым. Воскресный отдых нарушался. Некоторые промышленники уже в 1870-е гг. вынуждены были ставить вопрос о сокращении рабочего дня рабочих, например, владельцы пороховых компаний. \r\n Специфика и опасность работ на пороховых предприятиях диктовала фабрикантам значительно ограничивать верхний временной предел трудо-вого дня своих сотрудников, ведь малейшая оплошность рабочего, например, от переутомляемости, – могла привести к трагическим последствиям для всего предприятия. Согласно данным источников, в середине 1880-х гг. средняя продолжительность трудового дня на частных пороходелательных предприятиях Европейской России составляла 9 - 12 часов в зависимости от опасности работ. Показатели продолжительности рабочего времени поро-ховых компаний Северо-запада были ещё ниже. Например, в 1892 г. дли-тельность рабочего дня на заводах Шлиссельбургском и Б. Виннера состав-ляла от 7 - до 12 часов в сутки, (т.е. в среднем – 9,5 часов). Официальным данным не противоречат и цифры одного из советских исследователей, утверждающего, что обычная смена на Екатерининском заводе длилась 11 часов: «с 7-ми утра до 19-ти часов вечера, с перерывом на часовой обед». Таким образом, можно констатировать, что средняя продолжительность рабочей смены на отечественных частных предприятиях пороховой отрасли (9,5 - 10 час.) была значительно ниже, чем в целом по промышленности страны (12 - 13 часов). \r\n Сравнивая межотраслевые показатели продолжительности трудовой сме-ны рабочего в конце XIX в., выявляется следующая тенденция: в рамках Се-веро-западного экономического региона (как, впрочем, и во всей промыш-ленности Европейской России в целом) наиболее короткий день был у поро-ходелов и металлистов (высококвалифицированной её части). Это видно их данных Министерства финансов за 1894 - 95 гг. по С.-Петербургу и гу-бернии, где средняя величина продолжительности рабочего дня составляла: \r\n\r\nОтрасль производства: Величина трудового дня, (в часах)\r\nПороховая от 9 – до 12\r\nМеталлообработка от 10,5 – до 12\r\nПолиграфическая от 11 – до 12\r\nПищевая от 11 – до 12\r\nТабачная от 11 – до 12\r\nКожевенная от 11 – до 13\r\nТекстильная от 12 – до 14\r\nКирпичная от 13 – до 14\r\n\r\n Как видно, в целом для массы промышленных рабочих в конце XIX в. трудовой день был очень большим. В особо нелёгких условиях находились рабочие фабрик, работающих круглосуточно. Общая ситуация в стране начала меняться лишь после 1897 г., когда под давлением передовой об-щественности вышел закон «О продолжительности и распределении рабо-\r\nчего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности». \r\n Согласно этому закону, рабочее время (и для мужчин, и для женщин) при дневной смене не должно было превышать 11,5 час., при ночной смене, в предпраздничные и субботние дни - 10 часов, а рабочий день подростков 12-15 лет не должен был превышать 8 часов. Данный закон распространялся на все отрасли промышленности, в том числе и на пороховую, правда с одним исключением: «в пороходелательных предприятиях категорически запре-щался труд лиц, не достигших 17-летнего возраста». Закон «о рабочем дне в 11,5 часов» фактически вывел все отрасли отечественной промышленности по данному показателю на уровень военно-химического производства ещё десятилетней давности, таким образом, разница продолжительности трудо-вой смены пороходела в сравнении с рабочими большинства других отраслей перестала быть такой заметной. \r\n Длительность трудового дня работника нередко существенно удлин-нялась сверхурочными работами. И хотя закон 1897 г. ограничивал коли-чество обязательных сверхурочных работ для рабочих всех без исключения отраслей 120-ю часами в год, тем не менее, в начале ХХ в. они получили весьма широкое распространение на промышленных предприятиях Северо-запада, особенно тех, которые были связаны с выполнением оборонных заказов. С началом русско-японской войны сверхурочные работы в поро-ховой отрасли ещё более возросли. В период экономического подъёма, начиная с 1908 г., в промышленности Северо-западного региона наблюдается тенденция к увеличению количества рабочих часов в неделю.\r\n Положение рабочих на частных пороховых заводах определялось не каким-то одним показателем (величиной заработка или продолжительностью рабочего времени), а всей совокупностью условий труда и быта. И, тем не менее, уровень реальной заработной платы является одним из основных показателей, отражающим реальный жизненный уровень рабочих. Поднимая этот вопрос, хочется сразу оговориться: в целом уровень заработков про-мышленного люда за весь дореволюционный период был низким, очень немногие рабочие могли обеспечить свои семьи даже самым необходимым. Никаких твёрдых норм заработной платы не существовало, она устанав-ливалась на усмотрение работодателя и была самой разнообразной. Говоря о рабочих Петербурга и губернии, следует отметить один важный момент: во всех без исключения отраслях производства в изучаемый период сумма зарплаты в данном регионе была сравнительно выше, чем в целом в Евро-пейской России. \r\n В первые пореформенные десятилетия труд рабочих в различных от-раслях Петербургской промышленности оплачивался по-разному, в свою очередь, специфика производства и опасные условия труда в пороходелии не могли не повлиять на сложившийся в отрасли уровень заработной платы. Данные, затрагивающие этот вопрос, чрезвычайно скудны, тем не менее, по-пытаемся определить уровень зарплат разных категорий сотрудников част-ных пороховых заводов Северо-запада с конца 1870-х гг. на основе анализа материалов Екатерининского и др. заводов. Во-первых, спецификой поро-ховой отрасли был то, что большая часть мастеровых (цеховых) трудилась на прямой сдельщине, зарплата которого составляла до одного рубля в смену, временным и подсобным назначалась поденная выплата, которая была гораздо ниже. По данным А. Горбачёва, «например, у рабочего третьего цеха при поступлении заработок был 60-65 коп. в день», причём, проработав год, можно было получить прибавку всего лишь в 5 коп. Согласно источнику, в 1879 г. на предприятии Виннера взрослый «рабочий получал в среднем за трудовой день от 50 до 70 копеек в зависимости от вида мастерской…». Во-вторых, несовершеннолетние и женщины к работам в опасных цехах не допускались, обычно они трудились «в паяльных и угольных мастерских», получая примерно в два раза меньше мужчин-рабочих: например, «за сто напаянных коробок им платили 33 копейки в смену». \r\n Каков же был средний заработок на казённых пороховых заводах? Из-вестно, что в 1878 г. рабочие на Охтинском заводе, будучи «заняты с самого раннего утра до позднего вечера, получали по 35 коп. в день». Причём эта цифра, как отмечает Лукьянов, «вследствие начётов за малейшие опоздания и другие провинности сводилась средним числом на 25 коп. дневного зара-ботка. Если принять число рабочих дней в году (при сезонной работе) за 200, то годовой доход рабочего, при его среднем заработке в 30 коп. в день сос-тавит – 60 рублей». Из табл. 33 хорошо видно как соотносятся показатели оплаты труда на пороходелательных предприятий с разной формой соб-ственности.\r\n\r\nТаблица 33. Средняя зарплата рабочего на пороховом заводе Северо-запада\r\n в конце 70-х гг. XIX в., (в рублях).\r\nзавод за труд. день за месяц за год\r\nказённый 0,30 9,0 60,0\r\nчастный 0,52 15,6 104,0\r\n\r\nПри сопоставления вышеизложенных данных следует, что на момент проникновения капиталистических отношений в отечественное пороходелие средний заработок рабочего (с учётом уровня зарплаты подростков) на част-ном пороховом предприятии был в 1,7 раза выше, чем на казённом. Таким образом, не только условия труда, но и норма оплаты труда отличала индивидуальный сектор от государственного. \r\n В последующие десятилетия уровень зарплат в промышленности посте-пенно возрастает. Так, в пороховой отрасли Северо-западного региона рост заработной платы за 1880 - 90-е гг. удвоился: с 65 коп.- 1р. 25 к. до 80 коп.- 1р. 50 к. в день. Для того чтобы ответить на вопрос: много или мало стал получать пороховщик за свой опасный труд, например, в конце XIX в., необходимо провести простой сравнительный анализа показателей средних зарплат рабочих в различных отраслях промышленности. Главная трудность для его осуществления заключается в том, что в источниках оплата сдельных работ в каждой отрасли представлена в больших пределах: от 5 – до 150 рублей в месяц (нижний и верхний предел соответственно) в зависимости от сложности операции и квалификации рабочего. \r\nДанные о влиянии отраслевой принадлежности предприятий на зарплату рядового рабочего представлены в таб. 34. И хотя «разброс» представленных \r\n\r\nТаблица 34. Среднемесячная зарплата в самых высокооплачиваемых произ-\r\n водствах С.-Петербургской губернии за 1892 г., (в руб.). \r\nПромышленное производство Среднее жалование\r\nв месяц\r\nМашиностроение от 24\r\nЖелезоделательное от 23\r\nПороховое и пистонное от 20\r\nИзготовление музыкальных инструментов от 15\r\nКнигопечатание от 15\r\n\r\nцифр довольно существенный, тем не менее, позволяет сделать важный вы-вод, а именно: в начале 1890-х гг. частное пороходелие было одной из самых высокооплачиваемых отраслей Северо-западного промышленного района страны (в низкооплачиваемых отраслях, например, пищевой нижний предел зарплаты составлял 2-3 рубля). \r\n Несмотря на то, что динамика роста заработной платы рядового рабочего на частном пороходелательном предприятии Северо-запада за последние двадцать лет XIX в. выглядит довольно внушительно, однако, реальные зар-\r\n\r\nТаблица 35. Среднемесячное жалование рядового пороходела в\r\n Петербургской губернии в конце XIX века:\r\nкон. 1870-х гг. нач. 1890-х гг. кон. 1890-х гг.\r\n15,6 руб. 24 руб. 28 руб.\r\n\r\nплаты рабочих росли гораздо медленнее, чем повышалась стоимость жизни. Так, по некоторым оценкам минимальная месячная потребность рабочего в Петербурге на 1890 г. составляла 21 руб. для мужчин, 17 руб. для женщин и 13-15 руб. для подростков. Как видно из приведённых в таб. 35 данных, эту минимальную потребность многим рабочим удовлетворить было непросто. Низкий уровень зарплаты нередко отягощался неопределённостью сроков её выплаты и различными злоупотреблениями.\r\n Наступил новый ХХ век, а вместе с ним и новый промышленный кризис. В целом за первое десятилетие ХХ в. величина номинальной (с учётом роста цен) заработной платы рабочих-пороховщиков Северо-запада выросла не-значительно. По данным фабричной инспекции, представленным в табл. 36, \r\nТаблица 36. Среднегодовая зарплата рабочего-пороховщика Петербургской\r\n губернии, (в рублях). \r\n1900 г. 1904 г. 1907 г. 1908 г. 1909 г.\r\n299,0 366,17 380,95 373.83 342,12\r\n\r\nвидно, что, начиная с 1908 г. средняя зарплата начинает снижаться и в 1909 г. опускается ниже уровня 1904 г., оставаясь, однако, значительно выше, чем в 1900 г. \r\n По данным Министерства финансов за 1900 г. пороховая отрасль Северо-запада по среднегодовой зарплате рабочего (299 руб.) входила в четвёрку самых высокооплачиваемых отраслей региона (зарплата металлиста составляла – 407,5 руб., текстильщика – 231,1 руб. ). Такая тенденция сох-раняется и дальше. По данным Министерства торговли и промышленности за 1908 г. по размеру средней зарплаты рабочего, пороховая отрасль занимала пятую строчку после таких отраслей как: металлообрабатывающая, полиграфическая, деревообрабатывающая и кожевенная. Среднегодовой заработок рабочего в химической и пороховой отраслях Петербургской гу-бернии в 1908 г. составлял - 370 руб. 20 коп., что несколько превышало уровень среднего заработка рабочего по петербургской промышленности в целом. Эти цифры очень интересные, однако, здесь нужно учитывать ряд моментов: во-первых, усреднённые данные не отражают в полной мере действительной картины, скрывая разницу в оплате по каждой из мно-гочисленных профессий отрасли; во-вторых, разнообразной была и форма оплаты труда: в ряде производств существовала исключительно поденная оплата труда, в то время как в подавляющем большинстве отраслей петербургской промышленности уже господствовала сдельная зарплата, а с 1908 г. – почасовая. В-третьих, в начале ХХ в. работницы получали на 30 % меньше, чем рабочие-мужчины, но так было не во всех отраслях произ-водства.\r\n Кроме того, определение величины номинальной зарплаты даёт лишь относительную картину положения рабочего. Для установления реальной заработной платы следует хотя бы приблизительно установить прожиточ-ный минимум рядового рабочего и его семьи. В отсутствие прямых данных о сумме бюджета рабочей семьи Петербургской губернии, рассмотрим ана-логичные данные для Петербурга, составленные Комиссией для улучшения быта рабочих военного ведомства, работавшей в 1902 - 1904 гг. (см. табл. 34).\r\n\r\nТаблица 34. Месячный бюджет петербургского рабочего в 1903 г. \r\nРасходы на\r\nсодержание: Сумма, (в рублях):\r\n в месяц в год\r\n Одинокого рабочего 21 252\r\n Одинокой работницы 18 216\r\n Семьи из 4 человек 32 - 51 360 - 408\r\n\r\nЕсли сравнить этот «прожиточный минимум» с номинальным заработком ра-бочих пороховых предприятий Северо-запада, то окажется, что средняя зар-плата рядовых пороховщиков (330 руб.) не дотягивала до размера мини-мального семейного бюджета рабочих столицы. В пределах этой суммы (око-ло 400 руб.) - получали полиграфисты, сталелитейщики, машиностроители и рабочие некоторых других высококвалифицированных профессий, - всего около 29 % общего числа рабочих Петербургской губернии. Даже с учётом того, что более 30 % рабочих губернии были моложе 21 года (пред-положительно, значительная их часть могла не иметь семьи) – всё равно по-лучаются плачевные цифры: средний заработок более 71 % рабочих был ни-же минимального семейного бюджета!\r\n Перед Мировой войной вышел свод законов – «Устав о промышленном труде», регламентировавший взаимоотношения предпринимателей и рабо-чих. «Устав» не определял размеров заработной платы, он лишь запрещал на-нимателю уменьшать заработок до окончания срока договора найма. Три предвоенных года были благоприятными в отношении повышения номи-нальных заработков. В табл. 35 представлены наиболее высокооплачиваемые отрасли промышленности Северо-запада перед войной.\r\n Таким образом мы видим, что средний заработок промышленного рабочего Северо-запада в 1901 г. составлял – 302 р. 45 к., а к 1914 г. он вырос до 384 р., т.е. на 28 %, а в пороховой промышленности всего на 15 % : с 299 р. до 346 руб. И, тем не менее, пороховая отрасль входила в шестёрку самых высокооплачиваемых отраслей петербургской промышленности. Однако, за то же время возрос и общий индекс цен (на товары первой необходимости) к 1914 г. он поднялся по отношению к 1899 г. в среднем на 28,6 %. \r\n\r\nТаблица 35. Среднегодовая зарплата рабочего в 1910 – 13 гг., (в руб.). \r\n\r\nОтрасли промышленности:\r\n \r\n1910 г.\r\n \r\n1911 г.\r\n \r\n1912 г.\r\n \r\n1913 г.\r\n\r\nметаллообрабатывающая 480 523 519 516\r\nсталелитейная ---- 522 430 475\r\nмашиностроительная ---- 517 561 531\r\nполиграфическая ---- 481 473 415\r\nдеревообрабатывающая 344 345 420 419\r\nхимическая 345 329 352 346\r\nв том числе производство \r\nпороха и взрывчатых веществ ---- 295 404 343\r\nкожевенная 396 368 372 388\r\nбумажная ---- 270 269 312\r\nсиликатная 203 231 277 290\r\nтекстильная 286 276 268 277\r\nпищевкусовая 251 253 261 268\r\nСредний заработок\r\nпо всем отраслям: \r\n355 \r\n365 \r\n375 \r\n384\r\n \r\nАрхивные данные позволяют определить суммы зарплат разных категорий сотрудников пороховых предприятий Северо-запада. Сравним размеры их жалования, используя материалы одной из пороходелательных компаний (см. таб. 36). За этими цифрами нетрудно заметить громадную разницу в разме-\r\n \r\nТаблица 36. Месячное жалование сотрудников А/О «Б.И. Виннеръ» \r\n в 1913 г., (в рублях). \r\nДиректора\r\nзавода члена\r\nправления мастера\r\nцеха взрослого\r\nрабочего работницы\r\nмастерской подростка\r\n\r\n325 297 120 28 20 ок. 15\r\n\r\nре жалования директора и простого рабочего. Месячное жалование руково-дителя (325 руб.) примерно равнялось годовой зарплате рабочего (336 руб.). \r\nОднако, в целом, как видно из табл. 37, за годы I Мировой войны зарплаты рядовых-пороховщиков выросли гораздо значительнее, чем у руководства за-вода.\r\nТаблица 37. Динамика роста жалования сотрудников Акционерного\r\n Общества «Б.И. Виннеръ», (в рублях). \r\nПеречислено на \r\nжалование в год: 1913 г. 1916 г. \r\nдиректорам 7 800 9 600\r\nчленам правления 7 125 8 300\r\nрабочим и служащим 14 400 34 716\r\nПриведённые данные свидетельствуют о небольшом приросте отчислений (14 – 18 %) «в счёт жалования» руководителям компании за указанный период, но при этом нельзя не заметить, что расходы «Общества» на зарплату рабочим и служащим за то же время выросли в 2.5 раза (!).\r\n Война ощутимо принесла ухудшение материального положения рабочих, которое проявилось в падении реальной заработной платы. В 1916 г. в Се-веро-Западном экономическом регионе средняя номинальная зарплата рабочих возросла в два раза в сравнении с довоенной. Однако в результате роста цен более чем в два раза, реальная заработная плата рабочих составляла в 1916 г. лишь 90 % от уровня 1913 г., а к февралю 1917 г. про-изошло ещё падение не мене, чем на 15 – 20 %. Только в двух отраслях, практически полностью переключившиеся на военные поставки – метал-лообрабатывающей и военно-химической - реальная заработная плата воз-росла соответственно на 20 и 13 %. Во всех других отраслях происходит дальнейшее падение реальной заработной платы.\r\n Анализ документов частных пороходелательных компаний нашего ре-гиона позволяет отметить один важный момент: немалую долю реального дохода сотрудников исследуемых предприятий составляло вознаграждение из прибыли предприятия. Ежегодное вознаграждение директорам правления, их кандидатам, рабочим и служащим, согласно Устава Общества «Б.И. Вин-неръ», было строго фиксированным и зависело от получаемой предприятием прибыли. Поэтому в её росте были заинтересованы все категории сотрудников компании. Так, в 1899 г. согласно пп. 27 и 44 Устава Общества «Виннеръ» «2-ум директорам и членам правления сверх жалования опреде-лялось содержание по 1200 руб. в год, т.е. ежемесячно по 100 руб. каж-дому». Наиболее заметно (в 3,5 раза) вырос размер годового вознаграждения руководителей завода в годы I Мировой войны, причиной чему стало утроение доходности предприятия. Если в 1913 г. в пользу «директоров ( 5 % с прибыли 317 767 руб.) перечислено 15 888 руб., ..кандидатов (1 % ) пере-числено 3 178 руб.», что в сумме составило 19 066 руб., то в 1916 г. (из расчёта прибыли в 1 123 772 руб.) «в их пользу было начислено» уже - 67 426 руб. \r\n Не забывало Правление и о простых рабочих, в пользу которых так же регулярно отчислялась часть прибыли компании. Согласно п.2(б) отчёта «Распределение прибыли Акционерного Общества «Виннеръ» за 1913 г. «в вознаграждение служащим начислено 1½ % (с 317 767 руб. прибыли) или – 6 355 руб.». Более того, за годы войны Собрание акционеров ещё повысило повысило ставку вознаграждения рабочих. Учитывая рост ставки до 2 % и значительное повышение прибыльности завода – общая сумма выплат ра-бочим в качестве вознаграждения в 1916 г. составила - 22 475 руб. и превы-сила довоенный показатель (6 355 руб.) ровно в 3,5 раза.\r\n Анализ некоторых данных финансовых отчётов двух крупнейших поро-ховых предприятий Северо-запада Российской империи, представленных в виде табл. 38, позволяет выделить два существенных момента. \r\n\r\nТаблица 38. Ежегодное вознаграждение пороховщиков, (в рублях): \r\nРазмер ежегодного вознаграждения\r\n отчёт.\r\nгод Заводы «Русского-Общества для выделки и продажи порохов» «Акционерное Общество\r\n«Б.И. Виннеръ»\r\n Директорам,\r\nрабочим и служащим директорам Рабоч. и служ.\r\n1897 нет данных не учреждено ----\r\n1898 16 565 не учреждено ----\r\n1902 19 220 14 318 (6%) 4 773 (1,5%)\r\n1903 27 020 14 274 4 758\r\n1904 ---- 15 096 5 032\r\n1905 63 218 12 829 4 276\r\n1906 77 542 10 630 3 543\r\n1907 ---- 9 191 3 064\r\n1908 31 034 12 186 4 062\r\n1909 ---- 12 670 4 223\r\n1910 31 155 13 868 4 623\r\n1911 26 448 14 340 4 780\r\n1912 75 121 15 620 5 207\r\n1913 138 000 16 076 5 359 (1,5%)\r\n1914 78 137 19 066 6 355 (2%)\r\n1915 52 643 20 310 6 770\r\n1916 «экстренные наградные рабочим и служащим»\r\n- 160 000 руб. \r\n34 171 \r\n11 390\r\n1917 ---- 67 426 (6%) 22 475 (2%)\r\n\r\nПервый - в указанное двадцатилетие наблюдается тенденция постоянного и стабильного роста чистой прибыли предприятий, а соответственно и ежегодного вознаграждения директоров, рабочих и служащих. Второй - значительная величина суммы вознаграждений «Русского Общества для выделки и продажи порохов», очевидно, свидетельствует о том, что расходы на вознаграждение всех представителей компании (и работников, и работо-дателей) объединены в одну статью (исключение составляет лишь 1916 г.) и предназначались для всех заводов «Общества», в том числе и для Шлис-сельбургского. \r\n Кроме того, источники указывают, что рабочим пороховых заводов на-шего региона, помимо вознаграждения и наградных, нередко оказывалась материальная помощь накануне некоторых праздников, например, Нового года. Так, в ежегодных финансовых отчётах А/О «Виннеръ» мы видим такую статью расходов: «Затраты на ёлки рабочим», которые за первые 16 лет ХХ в. представляются в следующем виде:\r\n \r\n Отчётный год 1899 1904 1906 1913 1916\r\n «на ёлки», (в руб.) 325 390 421 500 2 115\r\n\r\nНа основании представленных данных мы можем заключить: во-первых, в целом суммы затрат за указанный период выросли в 6,5 раз, во-вторых, «расходы на ёлки рабочим» оставаясь стабильными более десяти лет, значительно возросли лишь в годы I Мировой войны. Следовательно – напрямую зависели от размера получаемой предприятием прибыли.\r\n Промышленные рабочие России конца XIX в. жили частично на вольных квартирах, частично при фабриках и заводах – казармах или специально отведённых помещениях, а иногда прямо там же где и работали. Последнее имело место главным образом на небольших предприятиях и мастерских. Фабричные бараки или подобного рода помещения для рабочих большей частью встречаются на кожевенных, текстильных, мыловаренных и т.п. предприятиях. В конце 19 в. около 1/5 части фабрично-заводских рабочих жило в бараках, выстроенных для них предпринимателями близ фабрик и заводов. Как в этом плане обстояли дела на пороховых заводах?\r\n В начале своей деятельности пороховые заводы Северо-запада также размещали своих работников при заводе. Первоначально рабочие жили в бараках, сооружениях казарменного типа, расположенных рядом с заводом. Людям приходилось мириться с труднейшими бытовыми условиями. Так, на заводе Виннера трудовому люду приходилось мириться и с трудными бытовыми условиями. О том, что постоянные рабочие жили при заводе следует из «Отчёта» приёмной комиссии, составленного на основании осмотра предприятия Виннера в 1877 г.: «В расстоянии 45 саж. от машинного отделения располагается одноярусное бревенчатое жилое строение с ме-зонином, крытое толем.., длинною около 8 саж., шириною 4 саж…В котором имеется общая для рабочих комната в 16 кв.саж. с русской печью и деревянными нарами. В неё предполагается поместить 12 человек. Кроме того имеется 2 отдельные комнаты по 2 кв.саж. каждая на одного человека…Комната для машиниста разгорожена лёгкой перегородкой…». Акт указывает, что шлиссельбургским уездным врачом «найдено помещение для восьми человек сообразно кубическому содержанию воздуха», в которое поместили 12 рабочих – следовательно можно заключить: на заводе Виннера могло иметь место нарушение санитарных норм, предусматривающих 2 кв.саж. на человека, но только при условии, что все 16 постоянных рабочих жили при заводе.\r\n Глядя на данную проблему (с современной точки зрения) мы можем сколько угодно возмущаться тому, в какой тесноте приходилось жить рабо-чим Екатерининского завода (норма - 2 кв. саж. на человека, которая к тому же ещё нарушалась) и как Комиссия допустила подобные нарушения. Однако, Комиссия не только допустила, более того - заключила: «В санитарном отношении и в отношении удобства жилья упомянутые помещения найдены удовлетворительными…». Видимо, такие условия жизни рабочих тогда считались нормой, поэтому трудно «осуждать» правление завода, исходя из современного мировосприятия проблемы. Одним из самых трудных был жилищный вопрос и на Шлиссельбургском заводе, где основная масса рабочих квартировалась в заводских бараках. Производившая осмотр губернская комиссия признала все типы жилищ в той или иной степени благоустроенными, заключив, однако, что казармы отличались теснотой.\r\n Промышленный бум 1890-х гг. привёл к значительному росту штата сотрудников пороховых предприятий Северо-запада, специфические условия труда (необходимость полноценного отдыха рабочих) требовали от руководства крупных капиталовложений (расходов) на социальные нужды - в первую очередь на улучшение бытовых и санитарно-гигиенических условий жизни рабочих. Однако, реально ситуация начала меняться в лучшую сторону несколько позже, только в начале ХХ в. Высокая доходность порохового и динамитного производства позволила руководству частных компаний нашего региона с согласия акционеров тратить значительные средства на улучшение бытовых условий сотрудников. Владельцы идут на существенные траты, чувствуя, что эти шаги будут иметь положительные последствия для производственного процесса в целом. Так, например, в начале 900-х гг. правление «Русского Общества для выделки и продажи порохов» выстроило на Шлиссельбургском заводе «для холостых рабочих новые поместительные казармы, для женатых – семейные дома», число которых с каждым годом возрастало. Что касается «обустроенности служащих, из коих большинство семейные, в их распоряжение отведены новые просторные квартиры, снабжённые всеми удобствами, причём в каждой из них имеется обязательный сад…Для холостых служащих построено общежитие при клубе служащих, под которое отведено отдельное здание». В 1901 г. правление А/О «Б.И. Виннеръ» выделило около 3 000 рублей на «расширение спальных помещений рабочих.., для служащих недалеко от завода выстроены аккуратные одноэтажные деревянные дома с огородами при них. Каждый такой дом давал добротное жильё нескольким семьям». \r\n В начале ХХ века у рабочих и служащих появилась возможность хорошо проводить свой досуг и пополнять образование: на пороховых заводах Северо-запада открываются школы, библиотеки, народные дома и т.п. заведения. На основе анализа источников исследуем уровень развития социо-культурной инфраструктуры, находящейся на балансе, например, Шлис-сельбургского порохового завода. Так, правлением компании для досуга слу-жащих открыт клуб, который предоставлял свои услуги всем желающим. Огромным успехом у служащих пользовались публичные лекции, органи-зуемые работниками клуба. «Кроме библиотеки, бильярдной, кегельбана, лаунтениса и прочего при клубе имелся сад с отдельной оранжереей и буфет, где не семейные из служащих могли получать за весьма умеренную плату вполне приличный стол». \r\n Для доставления рабочим и их семьям в часы досуга полезных раз-влечений «в 1905 г. при Шлиссельбургском заводе был открыт народный дом со сценой и библиотекой». Стремясь повысить свой общий культурный уровень, рабочие охотно посещали публичные лекции, организуемые при заводском народном доме, в частности, Петербургским обществом народных университетов. \r\n Большое число слушателей привлекали чтения на литературные, ис-торические и др. темы. Охотно посещались концерты заводского хора. Причём все перечисленные учреждения равно как два любительских хора певчих и оркестр, сформированные из рабочих, содержались за счёт завода. \r\n Кроме того, в начале века при заводе построены два специальных здания под чайные и большую столовую. В добавок к уже имеющейся лавке, учреждено Общество Потребителей, располагавшее двумя магазинами (про-довольственным и товаров широкого потребления), где все товары про-давались по умеренным ценам, а пайщиками были сами рабочие. Заво-доуправление затратило 2 000 рублей на постройку «поместительной камен-ной общественной бани в 2 этажа: с мужским и женским отделениями». Благоустройство территории предприятия также находилось в центре вни-мания заводоуправления: вокруг большого искусственного пруда, распола-гавшегося в юго-восточной части завода, были разбиты парк и сад.\r\n И, наконец, в 1907 г. был построен и освещён заводской православный храм во имя Св. Ап. Петра и Павла, строго выдержанный в старорусском стиле – плод совместных усилий рабочих и владельцев завода (см. При-ложение 13). На его строительство было затрачено 40 000 рублей, причём пятую часть суммы собрали рабочие предприятия.\r\n Таким образом, из всего вышесказанного следует, что владельцы «Рус-ского Общества» и других пороходелательных компаний нашего региона по мере своих сил заботились не только о «верхушке» завода, но и досуге прос-тых тружеников, причём не стоит забывать, что речь идёт о рубеже веков, о времени более чем столетней давности.\r\n С ростом технического прогресса в отечественной экономике росла и необходимость в большом числе квалифицированных и грамотных рабочих. От образованных кадров зависел дальнейший прогресс промышленности и в первую очередь производительность труда. Кровно заинтересованы в этом были и частные предприниматели в пороховой отрасли. Ещё в 1870-е гг. правительство начало разрабатывать этот вопрос, который остро встал по мере увеличения числа неграмотных рабочих и подростков, занятых в про-мышленном производстве.\r\n Закон «О школьном обучении малолетних работников на фабриках и заводах» вышел в 1884 г., а в 1897 г. вышло Дополнение «Об обязательном обучении детей и подростков, работающих на промышленных пред-приятиях». Согласно ст. 18 «владельцы заводов обязаны из числа рабо-тающих в них заведениях малолетних, которые не имеют свидетельства об окончании курса, по крайней мере в 1 классном народном или равном ему училище, предоставлять возможность посещения означенного…не менее 3-х часов ежедневно или 18 час. в неделю и сообразно сему распределять работы малолетних». Контроль за исполнением данного закона лежал на фабричной инспекции, но никаких реальных средств для осуществления этого она не имела. Так как закон не выполнялся - школы при фабрично-заводских заведениях Северо-запада в основном учреждались либо усилиями Русского Технического общества, либо по собственной доброй инициативе владельцев предприятий. А между тем, в конце XIX в. доля грамотных рабочих в промышленности нашего региона не превышала 20 %, в то время как, нап-ример, в 1895 г. в Петербурге и губернии функционировало, большей частью при крупных предприятиях всего 35 школ, в которых обучалось около 3800 учащихся. Следовательно, при наличии нескольких сот фабрик и заводов лишь незначительное число владельцев предприятий брали на себя расходы на содержание школы. \r\n Несколько по-другому обстояли дела в частном пороходелии. Во-первых, владельцы пороховых заводов, располагавшихся за пределами столицы, т.е. в сельской местности, где земских учебных заведений было очень мало (либо вообще отсутствовали) – были вынуждены открывать заводские школы для рабочих (а часто и крестьянских детей округи) собственными средствами. Во-вторых, на пороховых предприятиях Северо-запада с середины 1880-х гг. трудился довольно многочисленный штат подростков. Таким образом, по мере укрупнения производства, перед Правлением компаний уже конце XIX в. настоятельно встал вопрос об открытии начальных школ для работающих подростков, неграмотных рабочих и детей сотрудников.\r\n Так, небольшая школа при Екатерининском заводе была отстроена и принята на баланс не позднее 1898 г. Именно к этому году относится пер-вое упоминание о расходах её содержание в бухгалтерских отчётах пред-приятия. Источники указывают, что вплоть до революции 1917 г. правление Екатерининского завода исправно финансировало школу. \r\nДинамика ежегодных расходов на заводскую школу представлена в следующем виде:\r\n \r\nОтчётный год 1898 1904 1906 1913 1916\r\nОтчислено на содержание \r\nшколы в год, (в руб.) 548\r\n 993 1 571 1 713 2 089\r\n\r\nКак видно из этих данных, затраты правления компании «Виннеръ» на со-держание школы (включая отопление, освещение и т.п.) очень невелики, но, тем не менее, нельзя не заметить стабильный рост данных отчислений за весь период 1898 – 1916 гг. \r\n В самом начале ХХ в. «школа для малолетних и детей рабочих» стала функционировать при Шлиссельбургском заводе, а вскоре и на пороховом заводе А. Кованько. \r\n Длительное время в России единственным законом, обязывавшим про-мышленникам предоставлять заболевшим рабочим врачебную помощь, являлось постановление Комитета министров от 1866 г., по которому хо-зяевам фабрик было вменено в обязанность отводить помещения для забо-левших из расчёта по одной кровати на 100 рабочих, т.е. по-существу обя-зывал владельцев фабрик и заводов устраивать при заводах «больничные по-мещения». Закон толковали по-разному, поэтому медицинская помощь ра-бочим со стороны заводчиков распространялась «в пёстрой форме и не-равномерно». Правительству было удобно, что на протяжении большого количества лет на практике существовал принцип: врачебной помощью рабочих занимались владельцы заведений. Кроме того, правительство, этим законом как бы обязывало фабрикантов оказывать помощь населению округи (не работникам предприятия), оправдываясь тем, что «земские врачебные учреждения в России мало распространены». Всё это на практике вело к тому, что медицинская помощь на промышленных предприятиях Северо-запада большей частью носила случайный характер и зависела от усмотрения предпринимателей. Нередки были такие случаи: если рабочий серьёзно забо-левал и больше не мог быть полезен фабрике – его старались поскорее «сбыть с рук».\r\n Можно утверждать, что на определённой части промышленных пред-приятий нашего региона врачебная помощь рабочим действительно ока-зывалась, однако имели место случаи, когда фабрикантами закон 1866 г. фактически осуществлялся только на бумаге, в частности, об этом красно-речиво говорилось в отношении петербургского губернатора управляющему Министерством внутренних дел в 1885 г.: «…Устраиваются для виду покои, в которых никогда не лежат больные и номинально приглашаются…врачи для подания помощи рабочим, на деле же отсутствует всякая помощь, и рабочие в случае болезни получают расчёт и отпускаются на родину…». \r\n Таким образом, вплоть до начала ХХ в., когда вопросом о врачебной помощи для рабочих только начали заниматься, состояние медицинской помощи в целом на предприятиях отечественной промышленности было крайне неудовлетворительным. Правительство «спихнуло» решение этого вопроса на предпринимателей. Заводчики, со своей стороны, так же имели все основания быть недовольными таким положением дел: некоторые поло-жения указа 1866 г. шли в разрез законности и как следствие – последние как могли уклонялись от выполнения этого закона. По заявлению Петербург-ского «Общества заводчиков и фабрикантов», если хоть какая-то врачебная помощь и организована владельцами для своих рабочих отдельно от остального населения, то «это происходило частью в силу побуждений чис-того сердца, частью вследствие давления со стороны администрации и фаб-ричной инспекции, частью от безысходной необходимости за отсутствием какой-либо общественной врачебной помощи в ближайшей округе». \r\n Недовольство предпринимателей вполне понятно, их главным аргу-ментом в пользу того, что рабочие должны наравне со всем населением лечиться в государственных лечебных учреждениях является тот факт, что «промышленность регулярно платит соответствующие налоги и сборы» (нап-ример, земский сбор), участвуя тем самым в составлении земских и город-ских бюджетов. Имеются сведенья, что «¾ всех доходов земского бюджета, расходуемых на врачебную помощь населения – собирается с промыш-ленных предприятий. \r\n Таким образом, в течение более чем трёх десятков лет, промышленных рабочих лечили за счёт предприятий, на которых они работали. По закону фабрикант был обязан бесплатно оказывать рабочим первую медицинскую помощь и предоставлять (в тяжёлых случаях) амбулаторное лечение на своём предприятии, в случае же отсутствия стационара, обеспечивать лечение в земской или городской больнице. О том, как выполнялся этот закон – пойдёт речь ниже.\r\n Вопрос о врачебной помощи промышленным рабочим на случай болезни в России всегда стоял очень остро, однако уже в конце XIX в. ситуация вок-руг данной проблемы накалилась до предела. Сложность разрешения данного вопроса заключалась, во-первых, в том, что количество рабочих на промыш-ленных предприятиях в увеличилось несколько раз, вырос производственный травматизм, следовательно, возросли расходы на врачебную помощь; во-вторых, лишь немногие крупные заведения могли действительно органи-зовать хорошую врачебную помощь; в-третьих, в связи с тем, что во многих местностях страны не было никаких общественных врачебных учреждений, правительство считало целесообразным «обязать владельцев натуральным налогом – устройством больницы». Таким образом, необходим был новый закон о врачебной помощи, соответствующий реалиям времени.\r\n В 1903 г. был опубликован законопроект С.Ю. Витте: «Закон о страхо-вании от болезней», который вступил в силу лишь в 1907 г., а фактически даже в 1912 г. под названием «Положение об обеспечении рабочих на случай болензни». Суть его сводилась к следующему: через фабричную инспекцию на каждом без исключения промышленном предприятии с числом рабочих не менее 200 учреждалась отдельная больничная касса, на которую возлагалась обязанность выдавать денежные пособия участникам кассы по случаю болезни или увечья на производстве, по случаю родов и на погребение. Размер капитала больничной кассы исчислялся из взносов участников (рабочих), которые по решению общего собрания перечисляли в её фонд от 1 до 3 % своих месячных зарплат. Размер же взноса владельца предприятия в кассу определялся в 2/3 всех взносов участников. Размер денежного посо-бия устанавливался ежегодно общим собранием кассы в пределах от 1/4 до полного заработка. \r\n Что касается фабриканта, то согласно данному закону, он обязывался платить свой взнос в больничную кассу, оказывать пострадавшему первую помощь и договариваться с земскими лечебными учреждениями для оказания амбулаторной помощи рабочему. Впрочем, указ дозволял заводчику «пре-доставлять больному рабочему собственное лечебное заведение», если таковое имелось, но отнють не обязывал этому. Таким образом, предпри-ниматели освобождались от строительства больниц при своих заводах. Вот почему количество больниц при промышленных заведениях в России было чрезвычайно малым. Наличие крупной больницы на заводе было роскошью для рабочих, - показателем заботы правления предприятия о своих сотрудниках. Например, в Петербурге по данным за 1885 г. больницы име-лись из общего числа фабрик и заводов, подчинённых фабричной инспекции, всего на 8 предприятиях. Так, «в Петербурге и Петербургской губернии до 1907 г. из 19 тыс. предприятий лишь на 3488 фабриках существовали лазареты для рабочих, а удовлетворительные только на 1028 фабриках…». К 1912 г. на всех фабрично-заводских предприятиях, принадлежавших членам Петербургского общества заводчиков и фабрикантов, имелось всего 7 больниц на 200 мест. Даже такой промышленный гигант как Путиловский завод имел больницу всего на 84 мест, завод Кенига – на 10, Русское об-щество военных припасов, Спасская бумагопрядильня и ткацкая мануфак-тура – по 28, восемь заводов за Невской заставой совместно содержали больницу на 50 мест. Из казённых заводов больницы имели только Ижорский (на 30 мест) и Обуховский (на 60 мест). Таким образом, дело оказания меди-цинской помощи пострадавшим от несчастных случаев в дореволюционной России было поставлено неудовлетворительно.\r\n В этой связи, несколько более выигрышно на общем фоне выглядит ситуация с медицинским обеспечением на крупных пороходелательных пред-приятиях Северо-запада. На каждом из них ещё в конце XIX в. существовали довольно крупные и хорошо оснащённые заводские лазареты. В начале ХХ в. заводские лазареты были преобразованы в больницы. Так, на Шлис-сельбургском заводе «в январе 1908 г. была открыта больница на 34 кровати с отделением для заразных. Больница имела все необходимые дезин-фекционные приспособления, аптеку, операционную, родильный покой. Больница располагала довольно крупным штатом сотрудников: доктором, фельдшером, акушеркой, аптекарем, медсёстрами и др.». \r\n С увеличением прибылей предприятий растёт и количество денег, зат-рачиваемых заводоуправлением на содержание больниц. Представленные в табл. 39 данные показывают динамику затрат на лазарет (позже больницу) на Екатерининском пороховом заводе за период 1899 – 1916 гг. Из них следует: 1). В абсолютных цифрах ежегодная сумма отчислений на заводскую больницу за 16 лет выросла в 17 раз! Однако, с учётом роста штата сот-рудников отчисления на содержание заводской больницы за 16 лет увеличи-\r\n\r\nТаблица 39. Размер расходов пороховой компании «Б.И. Виннеръ». \r\nотчётный год перечислено на содержание лазарета в год, (в руб.):\r\n общая сумма расчёте на 1-го рабочего\r\n1899 1 680 5,60\r\n1906 3 264 8,16\r\n1913 7 969 13,28\r\n1916 28 621 44,05\r\n\r\nлись так же довольно значительно - ровно в 8 раз. 2). Резкое увеличение расходов приходится на период 1913 – 1916 гг., в связи с чем возникает вопрос: чем оно был вызвано? Хотелось бы верить, что именно высокие прибыли, получаемые предприятием (особенно в годы Мировой войны) позволили руководству завода несколько «повернуться лицом к труду» и не жалеть средств на поддержание здоровья своих сотрудников. Хотя, с другой стороны, данная динамика могла быть следствием роста болезней и трав-матизма рабочих на производстве, вызванных повышенной эксплуатацией их труда. А это, в свою очередь, вынуждало(!) руководство компании увели-чивать медицинские расходы.\r\n Закон 1907 г. «об учреждении больничных касс» был призван в целом исправить неудовлетворительную ситуацию с медицинской помощью рабо-чих фабрично-заводских заведений страны, в том числе и нашего региона. Однако подавляющее большинство рабочих Северо-запада во время болезни материальной помощи не получали. Так, по данным фабричной инспекции Спб. За 1908 г. пособия за время болезни (речь идёт о болезнях, не связанных с несчастными случаями) в той или иной форме получали рабочие лишь 43 предприятий, т.е. примерно 1/3 от их общего количества столицы. Ис-точники указывают, что частные пороховые компании Петербургской губернии входили в число этих 43-х предприятий: больничные кассы заводов исправно выплачивали оговоренные законом пособия. Первые упоминания в документах о существовании больничных касс при Шлиссельбургском и Екатерининском заводах относятся уже к 1908 г., т.е. сразу после появления соответствующего закона. Отчёты деятельности больничной кассы, напри-мер, на Шлиссельбургском заводе, показывают, что расходы на пособия, первоначально составлявшие несколько тысяч рублей в год, выросли к 1915 г. до 17 808 руб. Причём денежные пособия (см. таб. 40) из капитала боль-ничной кассы выплачивались как заболевшим (покалеченным) рабочим, так и их ближайшим родственникам: жёнам, детям и др. В сферу забот кассы входило так же компенсация таких расходов, как: роды, похороны и пр. (см. Приложение 14). \r\n\r\nТаблица 40. «Смета приходов и расходов Больничной кассы при Шлис-\r\n сельбургском Пороховом заводе на 1915 г.». \r\nПриход.\r\nВзносов и приплат…………………………… \r\n34 309 руб.\r\nРасход.\r\n \r\n\r\n1. Пособий по болезни………………………\r\n 8 642 руб.\r\n\r\n2. Тоже от несчастных случаев…………….\r\n 3 178 руб.\r\n\r\n3. Беременным и роженицам……………….\r\n 1 191 руб.\r\n\r\n4. На похороны участников кассы…………\r\n 541 руб.\r\n\r\n5. Членам семейств участников\r\n а) по случаю родов жены…………………\r\n б) на похороны взрослых чл. семьи…….\r\n в) на похороны детей…………………….\r\n г) денежные пособия по случаю болезни\r\nчленов семьи………………………………..\r\n д) на лечение членов семейств………….\r\n \r\n2 310 руб.\r\n450 руб.\r\n410 руб.\r\n\r\n447 руб.\r\n\r\n\r\n6. Разные расходы:\r\n а) Возн. членам Правления………………\r\n б) возн. Ревиз. Комиссии…………………\r\n в) контролёра……………………………..\r\n г) бланки и книги…………………………\r\n д) почтовые и пр. ………………………… \r\n181 руб.\r\n78 руб.\r\n220 руб.\r\n142 руб.\r\n15 руб.\r\n\r\n Итого: ……………………………………\r\n \r\n17 808 руб.\r\n\r\n Положение промышленных рабочих обострялось не только низким уровнем санитарно-гигиенических условий труда и техники безопасности, но и неудовлетворительной охраной труда. Нередким явлением были случаи коллективного травматизма и гибели рабочих от взрывов, пожаров, удушья. Рост промышленного производства вёл к росту травматизма и многочислен-ных случаев потери трудоспособности. Первый указ об обеспечении рабочих при несчастном случае вышел в России ещё в 1866 г. Закон 1889 г. «Об ответственности владельцев промышленных заведений за увечья и смерть рабочих» определял размер и порядок выплаты пособия рабочему на осно-вании конкретного соглашения при трудоустройстве, т.е. наличие и размер пособия фактически зависели от «доброй воли» работодателя. \r\n В 1904 г. вступил в силу новый закон «О вознаграждении владельцами промышленных предприятий рабочих и служащих утративших трудоспо-собность вследствие несчастных случаев». Он юридически закреплял те ме-ры, которые ранее осуществлялись по конкретному трудовому соглашению. При всей его ограниченности и недостаточности этот закон всё же был значительным шагом вперёд в разработке «рабочего законодательства». Ус-танавливался фиксированный размер пособия: при полной потере трудо-способности он составлял - 2/3 прежнего заработка рабочего, при потере кормильца - 2/3 заработка получала семья рабочего. Вышеуказанные посо-бия, согласно закону, выплачивались из совокупного капитала больничной кассы предприятия. На пороховых предприятиях нашего региона, как хорошо видно таблицы 44, выплаты «от несчастных случаев» так же имели место. Так, например, на Шлиссельбургском заводе с марта по ноябрь 1914 г. общий размер выплаченных «пособий от несчастных случаев» составил 3 178 руб. 65 коп. \r\n Учитывая, что в целом по России в конце XIX в. картина промышленного травматизма была просто ужасающей (хотя никакой статистики увечий и смерти рабочих не велось: владельцам промышленных предприятий лишь в середине 1890-х гг. будет вменено в обязанность завести книги для записей несчастных случаев) в середине 80-е гг. правительством начат разрабаты-ваться законопроект о введении на промышленных заведениях обязатель-ного страхования рабочих от несчастных случаев. По закону 1886 г. при нес-частном случае рабочий должен был довольствоваться вспомоществовани-ями из штрафного капитала предприятия.. Однако эта помощь носила скорее благотворительный характер, несмотря на то, что закон обязывал хозяина употреблять штрафные деньги на нужды самих рабочих – сами рабочие ни-какого участия в контроле за расходованием штрафного капитала не прини-мали. \r\n Через три года Петербургское по фабричным делам присутствие издало постановление «О мерах сохранения жизни, здоровья и нравственности рабочих», а также оказания им врачебной помощи. Это было первое обя-зательное постановление подобного рода, которое, однако, ситуацию не раз-решило – закон промышленниками попросту игнорировался. Впрочем, особняком стояло частное пороходелие. Отход от политики невмешательства в вопросе социального обеспечения рабочих имел место на пороховых предприятиях Северо-запада и до «Постановления» 1889 года. Руководители частных пороховых компаний Петербургской губернии много делали для обеспечения должного уровня безопасности работ и улучшения условий труда рабочих, однако никакие меры предосторожности не способны свести к абсолютному нулю вероятность несчастного случая. Риск взрыва в поро-ходелии всегда велик. К сожалению, несчастные случаи происходили, при-чём с трагическими последствиями. В силу специфики производства в поро-ховой отрасли страховать рабочих начали раньше, чем в других отраслях. Согласно данным источников, Правление частных пороходелательных пред-приятий задолго до издания первого соответствующего закона начало из чистой прибыли регулярно перечислять деньги на страхование рабочих от несчастных случаев. В частности, на Шлиссельбургском заводе начали стра-ховать не только имущество «от взрывов» и «от пожара», но и жизнь рабочих фактически с момента основания завода (см. таб. 41). В 1886 г. на заводе учреждена «страховая касса рабочих» с капиталом 5 490 руб. Причём «за рабочими сохранялось право на получение в течение двух месяцев полной поденной платы за время болезни от ран и увечий, полученных на производстве». \r\n\r\nТаблица 41. Динамика роста отчислений на страхование заводских рабочих \r\n «Русского общества для выделки и продажи пороха». \r\nЗа отчётный год В счёт страхования рабочих Шлиссельбургского\r\nпорохового завода, (в рублях).\r\n1886 5 490\r\n1888 8 877\r\n1895 21 792\r\n1898 29 590\r\n1902 47 963\r\n1905 92 390\r\n1908 154 136\r\n1913 270 891\r\n1914 275 909\r\n1915 269 145\r\n1916 266 890\r\n\r\nВпечатляет динамика роста отчислений в фонд страхования рабочих: за 28 лет сумма счёта увеличилась в 30 раз. Стоит отметить, что в период с 1902 по 1914 гг. «Русское Общество для выделки и продажи пороха» ежегодно тра-тило на страхование рабочих трёх своих заводов по 20 тыс. рублей. На других предприятиях Северо-запада также перечислялись довольно крупные суммы в фонд «страхование рабочих», ежегодный размер которых колебался в пределах 3 – 6 тысяч руб. В частности, на Боровическом пороховом заводе А. Кованько «Франко-Русского общества химических продуктов и взрыв-чатых веществ» размер годовой «страховки рабочих» составил в 1903 и 1904 гг. соответственно 4 677 и 5 967 рублей. Правление А/О «Виннеръ», на-пример, в 1915 г., затратило на страховку – 3 363 руб. Конечно, эти отчисления представляли собой очень небольшие деньги, сопоставимые, разве что с годовыми почтовыми и телеграфными расходами Общества (3982 руб.), или содержанием инспектора (3000 руб.), тем не менее факт наличия механизма социального страхования в компании «Б.И. Виннеръ» налицо. \r\n Стоит отметить, что кроме пороховой рабочие ещё нескольких отраслей петербургской промышленности пользовались услугами страхового пенсион-ного обеспечения. Так, в 1888 г. было введено обязательное учреждение сбе-регательно-вспомогательных (пенсионных) касс для всех постоянных рабо-чих и служащих железнодорожного ведомства. С 1891 г. рабочим Морского ведомства были установлены пенсии при потере трудоспособности от несчастных случаев. Однако в целом ситуация со страхованием в отечест-венной промышленности была неудовлетворительной.\r\n Вышедший в 1907 г. закон «О страховании рабочих от несчастных слу-чаев» переложил груз выплат на больничные кассы. Конечно, благодаря этому закону рабочим были гарантированы страховые пособия, однако размер их был очень небольшим вследствие ограниченности капитала кассы. Правительство быстро поняло, что капитала больничной кассы было мало даже на достойные пособия по болезни рабочим, не то, что на страховые взносы. Вторым минусом стало то, что самоуправление рабочих больнич-ными кассами, провозглашённое законом – так и осталось на бумаге. Факти-чески хозяином кассы становился владелец завода, т.к. средства находились в его ведении. Таким образом, необходимо было кардинальное решение проб-лемы.\r\n И вот в 1912 г. вышло Дополнение в виде «Закона о страховании рабочих от несчастных случаев». Теперь все вольнонаёмные рабочие и служащие предприятия без различия пола и возраста подвергались обязательному страхованию от несчастных случаев за счёт владельца. Страхование осуществлялось через страховые товарищества из взносов, выплачиваемых владельцем заведения за своих сотрудников. Выплата пособий при потере трудоспособности на производстве возлагалась на страховые компании в заранее установленном порядке. \r\n Лишь на небольшом числе промышленных предприятий в дореволю-ционной России назначались «пенсии за выслугу лет». Обычно находились причины, по которым накануне достижения требуемого для выплаты пенсии срока службы увольняли, терялась непрерывность стажа, и рабочий пенсии не получал. Кроме того, эти пенсии, выплачиваемые из штрафного капитала (т.е. они оплачивались самими рабочими), были очень малы. \r\n Источники указывают, что пороховые заводы Северо-запада помимо всего прочего взяли на себя заботу и о пенсионном обеспечении своих служащих «за выслугу лет». Так, например, в финансовых отчётах Шлиссельбургского завода, начиная с 1908 г. появляется расчётный счёт «пенсионного обеспечения служащих». Первоначальный взнос в пенсионный фонд равный 25 000 руб. перечисленный из прибыли компании за 1907 г. составил денежную основу фонда. В табл. 42 представлена динамика роста отчислений в заводской пенсионный фонд за десять лет. \r\n\r\nТаблица 42. Отчисления в пенсионный фонд предприятия (1908-1917 гг.).\r\nОтчётный\r\nГод Счёт пенсионного фонда «Русского общества\r\nдля выделки продажи пороха», (в рублях). \r\n1908 25 000\r\n1909 25 000\r\n1910 50 000\r\n1911 75 000\r\n1912 100 000\r\n1913 125 000\r\n1914 47 321\r\n1915 59 235\r\n1916 77 311\r\n1917 68 787\r\n\r\nСокращение счёта пенсионного фонда компании, начиная с 1914 г., говорит о том, что совокупность расходов на выплаты пособий сотрудникам превыша-ла размер ежегодных отчислений.\r\n Благотворительные акции частных пороходелательных компаний выпа-дали, как правило, на военные годы, в частности, на русско-японскую и мировую войны. По официальным отчётам, в 1905 г. «Русским обществом для выделки и продажи порохов» было выделено «на нужды Красного Креста» – 5 000 руб. и в этом же году «на усиление отечественного флота» - 10 000 руб. Источники указывают, что в 1904 - 1905 гг. значительные суммы в фонд Красного Креста были пожертвованы так же владельцами «Франко-Русского общества химических продуктов» и А/О «Б.И. Виннеръ». \r\n Широкая благотворительная деятельность развернулась и в годы I Ми-ровой войны. На средства Правления Шлиссельбургского завода был устроен госпиталь для раненых и больных воинов. В 1914 г. «на содержание перевя-зочно-питательного отряда» перечислено 40 000 руб., а в следующем – ещё 60 000 руб. \r\n Кроме того, с началом войны руководители пороходелательных предпри-ятиях нашего региона взяли на себя заботу о семьях сотрудников, призван-ных в русскую армию. Так, при Шлиссельбургском заводе учреждается спе-циальный фонд для выдачи «пособий призванным на военную службу рабочим и их семьям». Уже до конца 1914 г. на расчётный счёт фонда перечислено - 6 000 руб., а за 1915 г. на пособия израсходовано – 13 700 руб. В 1914 г. по единогласному постановлению Собрания акционеров Общества «Б.И. Виннеръ» из чистой прибыли компании было пожертвовано «в пользу увечных воинов и их семейств 25 000 руб.». В 1915 г. правлением А/О перечислено так же 25 000 руб. , а в 1916 г. общая сумма пожертвований компании составила - 30 625 руб. Хочется отметить довольно крупный размер сумм денежных пожертвований Екатерининского завода, они вполне сопоставимы, например, с годовым суммарным расходом на жалования всех рабочих и служащих данного предприятия, который составил в 1916 г. – 34 716 руб. Это показывает какое важное место в компании «Виннеръ» и других частных пороховых предприятиях уделялось благотворительности.\r\n Интересно, что благотворительностью занималось не только Правление пороховых заводов, но и сами рабочие. Например, участниками больничной кассы Шлиссельбургского завода в 1914 г. «пожертвовано на нужды воинов» - 3 000 руб. (см. Приложение 15).\r\n \r\n Таким образом, в конце XIX – начале ХХ вв. на всех индивидуальных пороховых предприятий нашего региона строятся, открываются и принима-ются на баланс различные заведения социально-культурного назначения, а именно: больницы, школы, библиотеки, народные дома, клубы, столовые и т.д. Со временем существенно улучшаются жилищные и бытовые условия жизни сотрудников пороховых заводов. \r\n Согласно данным источников за 1900 – 1913 гг. на исследуемых нами предприятиях наблюдается стабильное увеличение доли непроизводственных расходов (на жалования, расходы социо - культурного назначения и т.д.), которая к концу указанного периода достигает почти 46 % от общих производственных издержек. В 1914 – 1917 гг. ситуация несколько меняется. Затраты владельцев на содержание объектов социальной инфраструктуры, находящейся на балансе заводов (учитывая значительный рост прибыли и увеличение штата сотрудников в годы войны) неуклонно снижаются. \r\n Для рассмотрения данной тенденции очень показательным, на наш взгляд, будет пример деятельности Екатерининского порохового завода в указанный период. Так, согласно данным финансовых документов, I Мировая война принесла «А/О «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и др. взрывчатых веществ» огромные доходы, его годовая прибыль в 1916 г. выросла по сравнению с 1913 г. более чем втрое и превысила цифру в 1 млн. 170 тыс. руб. Согласно «Балансу на 31 декабря 1916 года» «валовой расход» предприятия «Виннеръ» составил - 6.770.816 руб., т.е. в сравнении с 1913 г. (2.217.201 руб.) вырос ровно в три раза, тогда как «социальные» затраты всего лишь удвоились: с 68,9 тыс. руб. в 1913 г. до 132,5 тыс. руб. в 1916 г. На основании данного анализа можно сделать вывод: за три года общий уровень прироста затрат на социальные нужды сотрудников А/О «Б.И. Виннеръ» сократился в 1,5 раза. Таким образом, с 1914 года размер непроизводственных расходов компании перестаёт соответствовать сред-нему уровню получаемой предприятием прибыли, как это было в 1900 – 1912 гг. \r\n Отметим ещё один важный момент. Наблюдаемая в годы I Мировой вой-ны высокая доходность Екатерининского и других индивидуальных порохо-вых заводов Северо-запада достигалась за счёт интенсивного использования основных фондов предприятий. Об этом красноречиво свидетельствуют дан-ные бухгалтерских отчётов компании «Б.И. Виннеръ». Так, например, при росте объёмов реализации продукции с 1913 по 1916 гг. более чем в три раза – основные фонды выросли всего в 1,2 раза:\r\n\r\nДинамика роста основных фондов Екатерининского завода: \r\nГоды: 1913 1914 1915 1916\r\nСумма,\r\n(в рублях): \r\n1. 116. 300 \r\n1. 209. 600 \r\n1. 258. 800 \r\n1. 333. 600\r\n\r\nПриведённые данные говорят о том, что трёхкратное увеличение заводских мощностей во время войны происходило не за счёт «вливания» в произ-водство новых ассигнований, а за счёт нещадного использования имеющихся в наличии машин, а так же усиленной эксплуатации рабочих: например, бо-лее широкого использования в годы войны сверхурочных работ, дополни-тельного привлечения дешёвого женского и подросткового труда и т.п. Всё это позволяло владельцам А/О получать сверхвысокие прибыли.\r\n \r\n Подводя итог главы «Екатерининский пороховой завод в XX веке» хочет-ся отметить успешную производственную и финансовую деятельность част-ного пороходелия в Северо-западном регионе Российской империи. Эффек-тивное использование акционерного капитала позволило пороховым компа-ниям уверенно противостоять трудностям, вызванным экономическим кри-зисом и I Русской революцией. Так, за период 1901-1908 гг. частная поро-ховая промышленность лишь косвенно испытала некоторое замедление тем-пов прироста, но падения производства в ней не произошло, сказалось влия-ние роста цен на порох и взрывчатые вещества в условиях русско-японской войны. Повышение цен на топливо заставил владельцев заняться рациона-лизацией, усовершенствованием энергетической базы пороховых предприя-тий. Согласно архивным данным мощность оборудования, приходящегося на одного рабочего, например, на заводе Акционерного Общества «Б.И. Вин-неръ» возросла в два раза. Следовательно, период 1900-1908 гг. не был упадком, а сопровождался существенной качественной перестройкой.\r\n На успешное развитие частных пороховых компаний оказал влияние об-щий промышленный подъём в России. За период кризиса и депрессии в ру-ках предпринимателей накопился значительный свободный капитал. Именно в годы предвоенного промышленного подъёма компания «Б.И. Виннеръ» значительно расширяет ассортимент выпускаемой продукции и открывает новые склады. Наряду с общими предпосылками с 1908 года в подъёме пороховой промышленности большую роль сыграла гонка вооружений, к которой Россия приступила позже других стран.\r\n Особенностью развития частного пороходелия в период I Мировой войны стало то, что накопленный потенциал позволил пороховым компаниям в го-ды войны увеличить объёмы производства в несколько раз. В то время как в целом экономика страны вступила в полосу серьёзных испытаний (к концу 1916 г. - 650 промышленных предприятий России приостановили работу). Так, показатели А\\О «Б.И. Виннеръ» за 1916 год превзошли довоенные в 3 раза, а объёмы производства Шлиссельбургского завода выросли за этот пе-риод в 2,5 раза. В условиях затяжной войны правительство взяло курс на усиление государственного регулирования экономики. В ряде важнейших военных отраслей доля частного сектора резко сокращалась, но это практи-чески не коснулось частных пороходелов, хотя часть военных заказов им пришлось выполнять под диктовку правительства.\r\n Возрождённое в 1876 г. частное пороходелие просуществовало в России сорок лет. За это время взаимоотношения владельцев (правления) и рабочих частных заводов складывались очень непросто, как, впрочем, и в других от-раслях промышленности. В этой связи стоит отметить два момента. Первый - несмотря на некоторые изменения, труд рабочих-пороховщиков на оте-чественных заводах военно-химической отрасли вплоть до революции 1917 г. оставался высокоопасным и вредным вне зависимости от формы соб-ственности предприятия. Работа на частных заводах была не менее тяжела чем на казённых, хотя современники и отмечают более высокий уровень экс-плуатации рабочих на государственных пороховых предприятиях, где долгое время использовался труд солдат. Второе - анализ архивных материалов позволяет утверждать, что несмотря на значительные изменения уровень зар-платы, условий труда и быта рядовых сотрудников на частных порохо-дельнях Северо-запада оставляли желать лучшего.\r\n Правда, нельзя сказать, что владельцы компаний ничего не делали для об-легчения условий труда рабочих: совершенствуются станки, механизируются некоторые подсобные работы и т.д. \r\n Частные пороховые компании северо-запада содержали собственные заводские лазареты и школы. Медицинскими услугами лазарета нередко пользовались жители окрестных сёл, а заводская школа принимала всех де-тей округи. \r\n Регулярно растёт уровень заработной платы, часть прибыли компаний расходуется на ежегодной вознаграждение сотрудников. Начиная с 1895 года, владельцы регулярно перечисляли деньги на страхование рабочих «от взрыва и огня». В начале ХХ в. создаются пенсионные фонды для служащих. Немалые средства перечисляются на благотворительность. \r\n Промышленный подъём 1908 – 1913 гг. и Мировая война принесли гро-мадные прибыли частным пороходелательным заводам. Однако расходы владельцев на социальные и культурные нужды рабочих не шли ни в какое сравнение с размерами получаемой ими прибыли. \r\n\r\n\r\n\r\nЗаключение\r\nВ 1826 г. в Российской империи полностью ликвидируется частная пороховая промышленность - этого момента все нужды в порохах удовлет-ворялись тремя крупными казёнными заводами. \r\n Однако развитие вооружённых сил шагнуло вперёд: в частности, про-изводство дымных порохов в развитых странах приобретает технически завершённый облик, усовершенствуются технологии, разрабатываются новые виды порохов. Как показала Крымская война, мощностей казённых предприятий оказалось далеко недостаточно для необходимого обеспечения порхами русской армии. Поражение в войне выявило низкий уровень разви-тия отечественного пороходелия, который вплоть до 70-х гг. XIX в. оставался невысоким. Военно-химическая промышленность в полуфеодальной России имела замкнутый характер. Подневольный труд приписных солдат и крепостных крестьян на казённых предприятиях не способствовал усовершенствованию производства, развитию науки и техники.\r\n Только с середины XIX в. можно говорить об общем прогрессе отечественной науки, который вызвал небывалые до этого времени от-крытия как в области пороходелия, так и в производстве взрывчатых ве-ществ. Пороховая промышленность стала развиваться на строго научной ос-нове. Именно после Крымской войны в сравнительно короткий период были осуществлены крупнейшие усовершенствования в выделке пороха, ради-кально меняется технологическое оснащение заводов, внедряются меха-нические пресса, бочечно-бегунный способ приготовления тройной порохо-\r\nвой смеси, новые виды механического, приборного и испытательного обо-рудования, новая двигательная сила в виде паровых машин. В этот период производство дымных порохов приобретает технически завершённый облик и достигает такого уровня, на котором с некоторым исключением оно нахо-дится и в настоящее время.\r\n Реформы 60-70-х гг. значительно улучшили политические и правовые условия для развития производительных сил и формирования в России капи-талистических отношений. Совокупные показатели темпов капиталистичес-кого развития в России были достаточно высокими, но особенно ускоренно развивались новые отрасли, в частности, военно-химическое производство. В 70-е гг. XIX в. общий уровень развития отечественной промышленности дос-тиг той отметки, когда стало возможным допустить в пороховую отрасль промышленности частных предпринимателей, добивавшихся этого с завид-ной настойчивостью.\r\n Последняя четверть XIX столетия характерна возвратом к частному способу производства порохов. В 1876 г. последовало Высочайшее повеление о поощрении частных компаний по выделке пороха. В этом же году отставной полковник артиллерии Б.И. Виннер на собственные средства построил Екатерининский пороховой завод в Петербургской губернии близ села Никольское. Более семи лет завод Виннера оставался единственным на Северо-западе России. Развитие индивидуального пороходелия в эти годы тормозилось неразработанностью в России добычи серы и селитры (главных компонентов пороха), слаборазвитой системой транспортного сообщения, засилием на российском рынке дешёвой импортной продукции и многими другими проблемами. \r\n С начала 1880-х гг. ситуация начинает кардинально меняться в лучшую сторону. Это было связано, во-первых, с протекционистской политикой правительства, которое предприняло ряд мер, направленных на защиту молодого отечественного частного пороходелия от иностранной конку-ренции; во-вторых, открытие богатейших месторождений серы на Урале и Кавказе положило начало их широкой промышленной разработки; в-третьих, высокий спрос на селитру вызвал появление на юге России нескольких предприятий по выделке данного продукта; в-четвёртых, строительный бум и успехи предприятий отечественной горнодобывающей промышленности, остро нуждающихся в пороховых шпурах и взрывчатых веществах – всё это создало необходимые условия для дальнейшего успешного развития частного пороходелия в России. \r\n До конца XIX в. в нашем регионе открылось ещё два частных пред-приятия. В 1884 г. «Русское Общество для выделки и продажи порохов» построило пороховой завод близ Шлиссельбурга. А в середине 90-х гг. российский предприниматель А.Кованько на деньги «Франко-Русского Общества химических продуктов» учредил в Новгородской губернии Боровический пороховой завод. Появление первых пороходелательных пред-приятий на Северо-западе отнють не случайно – это был один из самых развитых регионов страны, где имелась возможность заключения наиболее выгодных контрактов. Кроме того, близость к правительственным ведомст-вам давала владельцам дополнительную возможность, например, скорейшего получения необходимых документов на производство работ. Однако, на наш взгляд, важнее другое: размещение предприятия на большом удалении от столицы при тогдашнем отсутствии быстрых сообщений не только сильно удорожало бы стоимость перевозимого пороха, но и отодвигало срочность выполнения заказов, особенно в военное время.\r\n История развития частного пороходелия Северо-запада России в конце XIX – начале ХХ вв. имеет свои особенности. Изначально частные пороходелательные заводы строились небольшими, нацеленными главным образом на обслуживание близлежащих регионов. Однако иностранная конкуренция и неразвитая рыночная коньюктура требовали укрупнения и постоянного совершенствования производства. Часто это было не под силу индивидуальным предпринимателям, отсюда – распространение различных форм капиталистической ассоциации. Наиболее распространёнными в частном пороходелии стали акционерные общества. Так, например, в 1899 г. Екатерининский завод становится «Акционерным обществом «Б.И. Виннеръ». Привлечение дополнительных капиталов позволило владельцам компаний значительно расширить производственные мощности и вступить в борьбу за российский рынок. \r\n Апогеем предпринимательской инициативы стало последнее десятилетие XIX в., когда в России было учреждено около двух десятков пороходела-тельных предприятий. Однако многие из них не выдержали кризиса начала 900-х гг., и были «поглощены» крупнейшими из действующих компаний. Таким образом, второй особенностью явилось то, что дальнейшее становление и развитие индивидуального фабричного пороходелия соп-ровождалось высокой концентрацией производства как за счёт высоких темпов прироста основных капиталов, так и за счёт поглощения или вытеснения с рынка слабых конкурентов. В нашем регионе выделка пороха сосредоточилась в руках трёх (указывались выше) крупных производителей, причём с начала ХХ в. именно в борьбе между ними решались судьбы порохового производства во всей Российской империи.\r\n Показатели объёмов производства исследуемых частных предприятий, конечно, несколько уступали показателям крупнейших государственных по-роховых заводов. Однако, по уровню технической оснащённости они как правило превосходили своих «казённых конкурентов», которым в сложив-шихся условиях требовалась дорогостоящая реконструкция (начала осу-ществляться в 60-80-е гг.), тогда как вновь учреждаемые частные пороховые заводы изначально оснащались самым современным оборудованием, а вольнонаёмные рабочие были заинтересованы в результатах своего труда. Анализ документов указывает на то, что владельцы не скупились на развитие материально-технической базы своих предприятий, прекрасно понимая, что устойчивые доходы обеспечиваются высокой производительностью заводов, которая, в свою очередь, напрямую зависит от качества пороходелательного оборудования. Справедливости ради стоит отметить, что в конце XIX в. Рос-сийская пороховая промышленность развивалась (за редким исключением) на основе заимствований и адаптации зарубежной техники и технологии, однако с начала ХХ в. она избавляется от этой зависимости: крупные предприятия Северо-запада научились усваивать и применять в серийном производстве многие отечественные изобретения, такие как: «сушилка де-Понтлекруа», «разымка И. Нератова», «метод паровой сушки», «матричное прессование А. Вышнеградского» и т.д. Кроме того, в производство внед-ряются новации в области пороходелия, полученные в результате активной деятельности собственных заводских лабораторий, например, разымочный и чистильный аппараты Б.И. Виннера, им же изобретённый способ «тёплого прессования» пороховой смеси и многие другие. \r\n Четвёртой особенностью развития отечественной пороховой промышлен-ности в указанный период явилось полное отсутствие какой-либо зависи-мости и конкуренции между казённым и индивидуальным пороходелием. Это было связано с тем, что они специализировались на разных видах продукции. Согласно первоначальным планам правительства, частным компаниям отводилась роль вспомогательных поставщиков дымного пороха военным ведомствам. Однако очень скоро главной заботой частных компаний стало обеспечение необъятного российского рынка невоенной продукцией: разнообразными сортами охотничьих и «горных» порохов. А с изобретением динамита (почин в его выделке в России принадлежит заводу Б. Виннера) – эта подотрасль, нашедшая широкое применение в горнозавод-ском деле, стала естественной монополией частных заводов. Всё это позволи-ло казённым предприятиям полностью сосредоточиться на производстве, связанном с оборонными нуждами.\r\n Что касается динамики развития индивидуального пороходелия в начале ХХ вв., то на предприятиях Северо-запада в это время происходили крупные изменения. Благополучно пережив экономический кризис начала века и набрав высокие темпы производства за счёт значительного расширения и усложнения материально-технической базы, компании далее функционирова-ли в стабильном режиме. Вплоть до I мировой войны совокупный объём продукции выделки частных пороходелательных заводов Северо-запада неуклонно рос. В 1913 г. оборот компаний сравнительно с 1900 г. вырос в среднем в 3-4 раза. Прибыль за то же время увеличилась в пределах 2,5-5 раз.\r\n Введение в строй новых мастерских требовало больших затрат. И если раньше деньги находили за счёт внутренних фондов, то теперь совершенно обойтись без внешних инвестиций не представлялось возможным. С начала ХХ в. капитал стали получать благодаря дополнительным эмиссиям. Неодно-кратное использование данного приёма позволило, например, «Русскому обществу для выделки и продажи порохов» в течение пяти лет утроить свой основной капитал, который в 1905 г. составил 2,7 млн. рублей. \r\n Частные пороховые заводы, появившиеся в русской промышленности сравнительно поздно, сыграли, тем не менее, выдающуюся роль. Именно индивидуальным компаниям принадлежит заслуга, что растущее потребление порохов и взрывчатых веществ в России стало широко удовлетворяться за счёт русских заводов. Благодаря им, доля импорта германских порохов и динамита уже к концу XIX в. практически сошла на нет (однако полная зависимость от некоторых ввозимых сырьевых компанен-тов вплоть до революции 1917 г. так и не будет преодолена). \r\n Начало XX в. – это время заката эпохи дымных порохов в развитых странах Европы. Наши казённые заводы, стремясь не отстать от своих иностранных коллег, полностью прекратили обслуживание отечественного рынка охотничьими и горными порохами, сосредоточившись на выделке исключительно бездымного пороха. Учитывая тот факт, что огромный спрос на дымные пороха в России продолжал сохраняться - эту работу взяли на себя индивидуальные производители. В этой связи стоит отметить, что частные пороховые компании, производившие дымные пороха вплоть до Октябрьской революции с честью выполнили свою задачу по обеспечению русской армии и промышленности данным видом продукции. \r\n Диаметрально противоположно сложилась ситуация в казённом пороходелии. Несмотря на то, что в дореволюционный период Россия не допустила отставания от Европы по глубине научных исследований и разработке оригинальных идей в области современного пороходелия, однако блестящие достижения отечественных учёных не были подкреплены действиями правительства по созданию в необходимых объёмах промыш-ленного производства современных (бездымных) порохов. Кроме того, почти ничего не было сделано для того, чтобы привлечь к этому процессу частные компании. Как показало время - уроки Крымской войны были забыты. I Мировая война продемонстрировала как общую техническую отсталость Российской империи, так и просчёты правительства, когда казённые пороховые заводы смогли обеспечить нашу армию собственными без-дымными порохами лишь на 25-30 %.\r\n Вопрос о взаимоотношениях частных пороходелов и государства в конце XIX – начале ХХ вв. до сих пор оставался одним из наиболее сложных для изучения. Однако изучение «Уставов» компаний Северо-запада позволяет выявить некоторые принципы этих отношений. С самого начала правитель-ство предприняло целую серию мер с целью наладить регулирование исключительно технико-эксплутационной деятельности частных заводов. И вплоть до 1917 г. оно выступало лишь в качестве контролирующей, но никак не регламентирующей силы и уж тем более не в роли акционера, стремящего получить контрольный пакет акций. \r\n Таким образом, в целом взаимоотношения государства и акционерных компаний пороховой отрасли, как экономических субъектов, в переходный период, несмотря на кажущиеся противоречия, можно назвать исключитель-но партнёрскими. Отсутствие жёсткой подчинённости - как принципа отно-шений, правомерно, на наш взгляд, рассматривать как прямое следствие продуманной правительственной политики. И тем не менее, при подготовке реформы военно-химической промышленности 1876 года, позволившей в равной степени свободно заниматься выделкой пороха и взрывчатых веществ как казённым ведомствам, так и частным предпринимателям, был допущен существенный просчёт, опасность которого отчётливо проявится только в годы Мировой войны: не был выработан закон, позволяющий правительству в чрезвычайных обстоятельствах интересы предпринимателей подчинять государственным интересам. Имеется ввиду, во-первых, тот факт, что пороховые предприятия Северо-запада России находились в той или иной зависимости от иностранного капитала, что в условиях резкого ухудшения внешнеполитической стабильности могло угрожать серьёзными политичес-кими последствиями. Возникала реальная опасность того, что иностранные акционеры могли если не подчинить российское частное пороходелие интересам своих государств, то по крайней мере деформировать его нормальное развитие. Во-вторых, в предвоенные годы в прессе поднимался вопрос о возможности предательства национальных интересов даже со сторо-ны отечественных пороходелов ради собственной финансовой выгоды.\r\n К счастью в России этого не произошло. Созданные при иностранном участии пороходелательные компании Северо-запада в силу объективных обстоятельств органично вросли в российскую экономику и оказались полностью подчинены назревшим потребностям страны. Ориентируясь строго на внутренний рынок, они взаимодействовали с господствовавшими на нём русскими предпринимателями. В результате приток иностранных капиталов в Россию сопровождался их тесным переплетением с отечествен-ными капиталами и сращиванием с интересами страны.\r\n Мировая война нарушила нормальное функционирование российской промышленности. Милитаризация экономики вызвала гипертрофированный спрос на оборонную продукцию за счёт всех остальных отраслей: посыпа-лись бесконечные заказы от командования армии. Частное пороходелие ока-залось способно справиться с возложенными на него задачами в течение всей войны. Работа заводов Северо-запада в период 1915 - 1917 гг. с каждым годом повышалась на 25 %. Занятые на трёх предприятиях – более 2,5 тысяч рабочих и служащих произвели в 1916 г. товаров на сумму свыше 18 млн. руб., тогда как в 1913 г. – только 6,4 млн. руб. Доходность компаний выросла в среднем в 3 раза. Чистая прибыль, например, Шлиссельбургского завода в 1916 г. достигла рекордной отметки - 4,17 млн. руб. Наряду с другими причинами, громадные темпы роста производства во многом достигались за счёт высокой эксплуатации труда рабочих.\r\n В стране, вступившей на трудный путь индустриализации, успехи промышленного развития, как и повсюду в мире, в немалой степени достигались за счёт системы «выжимания пота». В этом смысле не стало исключением и частное пороходелие, однако, в силу специфики производства, в нём раньше и острее, чем в других отраслях встал роковой для всего дореволюционного предпринимательства «рабочий вопрос». \r\n Опасность производства требовала продуманной организации системы безопасности работ, нормального режима труда и отдыха рабочих. И хотя определённую заботу о своих рабочих фирмы проявляли: при заводах действовала сеть бытовых учреждений – «харчевные лавки», корпуса бесплатных жилых казарм и небольшой лазарет - на первых порах всё это оставляло желать лучшего. Расходы владельцев на социально-бытовую сферу и жалования были минимальными. Например, основная масса рабочих за свой труд получала зарплату, которой едва хватало чтобы сводить концы с концами. На этом этапе контраст с жалованием и «наградными» директоров правления был особенно велик.\r\n В 1880-е гг. благодаря общему экономическому подъёму отечественное частное пороходелие вступает в свой расцвет. Рынок настойчиво требует раз-вития производства: расширения мощностей, технологической модернизации и т.п. Вместе с тем, владельцы заводов всё отчётливее понимают, что этих мероприятий недостаточно для достижения максимального успеха. Анализ источников позволяет говорить о некоторых изменениях в отношении к сво-им рабочими со стороны владельцев пороховых предприятий Северо-запада уже с середины 90-х гг. XIX в. Так, очень важной стала ликвидация ночных работ для женщин и малолетних, переход с 12-ти часовой рабочей смены на 9-ти часовую, широкое строительство жилья, повышение заработной платы и т.п.\r\n В начале ХХ века в условиях значительного роста штата сотрудников сказывалась нехватка лечебных и просветительских учреждений. Таким образом встал вопрос о необходимости усиления попечения о рабочих. Од-ним из главных достижений руководства пороховых компаний Северо-запада стало выделение значительных сумм на строительство на территории заводов больниц, школ, бань, столовых и даже церкви. Указанные предприятия стали одними из первых, где получила воплощение система социального страхования. Рабочие пороходелательных заводов имели обязательную страховку: инвалидам назначались пенсии, вдовам погибших от несчастных случаев практиковалась выдача пособий. \r\n Высокая доходность позволила представителям заводоуправлений, с согласия акционеров, значительные деньги тратить на досуг рабочих и благоустройство территории предприятий. Немалые средства так же перечислялись на благотворительные цели.\r\n Таким образом, на протяжении 40 лет существования частного порохо-делия взаимоотношения владельцев и рабочих оставались очень непростыми, однако нельзя не заметить их эволюцию: от безудержной эксплуатации – к социальному и трудовому партнёрству.\r\n В 1917 г. опыт частного пороходелия оказался прерванным (как в период 1825 – 1876 гг.) и отброшенным назад: в ходе Гражданской войны часть пороховых заводов Северо-запада прекратили работу, либо оказались час-тично разрушены. Однако благодаря сохранившимся кадрам рабочих и инже-нерно-технического персонала, носителей дореволюционного производ-ственного опыта, началось постепенное их восстановление. Потребовались многие годы, чтобы началась полоса победоносного шествия советского по-роходелия. \r\n Последние пятнадцать лет самый тяжёлый и кризисный период в пороховой промышленности России. Наряду с утратой созданных в годы Советской власти мощностей, прекращены целенаправленные научно-иссле-довательские работы. Непродуманно разрушается система управления военно-химической промышленности как единого комплекса, а к управле-нию заводами приходит в возрастающих масштабах частный капитал. В связи с этим возникает справедливый вопрос: сможет ли российское прави-тельство в кратчайшие сроки выработать необходимые механизмы, чтобы обеспечить успешное взаимодействие «новых» частных оборонных пред-приятий с государственными заводами отечественного «военпрома» с целью сохранения высокой обороноспособности российских вооружённых сил. Для успешного решения поставленной задачи, как нам кажется, необходимо обращение к прошлому: к опыту реформы пороховой промышленности, в целом успешно осуществлённой в рамках военных преобразований 1870-х гг. и дореволюционному опыту деятельности частных пороходелательных заводов, в том числе и Северо-западного экономического региона.\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\nИсточники и литература\r\n\r\nI. Источники\r\n\r\nа) Архивы\r\n1. Российский Государственный Исторический Архив (РГИА): \r\n-фонд (№20) Департамента торговли и мануфактур Министерства финансов;\r\n-фонд (№23) Министерства торговли и промышленности;\r\n-фонд (№37) Горного департамента Министерства торговли и промышлен-ности;\r\n-фонд (№49) Постоянной совещательной конторы золото- и платинапромыш-ленников (1904 – 1918 гг.);\r\n-фонд (№588) Петербургской конторы Государственного банка;\r\n-фонд (№1101) документов личного происхождения, не составляющих от-дельного фонда.\r\n\r\n2. Государственный Военно-Исторический Архив (ГВИА):\r\n-фонд (№504) Главного артиллерийского управления (1844 - 1952 гг.);\r\n-фонд (№2003) Штаба верховного главнокомандующего (Ставка) (1914 - 1918 гг.).\r\n\r\n3. Ленинградский Областной Государственный Архив (ЛОГА):\r\n-фонд (№256) Строительного отделения Петербургского губернского прав-ления (1864 - 1917 гг.).\r\n\r\nб) Опубликованные документы:\r\n1. Акционерное Общество «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и других взрывчатых веществ. Наипрактичнейшее взрывчатое ве-щество: белый горный порох Виннера. – СПб., 1901. - 48с.\r\n2. Акционерное Общество «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и других взрывчатых веществ. Наставление для заряжания бу-ровых скважин динамитом. – СПб., 1903. - 28с.\r\n3. Временные правила о частных предприятиях и складах взрывчатых ве-ществ. – СПб., 1882. - 41с.\r\n4. Выписка из правил о частных пороховых заводах Высочайше утвер-ждённых 22 мая 1876 г. – СПб., 1892. - 2с.\r\n5. Законы о страховании рабочих от несчастных случаев и об обеспечении рабочих на случай болезни. – СПб., 1912. - 96с.\r\n6. Журнал заседания I-XI образованного при Министерстве торговли и про-мышленности Совещания для обсуждения некоторых предположений, касса-ющихся устройства и содержания заводов для приготовления взрывчатых веществ. – СПб., 1908. - 44с.\r\n7. Журналы заседаний комиссии при Р.Т.о. по вопросу о частном порохо-делии 26 января, 19 февраля, 5 и 19 марта 1871 г. – СПб., 1871. - 15с.\r\n8. Извлечение из журнала годичного общего собрания общества Заводчиков и Фабрикантов с приложением отчёта за 1909 год. – СПб., 1910. - 28с.\r\n9. Инструкция по производству научно-технических испытаний доброка-чественности динамита, нитроглицерина и их основных материалов. Рас-поряжение Правительства от 26 июня 1909 г., №115, ст. 1039 (б). – СПб., 1909. - 64с.\r\n10. Капитал для вспомоществования больным и увечным рабочим. – СПб., 1902. - 114с.\r\n11. Наблюдения и соображения В.П. Безобразова относительно действия но-вых фабричных узаконений и фабричной инспекции. – СПб., 1888. - 7с.\r\n12. Общество заводчиков и фабрикантов. По поводу внесённых в законода-тельные учреждения законопроектов о страховании рабочих. – СПб., 1908. -26с.\r\n13. Общество заводчиков и фабрикантов. По вопросу о врачебной помощи рабочим. – СПб., 1907. - 13с.\r\n14. Общие правила для надзирателей и рабочих нитроклетчатки и бездым-ного пороха на Шлиссельбургском пороховом заводе. – Шлиссельбург, 1915. - 8с.\r\n15. Отчёт больничной кассы при Шлиссельбургском пороховом заводе «Рус-ского Общества для выделки и продажи пороха» за 1914 г. – Шлиссельбург, 1915. - 14с.\r\n16. Отчёт за 1885 г. фабричного инспектора С.-Петербургского округа К.В. Давыдова. – СПб., 1886. - 12с.\r\n17. Отчёт из Записок Русского Технического общества 1871г., Вып.2. – СПб., 1871. - 71с.\r\n18. Отчёт общества потребителей при Шлиссельбургском пороховом заводе за 1908 - 1909 гг. – Шлиссельбург, 1909. - 21с.\r\n19. Отчёт о Всероссийской художественно-промышленной выставке 1882 г. в Москве. Т.III. / под ред. В.П. Безобразова – СПб., 1883. - 440с.\r\n20. Отчёт по Государственному совету за 1886 год. – СПб., 1888. - 459с.\r\n21. Отчёты Шлиссельбургского частного комитета по призрению семей приз-ванных на войну запасных нижних чинов и ратников ополчения за 1914 - 1915 гг. - Шлиссельбург, 1915. - 15с.\r\n22. Петроградское Общество народных университетов. Отчёт о деятельности с 1 сентября 1913 г. по 1 сентября 1914 г. – Пг., 1915. - 11с.\r\n23. Правила для участников больничной кассы при Шлиссельбургском поро-ховом заводе «Русского общества для выделки и продажи пороха». – Шлиссельбург, 1916. - 12с.\r\n24. Проект правил о частных заводах для приготовления взрывчатых сос-тавов. – СПб., 1879. - 5с.\r\n25. «Русское Общество для выделки и продажи пороха и взрывчатых ве-ществ»: Доклад Общему Собранию гг. акционеров 30 июня 1916 г. – Пг.,1916. (без указания стр.). \r\n26. Труды высочайше утверждённой комиссии по улучшению быта рабочих Военного ведомства. №12, Прил.2. – СПб., 1905. - 18с.\r\n27. Устав «Акционерного Общества «Б.И. Виннеръ» для выделки и продажи пороха, динамита и других взрывчатых веществ». – СПб., 1899. - 45с. \r\n28. Устав собрания служащих Шлиссельбургских пороховых заводов. – СПб., 1903. - 32с.\r\n\r\nв) Опубликованные статистические сборники и справочные издания:\r\n1. Большая энциклопедия. Т.1. / под ред. С.Н. Южакова – СПб., 1903. - 800с.\r\n2. Военная энциклопедия. Т.VI. / под ред. К.И. Величко – СПб., 1911. - 648с.\r\n3. Всероссийская промышленно-художественная выставка 1896 г. в Нижнем-Новгороде. – М., 1896. - 486с. \r\n4. Город Петербург по переписи 15 декабря 1890 г. Вып.2, Ч.I. – СПб., 1891. - 37с.\r\n5. Дмитриев-Мамонов В.А. Указатель действующих в Империи акционерных предприятий и торговых домов. Т.1. – СПб., 1905. - 751с.\r\n6. Материалы по статистике народного хозяйства в С.-Петербургской губер-нии. Вып. X.: Частновладельческое хозяйство в Шлиссельбургском уезде. – СПб., 1889. - 111с.\r\n7. Охрана жизни и здоровья рабочих в промышленности. Ч.II., Вып.1. – СПб., 1914. - 293с.\r\n8. Перечень фабрик и заводов торгово-промышленной России. Ч.1. / под ред. И.Н. Бродского – СПб., 1907. - 684с.\r\n9. Продолжительность рабочего дня и заработная плата в 20 наиболее про-мышленных губерниях Европейской России. – СПб., 1896. - 225с.\r\n10. Сборник правил и распоряжений по фабричной инспекции. – Пг., 1914. - 354с. \r\n11. Сборник Правил и Распоряжений Правительства относящихся до уст-ройства и содержания частных пороховых заводов. – СПб., 1879. - 65с.\r\n12. Сборник Правил и Распоряжений Правительства относящихся до устрой-ства и содержания частных пороховых складов, хранения и перевозки поро-ха. – СПб., 1888. - 64с.\r\n13. Свод данных о фабрично-заводской промышленности в России за 1885-1887 гг. – СПб., 1889. - 114с.\r\n14. Свод данных о фабрично-заводской промышленности в России за 1890 г. – СПб., 1893. - 419с.\r\n15. Свод данных о фабрично-заводской промышленности в России за 1891 г. – СПб., 1894. - 237с.\r\n16. Свод данных о фабрично-заводской промышленности в России за 1892 г. – СПб., 1895. - 267с.\r\n17. Свод данных о фабрично-заводской промышленности в России за 1893 г. – СПб., 1896. - 168с. \r\n18. Свод данных о фабрично-заводской промышленности в России за 1897 г. – СПб., 1900. - 192с.\r\n 19. Статистика несчастных случаев с рабочими в промышленных заведе-ниях, подчинённых надзору фабричной инспекции за 1906 г. – СПб., 1909. - 601с.\r\n20. Статистика несчастных случаев с рабочими в промышленных заведениях, подчинённых надзору фабричной инспекции за 1907 г. – СПб., 1910. - 632с. \r\n21. Статистика несчастных случаев с рабочими в промышленных заведениях, подчинённых надзору фабричной инспекции за 1908 г. – СПб., 1911. - 405с. \r\n22. Статистика несчастных случаев с рабочими в промышленных заведениях, подчинённых надзору фабричной инспекции за 1909 г. – СПб., 1911. - 353с.\r\n23. Статистика несчастных случаев с рабочими в промышленных заведениях, подчинённых надзору фабричной инспекции за 1910 г. – СПб., 1912. - 377с.\r\n24. Статистика несчастных случаев с рабочими в промышленных заведениях, подчинённых надзору фабричной инспекции за 1912 г. – Пг., 1915. - 391с.\r\n25. Статистические сведения о фабриках и заводах по производствам, не об-ложенным акцизом, за 1900 г. / под ред. В.Е. Варзара – СПб., 1903. - 629с.\r\n26. Статистические сведения по обрабатывающей фабрично-заводской про-мышленности Российской империи за 1908 г. / под ред. В.Е. Варзара – СПб., 1912. - 494с. \r\n27. Технический сборник вестей промышленности. - СПб., 1896. - 205с.\r\n\r\nг) Периодическая печать:\r\n1. Артиллерийский журнал. – СПб.: Орган Технического Комитета Главного Артиллерийского Управления, 1891.\r\n2. Вестник финансов, промышленности и торговли. – СПб.: Орган Управле-ния Периодических изданий Министерства Финансов Российской империи, 1888 – 1917.\r\n3. Горный журнал. – СПб.: Орган Горного Учёного Комитета, 1881 – 1901.\r\n4. Дело. – СПб.: литературно - политический журнал. / ред. К. Станюкович, изд-ль Г. Благосветлова, 1883.\r\n5. Записки Императорского Русского Технического общества. – СПб.: Орган Департамента Торговли и Мануфактур М.Ф. Российской империи, 1870 – 1879.\r\n\r\nII. Литература \r\n1. Авербух А.Я. Развитие производства порохов и взрывчатых веществ в России. – Л., 1969. - 29с.\r\n2. Барсуков Е.З. Артиллерия русской армии (1900 – 1917 гг.), Т.2, Ч.3. – М., 1949. - 343с.\r\n3. Бранденбург Н.Е. Очерк пороходелия древней Руси. – СПб., 1895. 242с.\r\n4. Броунс С.А. Бездымные пороха, их фабрикация, балисстические свойства и применение к стрельбе. – Киев, 1900. - 179с.\r\n5. Броунс С.А. Технология пороха. Практическое пороходелие. – Казань, 1932. - 182с.\r\n6. Бунтин И.А. Село Никольское. – М., 1927. - 56с.\r\n7. Виннер Б.И. Вопрос о наилучших способах снабжения наших пороховых заводов серой и селитрой, обсуждаемый 3 и 6 февраля 1873 года в Русском Техническом обществе. – СПб., 1873. - 84с.\r\n8. Виннер Б.И. Записка о значении селитренного промысла в России. – СПб., 1867. - 31с.\r\n9. Виннер Б.И. О приготовлении пороха по применённому способу тёплого прессования. – СПб., 1874. - 16с.\r\n10. Вернидуб И.И. На передовой линии тыла. – М., 1993. - 725с.\r\n11. Горбачёв А.П. История основания и развития завода «Сокол». – Л., 1977. - 154с.\r\n12. Геккель А.И. Библиографический указатель литературы по взрывчатым веществам с 1529 – по 1882 гг. – СПб., 1886. - 336с.\r\n13. Геккель А.И. Динамит. Нитроглицериновые препараты. – СПб., 1894. - 140с.\r\n14. Геккель А.И. Краткие сведения о взрывчатых веществах. – СПб., 1894. - 142с.\r\n15. Геккель А.И. Фабричный способ приготовления нитроглицерина. – СПб., 1891. - 84с.\r\n16. Глинский А.С. 100-летие Казанского порохового завода. – Казань, 1888. - 145с.\r\n17. Горст А. Г. Пороха и взрывчатые вещества. – М., 1949. - 224с.\r\n18. Забелин Л.В. Пороховая промышленность России до Октябрьской рево-люции 1917 года. – Пермь, 1997. - 69с.\r\n19. Заводы Русского Общества для выделки и продажи порохов: 1884 – 1909 гг. – СПб., 1909. - 56с.\r\n20. Ивашенцев А.П. Бездымный охотничий порох «Сокол». – СПб., 1894. - 27с.\r\n21. История предпринимательства в России. Кн.2: II пол. XIX – нач. XX вв. / под ред. В.И. Бовыкина – М., 2000. - 575с.\r\n22. История и культура Ленинградской земли с древнейших времён до наших дней. / под общ. ред. С.А. Лисицына – СПб., 2003. - 367с.\r\n23. История рабочих Ленинграда. Т.1. / под ред. В.С. Дякина – Л., 1972. - 554с.\r\n24. Каменев К.И. Историческое описание Охтинского порохового завода. Ч.I. – СПб., 1894. - 411с.\r\n25. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т.V. – СПб., 1842. - 441с.\r\n26. Каст Г. Взрывчатые вещества. – М., 1932. - 408с.\r\n27. Каст Г. Научная организация производства в химической промышлен-ности. – СПб., 1913. - 222с.\r\n28. Каценельсон С.Г. К вопросу о формировании промышленного пролетари-ата в Петербурге в 1870 - 1890 гг. – Л., 1947. - 269с.\r\n29. Клименко Г.К. Страницы из истории пороховой промышленности. – М., 1990. - 334с.\r\n30. Котиков М. Новые сведения о взрывчатых веществах. - СПб., 1896. 21 С.\r\n31. Лебедев В.М. Реформы Петра I. – М., 1978. - 411с.\r\n32. Лиандер Р.И. О студенистом динамите и его значении для военных целей. – СПб., 1879. - 231с.\r\n33. Лукницкий В. Записки об осмотре пороховых заводов во время загра-ничной командировки в 1883г. – б. г. - 152с.\r\n34. Лукьянов П.М. История химических промыслов и химической промыш-ленности России до конца XIX века. Т.V. – М., 1961. - 703с.\r\n35. Маниковский А.А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну. изд.-3-е. – М., 1937. - 718с.\r\n36. Митте М.Ф. Белый горный порох Виннера, его свойства и употребление. – СПб., 1891. - 62с.\r\n37. Мурзинцева С.В. Из истории экономического положения рабочих на предприятиях военного и морского ведомств в 1907 – 1914 гг. в Петербурге. – Л., 1959. - 228с.\r\n38. Очерки истории Ленинграда. Т.2. / под ред. Б.М. Кочакова – М.-Л., 1957. - 885с.\r\n39. Пажитнов К.А. Положение рабочего класса в России. Т.2. – Л., 1924. - 240с.\r\n40. Предпринимательство и предприниматели России от истоков до начала ХХ века. / под ред. Н.Е. Иваницкого – М., 1997. - 344с.\r\n41. Промышленность Ленинградской области. История и современность: ма-териалы научно-практической конференции 04.11.1999г. / сост. В.И. Карбаи-нова, Г.Е. Соминич, А.Ю. Бараухов – СПб., 2000. - 111с.\r\n42. Радивановский Н. Порох, пироксилин, динамит. – СПб., 1881. - 198 С.\r\n43. Сапожников А.В. Заводы для производства пороха и взрывчатых веществ. – СПб., 1914. - 119с.\r\n44. Сапожников А.В. Научная организация производства в химической про-мышленности. – Л., 1929. - 215с. \r\n45. Сапожников А.В. Металлургия и химическая промышленность на про-мышленной выставке в Дюссельдорфе 1902 г. – СПб., 1903. - 24с.\r\n46. Сапожников А.В. О сравнительных качествах нитроглицериновых и пи-роксилиновых порохов. – СПб., 1913. - 18с.\r\n47. Солодовникова М. Рабочий в свете статистики. Кн. 9. – Пг., 1923. - 245с.\r\n48. Сухаревский М. Взрывчатые вещества и взрывные работы. Т. 1. – М., 1923. - 912с.\r\n49. Тишутин И. Краткая история развития порохов. – М., 1939. - 126с. \r\n50. Уткин А. И. Россия и Запад: история цивилизаций. – М., 2000. - 574с.\r\n51. Чельцов И.М. Взрывчатые вещества. Вып.2. – СПб., 1883. - 312с.\r\n52. 25-летие «Русского Общества для выделки и продажи порохов», 1884 - 1909 гг. – СПб., 1910. - 83с.\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n\r\n \r\n\r\n\r\n\r\n \r\n\r\n\r\n

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.

Комментарии

Powered by AkoComment 2.0!

 
Copyright © 2005-2017 Clio Soft. All rights reserved. E-mail: clio@mail.ru T= 0.017332 с. Яндекс.Метрика